Поиск - новости науки и техники

Стенания у стен. Барьеры между наукой и бизнесом по-прежнему несокрушимы.

Обсуждение готовящегося варианта Стратегии научно-технологического развития на долгосрочный период – так была обозначена основная тема пленарного заседания форума “Неделя науки в Москве”.
Стратегия – документ важный, да и спикеры были заявлены авторитетные: президент Российской академии наук, заместитель министра образования и науки, представители федеральных ведомств и институтов развития. Несколько смущало, правда, название круглого стола, в рамках которого предполагалось вести дискуссию. Незатейливая “затравка”: “Зачем нужна наука в России?” – больше подходит для диспута старшеклассников, чем для разговора людей, связавших жизнь с наукой.
Впрочем, не слишком удачную “шапку” мероприятия можно было бы оставить за кадром, если бы намеченное обсуждение состоялось. Однако про стратегию собравшиеся почти ничего не узнали. Заместитель министра образования и науки Людмила Огородова сообщила только, что документ готов и где-то уже обсуждался. Остальные участники заседания текст то ли не видели, то ли были не сильно им впечатлены. По крайней мере, говорили они вовсе не о нем, а о важных, с их точки зрения, проблемах отечественной науки. Многие выразили свое отношение к теме круглого стола.
– Если вопрос “Зачем нужна наука в России?” возникает у нас в стране, где уровень ученых и их авторитет в обществе всегда были чрезвычайно высоки, значит, что-то не в порядке, мы чем-то больны, – заметил президент РАН Владимир Фортов.
Глава академии назвал причину болезни и способы ее лечения.
– Между властью и наукой выросла стена, – отметил он. – Ученые не любят бюрократов, а те, в свою очередь, считают, что должны ученых подгонять. Эти противоречия, заложенные в существующей системе разделения компетенций, могут быть разрешены только одним способом – через самоуправление ученых, доверие к ним.
Еще одна беда российской науки – невостребованность результатов внутри страны, считает Владимир Фортов
– Вчера здесь, в Большом зале Президиума РАН, проходила научная сессия Общего собрания академии, посвященная лекарствам, – напомнил он. – Наши ученые продемонстрировали глубокое понимание процессов, происходящих в живых организмах, и тех колоссальных возможностей, которые дает применение в фармакологии последних достижений химии, биологии, генетики. И при этом мы закупаем за рубежом 80% лекарств.
Пора покончить с таким унизительным положением, заявил академик Фортов. По его мнению, разговоры о том, что “наш бизнес – ущербный, и он почему-то не воспринимает науку”, не имеют ничего общего с действительностью. На самом деле, в стране просто не выстроена законодательная база для стимулирования инновационной активности производственного и корпоративного секторов.
– Самая главная наша задача – привлечение внебюджетного финансирования в сферу исследований и разработок, – согласилась Людмила Огородова.
По данным замминистра, в развитых странах затраты бизнеса на НИОКР составляют в разных отраслях экономики от 6 до 17%. В России средняя цифра не достигает и 1%.
– Проанализировав мировую публикационную активность, мы выяснили, что всплеск, например, в области химии влечет за собой рост занятости и финансирования в таких сферах, как биотехнологии, медицина и фармакология, где рождаются общественные блага, – отметила Людмила Михайловна. – В России же такие закономерности не прослеживаются.
Сказанное означает, что результаты ученых стране не нужны, соответственно, в науку не идут ни заказы, ни деньги из корпоративного сектора экономики. Кто же в этом виноват? Вовсе не ученые, уверены многие участники заседания. По их мнению, уровень проводимых в стране исследований достаточно высок.
– Опыт показывает, что у истоков компаний, которые быстро и динамично развиваются, стоят известные академические ученые и в основе разработок лежит хорошая наука, – заявил председатель Наблюдательного совета Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Иван Бортник.
Глава представительства Объединения имени Гельмгольца в России Елена Еременко сообщила, что эта структура работает по тем же приоритетным направлениям науки, что приняты в РФ, и российские ученые на равных участвуют в проектах уровня мегасайенс, которые реализует самая большая научная организация Германии.
– Российская наука глубоко встроена в международный ландшафт, и наши ученые принимают участие во всех ключевых мировых проектах, – поддержал коллегу заместитель руководителя ФАНО член-корреспондент РАН Алексей Лопатин.
Большинство участников высказались по поводу того, как сделать науку локомотивом развития страны.
– Главным в повестке дня российской науки в самое ближайшее время должен стать вопрос о повышении качества жизни человека, – заявил руководитель Российского научного фонда Александр Хлунов. – Тогда противоречия между учеными, обществом и государством, как и разрыв между бизнесом и наукой, будут преодолеваться более быстрыми темпами.
– В триаде “наука – инновационная инфраструктура – технологичная промышленность” все звенья неразрывно связаны, – отметил директор Института проблем передачи информации им. А.А.Харкевича РАН академик Александр Кулешов. – Если пренебречь хотя бы одним из них, то рано или поздно развалится вся цепочка и страна скатится на колониальный уровень, станет “ненастоящей”.
– Люди ожидают от науки надежности – как в практическом, так и в философском плане, связанном с пониманием нашего места в этом мире, – уверен Алексей Лопатин. – Отсюда и ответ, какая наука нужна. Вся! Потому что иначе не может быть полной надежности.
Итак, что нужно делать, всем понятно. На многочисленных дискуссионных площадках говорятся правильные слова, сочиняются все более обширные стратегии и программы. Но почему же стены стоят на своих местах, а экономика страны так и остается сырьевой? На этот вопрос форум, увы, ответа не дал.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото с сайта www.moscowscienceweek.ru

Нет комментариев