Поиск - новости науки и техники

Сон для разума

Человеческий разум обязан своим развитием в ходе эволюции фазе быстрого сна, которая не могла появиться при древесном образе жизни. С подробностями – New York Times.
В журнале по эволюционной антропологии (Evolutionary Anthropology) два биолога из Университета Дьюка (Duke University), доктора Дэвид Самсон (David Samson) и Чарльз Нанн (Charles Nunn), утверждают, что человека от других приматов отличает короткий и глубокий сон и эти две характеристики нашего сна обеспечили всю мощь человеческого разума, пишет New York Times. До недавних пор о том, как спят приматы, было известно немного. В исследовании Самсона и Нанна представлены данные наблюдений за спящими 19 видами приматов. Продолжительность сна животных в этой выборке оказалась широко вариативной. Так, мышиные лемуры спали по 17 часов в сутки, меньше всех из приматов спят люди – в среднем около 7 часов. Изучая факторы, которые могут влиять на сон, авторы установили, что мелкие виды спят относительно больше в дневное время, но короткими периодами, возможно, потому, что им необходимо принимать пищу несколько раз в день. Самсон и Нанн обнаружили также, что количество проведенных каждым видом приматов часов во сне находится в соответствии с его физическими размерами и такими факторами, как, например, среднее число приматов в группе. Исключение составляет человек: мы спим гораздо меньше, чем можно предсказать, исходя из закономерностей, выявленных у других приматов.
Сон состоит из чередующихся фаз быстрого и медленного сна. Фаза быстрого сна, или REM-фаза, как было установлено в исследовании Самсона и Нанна, у человека занимает около 22 процентов времени сна, и это больше, чем у кого-либо из приматов. О пользе фазы быстрого сна для головного мозга свидетельствуют многие исследования. Некоторые ученые считают, что именно в этой фазе из мозга выводится молекулярный “мусор”, другие говорят, что REM-фаза консолидирует воспоминания из краткосрочной памяти и переводит их в долговременную. Но нашим обезьяноподобным предкам эта фаза сна была недоступна, они спали на ветвях деревьев, и это был очень неспокойный сон – им мешали ветер, древесные змеи и толкотня сородичей, как прокомментировал Самсон для New York Times, “это как эконом-класс в самолете”. Судя по ископаемым останкам, 20 миллионов лет назад предки людей и больших обезьян стали слишком крупными для того, чтобы спать на деревьях, и они научились устраивать себе подстилки на земле, что и привело в конце концов к качественному сну. Как показали приматологи, орангутаны, использующие для устройства своей “постели” удобные материалы, например поролон, проходят когнитивные тесты с большим успехом, чем те, кто спит на соломе.

Нет комментариев