Поиск - новости науки и техники

Мост между веками. Даже хорошо известные древнерусские произведения таят множество загадок.

Недавно в серии PATROLOGIA SLAVICA вышел в свет очередной выпуск – “Житие Сергия Радонежского. Пространная редакция”. Его автор кандидат филологических наук Александра Духанина выступила здесь сразу в нескольких ролях: исследователя текста, комментатора его сложных мест, переводчика на современный русский язык, корректора и оформителя. К ней мы и обратились, чтобы выяснить, что это за PATROLOGIA SLAVICA и почему в нее вошло Житие Сергия Радонежского, личность которого историк Василий Ключевский однозначно связывал с нравственным и политическим возрождением России…Оказалось, серия PATROLOGIA SLAVICA, издаваемая Архивом Русской Эмиграции по благословению архиепископа Брюссельского и Бельгийского Симона, объединяет сочинения, написанные в XI-XVII веках на национальных литературных славянских языках, восходящих к старославянскому языку, возникшему в IX-X веках, когда через книжное просвещение шла христианизация славян. Серия только начинается. Книга, подготовленная Александрой Духаниной, третья в ней, но уже намечено к изданию около сотни произведений. Каких? Предполагается, что серия охватит все основные оригинальные произведения древних славянских литератур. Интересно, что в этом проекте рождается новый научно-исследовательский наднациональный центр, работа которого благодаря современным техническим средствам организована удаленно, что позволяет любому специалисту подключиться к научному и издательскому процессу из своей страны. Кстати, территориально ареал древнеславянского литературного наследия шире пределов современных славянских государств. Значимые для нашей культуры произведения писались в древней Валахии (Румынии), в Молдавии, на Афоне (Греция) и в других странах.

– Почему вы обратились к Житию Сергия Радонежского?

– Я занимаюсь языком и историей этого произведения, поэтому обращение  к нему в рамках серии PATROLOGIA SLAVICA было для меня закономерным. Надо сказать, что Житие Сергия Радонежского – один из самых известных древнерусских памятников и ему посвящена огромная литература. Однако говорить о том, что он хорошо изучен, пока рано. В 2014 году Церковь отмечала 700-летие со дня рождения преподобного Сергия, и к этой дате было приурочено много научных событий, в частности прошел целый ряд конференций, на которых обсуждались самые разные проблемы, связанные с исследованием личности святого, его роли и места в истории, посвященных ему древнерусских сочинений, произведений искусства. В каком-то смысле это можно считать подведением итогов, и выяснилось, что до сих пор немало вопросов остаются открытыми, что во многом обусловлено как раз недостаточной проработанностью текстологии и истории бытования жития.- Что известно об истории этого текста?- Житие было написано Епифанием, иноком Троицкого монастыря, младшим современником и учеником преподобного Сергия, получившим за свое литературное мастерство прозвище “Премудрый”. К работе над текстом Жития Сергия он приступил через 26 лет после смерти святого, в 1418-1419 годах, причем до этого два десятка лет делал записи о жизни преподобного и чудесах, связанных с его именем. Процесс работы над житием описан Епифанием в Предисловии к произведению, это один из тех редких случаев, когда мы можем заглянуть в творческую лабораторию древнерусского книжника, ведь большая часть древнерусских сочинений анонимна. Однако текст Епифания в первоначальном виде не сохранился. До нас дошла лишь его первая часть в составе Пространной редакции.

– Откуда такое название и почему первоначальный епифаниевский текст был утрачен?

– Пространная редакция – это текстологический термин, как правило, такое название получает наиболее обширный текст, наряду с которым существуют более краткие версии, ведь многие житийные тексты известны в нескольких редакциях, причем вся терминология индивидуальна и связана непосредственно с памятником. Своя история редактирования и у Жития Сергия Радонежского.Что случилось со второй частью епифаниевского текста, можно только гадать: на данный момент предложены несколько версий (включая даже такой вариант: Епифаний вообще ее не написал – скончался, не успев закончить свое последнее произведение), но все они в той или иной степени спорны. Вероятно, это связано и с редактированием жития сербским книжником Пахомием, пришедшим на Русь с Афона и на протяжении 1440-1450-х годов трудившимся над переработкой епифаниевского текста. Считается, что Пахомий Серб редактировал житие, чтобы его можно было использовать для богослужебных целей, и, возможно, в связи с политической конъюнктурой – вот почему им было создано несколько редакций, он также добавил к тексту Епифания посмертные чудеса.В начале XVI века неизвестные книжники предположительно в Троице-Сергиевой лавре дополнили первую часть жития, написанную Епифанием, главами из редакций Пахомия Серба. В итоге получилась составная редакция, за которой в науке закрепилось название “Пространная”. Со временем она стала считаться наиболее полным текстом о Сергии, в конце XVI века ее даже проиллюстрировали, изготовив уникальную рукопись – лицевое житие – с множеством миниатюр, которые сами по себе являются своеобразной редакцией житийного текста, нуждающейся в специальном изучении. Ведь каждая миниатюра требует интерпретации и подчас толкуется учеными по-разному… 

