Поиск - новости науки и техники

Смутное прошлое. Кто напишет полную историю России?

Когда же мы увидим полную историю России? Ее знание не менее важно, чем армия и флот.
Эти слова не придуманы автором. Это цитата из письма Петра Великого к Феофану Прокоповичу, епископу Русской Православной церкви и своему сподвижнику.
Петр потому и был Великим, что понимал, что знание россиянами своей истории не менее важно, чем армия и флот! Многие мыслители писали о значении такого знания для самого существования нации. Приведем только одно высказывание почти нашего современника – писателя Леонида Леонова: “Жизненно необходимо, чтобы народ понимал свою историческую преемственность в потоке чередующихся времен – из этого чувства и вызревает главный гормон общественного бытия, вера в свое национальное бессмертие”.
Идея национального самосознания приобретает первенствующую роль при всех крутых поворотах дороги истории. Сейчас очередной. Появились соответствующие декларации, споры об учебниках для школы, но реального крупного результата по-прежнему нет. А ведь есть Институт российской истории РАН.
Но пока спит мозг науки, появляется история Акунина. Фоменко обнаружил, что не было Куликовской битвы, а просто на Кулишках подрались по пьянке две толпы. Не могу сейчас вспомнить, где я читал, что и Александр Невский напал на шведов Биргера, который мирно приплыл в Неву половить рыбку.
Давно в России появились две группы – западники и славянофилы. При этом западники почему-то всегда были в той или иной степени настроены антирусски и часто воспринимали историю своей страны через призму взглядов Европы. Этот европейский взгляд отличался своеобразием. Чтобы не быть голословным, приведу одну цитату из книги Ганса Дельбрюка “Всеобщая история военного искусства” (конец XIX – начало XX века): “Наполеон разбил русских под Бородиным, взял Москву, был вынужден отступить и во время отступления потерял почти всю свою армию”. Невольно возникает вопрос: как же он ухитрился после непрерывных побед всю армию потерять? Не кошелек же выпал из кармана!
Недавно наши либералы, ориентируясь на Париж времен минувшей войны, предложили подумать, а стоило ли терять миллион человек в Ленинграде? Наверное, они все же читали Л.Толстого, который ясно написал: “…для русских людей не могло быть вопроса: хорошо ли или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть: это было хуже всего”. Наполеон, между прочим, все же был лучше Гитлера.
Но вернемся к истории. Пушкин, отличавшийся способностью несколькими словами охарактеризовать величайшие события, писал: “…Россия никогда не имела ничего общего с остальною Европою, …история ее требует другой мысли, другой формулы, …феодализма в России никогда не было”. Странно вроде бы. Обратим, однако, внимание на то, что в России нет так называемых рыцарских замков, но зато имеется множество монастырей-крепостей. Самих себя, что ли, защищали монахи? В Европе монастыри-крепости очень редки. Нет в истории Европы ни одного случая, когда монастырь, подобно Троице-Сергиевой лавре, выдержал бы годовую осаду, как Лавра в Смутное время.
Сейчас установлен праздник
4 ноября. До сих пор, однако, так и не удосужились объяснить, что не в пику 7 ноября это сделано и не в изгнании поляков из Москвы дело. Совершилось чудо, не имеющее аналогов в мировой истории. В развалившемся государстве появился никому неизвестный мужик, и люди стали отдавать ему деньги, заведомо не сомневаясь, что он их не украдет, а истратит на великое дело по назначению. Его звали Минин. Тем же временем нашли Пожарского, который хоть и был князем, но не из знатных и уже никак не заметная фигура. Они и образовали великолепную пару. Потом собрался Собор, включавший представителей всех сословий из большинства городов. Государство воскресло. Россия была спасена снизу как бы сама собой по воле одного Бога. Интересно, что главные деятели, сыграв свою роль, незаметно растворились в пространстве. Логически все это объяснить никак нельзя.
В 1917 году начался новый этап. Взгляд на историю менялся от вождя к вождю. Такой политизированной истории России в прошлом не существовало. До 1917 года был, как известно, мрак времен. С ним, в частности, лучше всего было бороться, взрывая могилу Багратиона на Бородинском поле, разбирая мавзолей Пожарского в Суздале, уничтожая памятник Скобелеву в Москве и другими подобными способами. Одним из главных героев в истории был объявлен Иван Грозный. Он, правда, до ГУЛАГа не додумался, но тоже перебил порядочно народа и опричнину создал! Примером, стало быть, вполне мог служить.
Об угнетателях трудового народа – царских генералах – вспомнили тогда, когда явно приближалась война и когда стало ясно, что народ, забывший о том, как защищал себя в прошлом, не сумеет защитить себя и в настоящем. Пускай вдохновит вас образ ваших великих предков, провозгласил первый полководец всех времен и народов. Предки, стало быть, тоже оказались полезными.
Кстати, новые властители страдали какой-то маниакальной страстью к увековечиванию самих себя. Кроме Ленинграда и Сталинграда появились Калинин, Куйбышев, Свердловск, Ворошиловград и т.д. Для подсчета числа увековечивающих улиц в разных городах и поселках требуется суперкомпьютер.
Внушалась мысль, что Россия – страна лапотная и лишь после 1917 года заново создавалась под чутким руководством вождя мирового пролетариата и его преемника. При этом не упоминалось, что Россия по уровню жизни и промышленному потенциалу занимала пятое место в мире среди развитых стран, что численность населения возросла с 125 млн в 1897 году до 175 млн в 1913 году, что в конце ХIХ века по Волге плавали 1200 пароходов российского производства, что после Цусимского разгрома в короткие сроки были сооружены и введены в строй
6 современных линкоров также своего производства и т.д. Всё это без помощи ГУЛАГа.
После 7 ноября 1917 года (по Салтыкову-Щедрину праздник властей предержащих, служащий для воспоминания о бедствиях, уже происшедших) прироста населения не наблюдалось. Для улучшения ситуации пришлось расстрелять организаторов переписи населения 1937 года.
До 1917 года квалифицированный рабочий мог содержать семью в 5-6 человек. Сделать то же самое даже и сейчас мало кто может. Никто не подсчитал, какие демографические потери в ХХ веке страна понесла в результате геноцида крестьянства, расказачивания, лагерной жизни, не говоря уже о расстрелах. Весь этот период борьбы за светлое будущее надо осмыслить и рассказать о нем, чтобы у народа возникло стойкое убеждение, что следовать за новым коммунистическим вождем и вновь начинать строить развитой социализм смертельно опасно.
К сожалению, давно сказано, что главным уроком истории является то, что она никого не учит. Исключения, правда, есть. Германия пока Гитлеру памятники не ставит. Хотя это тоже история.
Остается надеяться, что на вопрос Петра Великого ответ все же будет дан и мы доживем до полной истории России. Надеюсь, с участием Российской академии наук. Закончить статью хочу опять словами Пушкина: “…клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог ее дал”.

Лев Грибов,
член-корреспондент РАН

Нет комментариев