Поиск - новости науки и техники

Цена и ценность. Чем измерить значимость работы ученого-гуманитария?

Формирование корпуса российской научной периодики, отвечающей мировым стандартам в содержательной части и процедуре анализа, привлекательной в том числе для мировых специалистов, – одна из стратегических задач позиционирования российской науки. Симптоматично, что суждения об имиджевом кризисе российской науки высказываются в основном применительно к гуманитарным дисциплинам. Если в естественно-научных разработках российские исследователи демонстрируют устойчивую тенденцию к заметности и лидерству, то гуманитарные науки хуже интегрированы в международные базы цитирования и в научный оборот. Это отражается в низком уровне цитирования опубликованных работ и в слабой представленности национального корпуса гуманитарных публикаций в мировом научном массиве. Относительно сложившейся ситуации ведутся дискуссии и предлагаются объяснения, связывающие незначительную востребованность гуманитариев со спецификой их интеллектуального продукта, с технико-ориентированностью и “антигуманитарностью” современного информационного пространства, “поворачивающегося спиной к духовности и человеку”. Такая позиция может увести от критичного взгляда на действительные обстоятельства и причины “непрофильности гуманитарного результата” в активном обороте. Так в определенном смысле снимается ответственность с исследователей-гуманитариев за продвижение своего результата и его заметность. Представляется, однако, что решающее значение здесь имеет иное, а именно, “внутренний аудит” гуманитарных исследований, переоценка качества того результата, который допускается современной научной периодикой.
Журнальная статья выполняет две основные функции: во-первых, она должна служить средством оперативного распространения в научном обороте нового знания, и, во-вторых, она является единицей измерения результативности субъекта науки. Научная статья в гуманитарном знании демонстрирует в последние годы динамику трансформации, и, как видится, динамику в большей мере отрицательную, чем положительную. Из единицы измерения продуктивности ученого и средства оперативного представления нового знания статья превращается в своего рода товар. Производимый учеными продукт – научное знание – материализуется в форме публикаций, за которые общество вознаграждает исследователя общественным признанием научных заслуг и социальным статусом.
Научно-образовательная среда существует сегодня как общество аудита, в котором все и вся подвергается измерению и оценке. С одной стороны, именно научная публикация выступает как инструмент измерения вклада отдельного исследователя в общенаучное развитие. С другой стороны, в условиях жесткой межличностной и межинституциональной конкуренции в науке публикация становится условием общественного признания успешности человека науки. Увеличение количества публикаций, однако, не всегда свидетельствует об исследовательском прорыве, но может диктоваться “трендовостью”, что типично для гуманитарных разработок, когда понятия-ярлыки “дискурс”, “концепт”, “компетенции” и другие инфляционно тиражируются.
Критический наукометрический анализ приводит к перемещению внимания от формальных показателей в сторону экспертных методик, позволяющих вскрыть то, что завуалировано формальными показателями. Новизна результата – одна из констант в экспертизе. Маркированная новизна – это своего рода соединительная линия между наукой и обществом. Именно в этой “пограничной” зоне действуют механизмы целенаправленного влияния общества на науку, система поощрений, распределения “психологического дохода”, научных санкций при обнаружении плагиата и т.д. Несоблюдение правил представления нового результата может тормозить восприятие публикации специалистами и экспертами: форма изложения выполняет роль входного фильтра в систему научного оборота.
Представленность нового авторского результата в структуре статьи позволяет оценить методика лингво-эпистемического анализа. Она помогает выявить меру новаторства представляемого в статьях результата, базируясь на языковых средствах, которые оформляют фрагмент знания как новый, полученный лично автором. Анализ учитывает закономерности отражения эпистемического, то есть познавательного, процесса в структуре текста, динамику уже известного, нового и прогнозируемого знания, закономерности распределения информации в композиционных частях текста. Таким образом можно анализировать структурное и содержательное “выдвижение” тех текстовых компонентов, которые несут наиболее значимую, с точки зрения автора, информацию и фокусируют ее для читателя.
Представляемые здесь результаты являются частью многолетнего изучения стратегий позиционирования научного результата в различных академических традициях – англосаксонской, немецкой, российской. Исследования проводятся в сотрудничестве с немецкими учеными из Университета Потсдама и расширяются благодаря участию турецких лингвистов из Стамбульского университета. Объектом анализа стали исследовательские статьи как самостоятельный тип научного текста, представляющий результаты проведенного исследования и опубликованный в рецензируемом журнале. Конечная цель заключалась в оценке современной гуманитарной статьи как формы распространения знания.
