Поиск - новости науки и техники

Грани границы. Ученые точно выяснили, где заканчивается Европа и начинается Азия.

Как известно, мы живем на континенте Евразия – единственном в мире, где находятся сразу две части света, смыкающиеся главным образом на территории России, приблизительно по Уральскому хребту. Не случайно один из главных “русских” вопросов – кто мы, азиаты или европейцы? – вот уже не одно столетие мучает наши лучшие умы, на него ищут и не могут найти ответ ученые, писатели, художники.
До сих пор не вполне ясно, где же конкретно проходит граница между Европой и Азией, хотя формально она вроде бы проложена, кое-где вдоль нее установлены даже специальные обелиски, к которым принято приезжать в дни свадеб и других торжеств. Но на месте ли они стоят? Верны ли ориентиры? На этот и другие вопросы была призвана ответить ландшафтно-историческая экспедиция “Урал – граница Европы и Азии”, снаряженная в 2010 году Русским географическим обществом и Институтом степи УрО РАН по гранту Попечительского совета РГО в рамках междисциплинарного проекта президиума УрО РАН “Атлас природного наследия Урала”. О первых итогах “Евразийской экспедиции” – наш разговор с руководителем проекта, вице-президентом РГО, директором Института степи УрО РАН, членом-корреспондентом Александром ЧИБИЛЕВЫМ.

