Поиск - новости науки и техники

Освещая минувшее. Синхротрон соединил науку и культуру.

В пронизанном светом атриуме Главного штаба Государственного Эрмитажа директор британского ускорителя Diamond Light Source профессор Эндрю Харрисон (на снимке) пролил еще немного света на то, как технологии XXI века помогают открывать тайны культурного наследия. Лекция, организованная Эрмитажем, отделом науки Посольства Великобритании в Москве и Генконсульством Великобритании в Санкт-Петербурге, собрала широкий круг искусствоведов, ученых и журналистов, и каждому наряду с блестящим по форме изложения повторением пройденного было предложено узнать нечто новое.
Недаром, представляя докладчика, директор музея член-корреспондент РАН Михаил Пиотровский назвал его выступление символом единения науки и культуры. К этому стоит добавить, что по базовому образованию Харрисон химик (окончил Оксфорд) и ныне состоит профессором кафедры химии твердого тела Эдинбургского университета. Но в лучших традициях междисциплинарности семь лет возглавлял одну из цитаделей физики – Европейский центр нейтронных исследований в Институте Лауэ-Ланжевена в Гренобле (Франция), пока в 2013 году не переключился на электроны и синхротронное излучение. Наверняка его привлекли возможности Diamond Light Source (графство Оксфордшир, Великобритания) как уникального ускорителя, генерирующего свет в миллиарды раз ярче солнечного, что позволяет изучать органический и неорганический мир, в том числе предметы искусства. Способность света проникать внутрь образцов, не разрушая их (что особенно ценно для реставраторов и музейщиков), открывает широкие перспективы в сфере сохранения культурного наследия.
Как подобает опытному лектору, профессор начал с краткого экскурса в историю изучения света с той поры, когда древние греки полагали, что его излучают наши глаза. Среди тех, кто буквально раскрыл человечеству глаза на природу света, открыв явление дисперсии (белый состоит из спектра цветов), был соотечественник Харрисона Исаак Ньютон. Затем были открыты инфракрасное, ультрафиолетовое и, наконец, рентгеновское излучение, проникающее сквозь тела и материалы.
Сегодня в Diamond Light Source изучают самые разнообразные объекты – от костей динозавров и прочих археологических артефактов до картин великих мастеров, старинных кораблей и зданий на предмет их консервации и реставрации. Специальной установки для искусствоведческих исследований нет и быть не может, отметил он. Для этих целей используется большой набор явлений и методик: дифракция, спектроскопия, радиография… Так, с помощью радиографии можно виртуально вынуть слежавшиеся монеты из проржавевшей коробочки, разложить на экране компьютера и исследовать. Томография позволяет послойно развернуть и прочитать свитки, обугленные во время извержения Везувия, “вылечить” старинные дома из песчаника, страдающего от коррозии (как в Глазго). Спектроскопия показывает элементный состав красок и их трансформацию, скажем, в итальянских фресках под влиянием влажного морского климата, и дает практические советы, вроде нежелательности использования при реставрации живописи хлорсодержащих растворителей.
Пример того, как с помощью синхротронного излучения удалось под живописным слоем картины Ван Гога “Лоскут травы” обнаружить портрет крестьянки, скопировать и сохранить оба изображения, стал хрестоматийным. Харрисон в подробностях изложил менее известный сюжет о консервации судна короля Генриха VIII “Mary Rose”, затонувшего почти 500 лет назад и поднятого на поверхность в 1982 году. Парусник чуть было не повторил судьбу шведского королевского судна “Vasa”, древесина которого стала гнить после музеефикации. Методы масс-спектрометрии помогли найти “гвозди проблемы” – сульфаты железа и составить карту их размещения в корпусе корабля, ныне покоящегося в доках Портсмута. Оставалось затормозить процессы окисления серы и превращения ее в сульфаты.
Докладчик наглядно показал универсальность синхротрона: тот же пучок используется для исследования фундаментальных свойств материи, в медицине и в оценке произведений искусства. При этом спрос на синхротронное излучение в сфере изучения и сохранения культурного наследия неуклонно растет. Заявки на эту тему подаются в дирекцию Diamond Light Source дважды в год. Эксперты оценивают их с двух позиций: интересна ли данная задача с научно-практической точки зрения и нужен ли для ее решения именно синхротрон.
Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска” о впечатлениях от Эрмитажа, гость признался, что с детства мечтал попасть в этот великий музей, поражен великолепием здания и организацией пространства: экспонаты размещены так, чтобы посетитель, переходя из одного зала в другой, узнавал как можно больше нового. И уже как специалист отметил, что некоторые картины, включая его любимого Рембрандта, достаточно темные; возможно, это связано с необходимостью реставрировать лаковое покрытие или нанести новое.
Довольно смелое заявление, но оно иллюстрирует ранее сделанный Харрисоном вывод: физики и искусствоведы еще не нашли общий язык, не преодолели межпрофессиональный барьер. Кстати, сам он способствует наведению мостов и как директор Diamond Light Source, и как член консультативного совета по нейтронным исследованиям НИЦ “Курчатовский институт”. Ведь Курчатовский комплекс – один из немногих в мире, где на одной площадке размещены нейтронный реактор, синхротрон и рентгеновские установки, что дает принципиально новое качество фундаментальных и прикладных погружений в материю.
Как подтвердил уже после лекции научный руководитель Петербургского института ядерной физики, входящего в состав НИЦ “Курчатовский институт”, член-корреспондент РАН Виктор Аксенов, у Курчатника есть опыт взаимодействия с музеями, хотя и не такой масштабный, как у британских коллег. Но не далее как весной этого года директор НИЦ член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук проводил семинар с участием искусствоведов и археологов, на котором были продемонстрированы возможности этих методов и важность их развития в России. Кроме того, в Гатчине предполагается построить синхротрон следующего, четвертого, поколения. Эта супермашина будет сочетать источник более яркого и универсального синхротронного излучения и рентгеновский лазер на свободных электронах.
На карте международного сотрудничества искусствоведов и ученых появится еще одна перспективная точка.

Аркадий СОСНОВ
Фото с сайта
http://www.hermitagemuseum.org

Нет комментариев