Данные анализа российских журналов весьма примечательны. Так, среди мультидисциплинарных периодических изданий были отобраны три известных журнала, издающиеся в России как профильные по лингвистике с 2000-х годов, с ненулевым импакт-фактором в РИНЦ (динамика за 2013-2015 годы от 0,2 до 0,34). Один из журналов с 2015 года включен в базу Scopus. Следовательно, публикации в этих журналах отражают типичное состояние теоретической и методологической работы в лингвистике в отечественной науке, качество новизны в представлении результата на современном этапе развития дисциплины. Проанализирована содержательная структура статей, опубликованных в 2013-2015 годах. Учитывалась выраженная автором характеристика нового, “своего” результата и способов его получения и интерпретации. Принималось во внимание принципиально значимое положение: гуманитарный результат отличается от естественно-научного качеством приращенного знания и процедурами доказательства. В гуманитарном знании неизбежен плюрализм и множественность перспектив видения объективной реальности и, значит, моделей описания. Новизна не связывается здесь только и именно с открытием нового объекта. Новизна понимается как развитие интерпретации и оценки существующих знаний об известных объектах, обнаружение их новых качеств, новых связей между известными характеристиками объекта, поиск новых, в том числе междисциплинарных, областей применения известных идей, методов, новых способов деятельности с объектом и т.п.
Полученные выводы позволяют констатировать следующую тенденцию: маркирование нового авторского результата не прослеживается как обязательная характеристика в изученном корпусе российских публикаций. Только 19,5% статей из 220 текстов выборки представляли авторский результат как в той или иной мере новый (оригинальный, нетрадиционный, нетривиальный) по отношению к существующему знанию. Это означает, что только пятая часть публикаций сохраняет должную модель исследовательской статьи. Это означает также, что данные журналы привлекательны для специалистов, способных представлять качественный результат для профильной аудитории. Одновременно с этим: большинство проанализированных статей сформулировано так, что ни авторская аннотация, ни вводные проблемно-постановочные части, ни заключение не характеризуют опубликованное содержание как поступательное движение, как поисковый результат. Граница известного и “своего” знания в их содержании не дифференцирована вообще. Новизна авторского результата, даже при символической роли в научном исследовании, замещается многократным повтором и тиражированием известного содержания, циркулярными определениями по замкнутому кругу.
Все это, безусловно, влияет на формирование смысла текста и оценку результата читателем. Сущностная установка научной публикации на оптимальную передачу нового знания реализуется не в полном объеме, если реализуется вообще. Следствием подобного “проходного” изложения можно считать затрудненное вхождение научного результата в систему дисциплинарной экспертизы. Иными словами, увеличивается риск невнимания и вообще исключения публикации из научного оборота.
Проецируя эти наблюдения в контекст широкого методологического спора о целях науки, можно констатировать: сегодняшняя ситуация типична тем, что на уровне и отдельных исследователей, и университетской политики не говорится о научном результате в поисковом ключе, но ведутся дискуссии о формальных индикаторах научного результата. Это, конечно, важно при распределении поощрений, грантовой поддержки в государственном и институциональном масштабе, для определения стандартов государственного контроля над наукой. При этом ценность публикации не коррелирует очевидно и однозначно со смысловым приращением знания. Демонстрируется иная тенденция, когда средство, то есть факт опубликования, может подменять цель науки – распространение новых идей и потоков информации.
Публикация имеет свою цену, и немало журналов смело назначают ее как оплату оргвзноса, редакторских, иных услуг, как взимание платы с отдельных категорий заявителей. В результате увеличивается поток неизбирательно публикуемого, неконкурентоспособного материала. Растут формальные показатели результативности исследователя, не коррелирующие с действительным качеством научных исследований и не работающие на научную репутацию. Так фиксируется уровень субъектов научной деятельности, не дающий прорывов, не обеспечивающий приоритета российской науки.
Современный жесткий формат экономики знаний по-новому определяет востребованность гуманитарных наук. Сегодня востребована принципиально иная культура представления и распространения знания. Ее суть, как кажется, должна заключаться не в придумывании “технологий” и “схем”, но в объяснительной силе гуманитарного результата. А он, в свою очередь, нуждается в “повышенной выживаемости”. Это значит, что в гуманитарном исследовании в не меньшей, а возможно, и в большей степени, чем в естественно-научных публикациях, требуются выверенная аналитическая работа и оптимальное структурирование информации.

Валерия Чернявская, доктор филологических наук, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого
Фото предоставлено В.Чернявской

Нет комментариев