– Александр Александрович, первый вопрос лежит на поверхности: а для чего нужно уточнять границу между Европой и Азией, тратить на это силы, средства? Вроде бы в этом нет ни политического, ни экономического смысла: материк все равно один, на две части он не расколется, “разделительная линия” между ними пролегает по территории одной, максимум двух стран и является скорее символической…
– Подобные мысли не раз возникали в умах человечества. Еще в середине XIX века немецкий путешественник Александр Гумбольдт, считавший, что Европа – это не более чем западная часть Азии, предлагал вообще отказаться от попыток внести ясность в решение “пограничной” проблемы. А великий Менделеев в 1906 году говорил о том, что “отделение Европы от Азии во всех отношениях искусственно и с течением времени сгладится, и, вероятно, даже пропадет”.
Дискуссии по этому поводу продолжаются. Они то обостряются, то затихают, значит, тема по-прежнему волнует многих. Подробно содержание этих дискуссий, разные точки зрения на проблему изложены в подготовленных нами публикациях для различных изданий, например в статье для “Вестника УрО РАН. Наука. Общество. Человек”, здесь останавливаться на них не буду. Скажу только, что очередное обострение споров произошло в середине прошлого века как среди европейских ученых (особенно активно в них участвовали француз Пьер Гуру, автор книги “Азия”, англичанин У.Паркер, написавший статью “Европа: как далеко?”), так и среди советских. У нас центром обсуждения стал Московский филиал Географического общества СССР.
В 1964 году, накануне XX Международного географического конгресса в Лондоне, один из активных участников дискуссии Э.Мурзаев писал, что по вопросу европейско-азиатской границы необходимо “принять определенное решение, исходящее от авторитетных органов, которое следует предложить вниманию конгресса как единственное”. Но окончательного решения не последовало, а были даны лишь рекомендации.
И наконец, теперь, в начале XXI века, эта тема снова обретает особую актуальность – и экономическую, и политическую, и социальную, и общенаучную. Во-первых, сегодня вдоль границы Европы и Азии осуществляются крупные индустриальные проекты. В России это проект “Урал Промышленный – Урал Полярный”, в Казахстане – освоение месторождений черных и цветных металлов в Мугоджарах (Актюбинская область). И до того, как туда придут производственники, нужно предусмотреть опережающие меры по сохранению объектов природного и историко-культурного наследия.
Во-вторых, уточнение и фиксация границы между Европой и Азией с созданием новых заповедников, национальных природных парков и рекреационно-туристических зон будет иметь большое значение для живущих там народов – ненцев, коми, хантов, манси, башкир, казахов и других, повысит инвестиционную привлекательность этих регионов.
И в-третьих, РГО планирует переработать и издать новые учебники географии, для которых необходимо современное, обоснованное описание границ между двумя частями света. Это важно с просветительской точки зрения.
– Сколько километров пройдено, каковы первые итоги экспедиции, ее выводы? Сильно ли, на ваш взгляд, надо менять карту континента?
– В общей сложности на высокопроходимых видах транспорта (мощных внедорожниках, катерах, вертолетах) мы прошли более 12 тысяч километров от Карского до Каспийского моря, неоднократно пересекая основной хребет. Осмотрели практически все заповедные территории этого региона, совершили восхождение на главные вершины Уральского хребта. На горе Константинов Камень (самая северная вершина Полярного Урала), названной в честь первого председателя Императорского географического общества великого князя Константина Николаевича, 14 августа 2010 года был водружен флаг РГО.
Сделаны тысячи уникальных фотографий, снят фильм, выпущен полноцветный альбом с историей вопроса и фотопутеводителем, написано несколько обстоятельных статей и докладов. Что касается уточнения карты, то мы подошли к этому вопросу крайне осторожно, внимательно, стараясь максимально учесть все разумные предложения и пожелания наших предшественников и на них строить собственные рекомендации.
Для разных частей огромного ареала рекомендации разные. Например, на Полярном Урале линия границы проблемы не представляет: там она проходит строго по главной оси Уральского хребта. А вот на моем родном Южном Урале все гораздо сложнее, поскольку горы здесь становятся положе и часто заканчиваются обрывами у долин рек. Поэтому до сих пор официально считается, что граница “Европа – Азия” совпадает с рекой Урал, что, на наш взгляд, не всегда правильно: в действительности, верхнее течение реки смещено относительно горных хребтов, и мы предлагаем пересмотреть пограничную линию в их сторону.
Подобных рекомендаций немало, весной я докладывал о них Русскому географическому обществу. Как мне представляется, предложенная нами линия стройнее и корректнее прежних. Кроме того, мы предлагаем активнее развивать сеть национальных парков и заповедников вдоль условной границы, добавить к уже имеющимся – “Югыд Ва” в республике Коми, “Вишерский” в Пермском крае, “Висимский” и “Оленьи ручьи” в Свердловской области, “Тургояк” в Челябинской и др. – новые: в полярных областях Урала, в Мугоджарах на территории Казахстана. Речь идет о формировании уникального ландшафтного ряда природных резерватов протяженностью более 2500 км от арктической тундры до центральноазиатской пустыни, который послужит развитию экологического, культурно-исторического и экстремального туризма. Это очень большая работа, и она только начинается.
– В задачу экспедиции входило также уточнение понятия “Уральский регион”, что, видимо, прямо связано с проблемой “евразийской” границы…
– Совершенно справедливо. Ведь именно по Уральскому хребту, продолжающемуся казахстанскими Мугоджарами, проходит соединение двух платформенных геологических плит – Восточно-Европейской и Западно-Сибирской, и именно здесь, с точки зрения геологической эволюции Земли, реально сходятся два субконтинента. Тогда как понятие “Урал” до сих пор достаточно размыто, многие иностранцы, да и россияне из других регионов, о нем просто не знают – для них существует одна необъятная Сибирь.
Не совпадают с природными и очертания Урала на политической, экономической карте страны. Уральский экономический район с включением Башкирии – это одно, Уральский федеральный округ – совершенно другое. Чтобы внести ясность, мы ставили своей задачей создать внятную схему природного районирования Уральских гор. В связи с этим предлагаем выделить 9 областей Уральской природной страны: от Пайхоя (это побережье Карского моря) до Мугоджар и Примугоджарья. С учетом плато Устюрт (юго-западный Казахстан) и гор Мангышлака границу Европы и Азии мы рассматриваем в пределах 12 таких областей.
– И еще один традиционный вопрос: стало ли яснее после экспедиции, к чему же мы, россияне и казахстанцы, больше тяготеем – к Азии или к Европе? По какую сторону границы наш менталитет?
– Вопрос этот скорее риторический, из разряда вечных, на нем внимания экспедиция не заостряла. Как, думаю, не стоит заострять и вообще. Мы – разные, в нас есть и то, и другое. Как я уже говорил, приграничные территории населяют народы со своими традициями, обычаями, их необходимо поддерживать, чтобы каждый сберег свое неповторимое лицо, не потерялся в вихре всеобщей глобализации. А самое главное – экспедиция еще раз дала понять, насколько огромна и прекрасна земля, где мы живем. И землю эту мы до сих пор как следует не знаем. Ее надо активнее изучать и сохранять для потомков.

Вел беседу Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото Альберта ШАКИРОВА

Нет комментариев