– Такой известный памятник, как Житие Сергия, наверное, не раз издавался? В чем особенность вашего издания? 

– Житие издавали на церковнославянском трижды. Первый раз в 1885 году, не полностью – без посмертных чудес. Это издание было переиздано в серии Пушкинского Дома “Памятники литературы Древней Руси” в 1980 году с переводом, затем его еще раз повторили в серии “Библиотека литературы Древней Руси” в 1999 году. Уже в этом веке появилось фототипическое издание лицевого жития, для которого был сделан новый перевод. Подготовленное мной издание представляет собой попытку комплексного подхода – я ставила целью дать представление о тексте Пространной редакции Жития Сергия и степени его изученности в разных аспектах: текстологическом, лингвистическом, литературоведческом, историческом. Под одной обложкой объединены лингвистическое издание полного текста Пространной редакции жития и его новый перевод, создание которого потребовало изучения уже существующих переводов, а также большой работы со словарями. Ведь в житии очень сложный синтаксис, много темных мест, допускающих многозначные толкования. – Например…- Есть в житии рассказ о действиях Сергия после смерти родителей. Говорится, в частности, что он в память их “кутию сам варяше, и свечи скаше, и каноны творяше”. Слово “канон” в Древней Руси использовалось в значении ‘церковное песнопение, панихида’, получается, что Сергий читал каноны, однако у этого слова был в древнерусском языке омоним со значением ‘поминальное кушанье, питье’ (синоним которого – та самая кутья), и тогда можно предположить, что в данной фразе говорится о двух разных видах поминальных блюд. Последнее толкование вполне возможно, учитывая, что Епифаний писал в стиле “плетение словес”, который предполагал игру слов, активное использование синонимов… 

– Как выбирается список для издания? Какие трудности связаны с текстологическим исследованием древнерусских произведений?

– При подготовке научного издания литературного памятника приоритет отдают наиболее древней и хорошо сохранившейся рукописи, однако нужно провести огромную работу, чтобы выявить такую рукопись среди десятков, а то и сотен списков. Ведь каждый список любого древнерусского произведения уникален, поскольку содержит те или иные изменения текста, как случайные ошибки, так и элементы сознательной правки. Что касается Пространной редакции Жития Сергия Радонежского, то на сегодня выявлено более 50 ее списков, хранящихся в составе рукописных собраний Москвы и Санкт-Петербурга. Все они были мной изучены. Учитывая, что полный список жития занимает около сотни листов, можно составить представление об объеме проведенной работы.Надо также иметь в виду, что текстологическое исследование того или иного древнерусского произведения предполагает и палеографическое исследование рукописей, в составе которых обнаруживаются его списки. Это самостоятельная сложная работа, которая включает изучение почерков, элементов оформления, бумаги. Поскольку большинство рукописей не имеют датировки (писцы крайне редко указывали свои имена и когда именно они работали), рукописи, выполненные на бумаге, приходится датировать по филиграням – водяным знакам бумаги ручного отлива. Существуют несколько десятков альбомов, где собраны филиграни разных фабрик, так что по историям производств известно, в какие годы какие рисунки использовали. Но для создания одной рукописи могли брать бумагу с разными филигранями, и количество их может составлять не один десяток. Все их нужно рассмотреть на просвет, срисовать, потом сравнить с известными по альбомам – огромная работа, но она тоже необходима. Иначе можно, установив дату одной филиграни, сделать неверный вывод о дате написания всей рукописи.

– Многие филологи этим занимаются?

– К сожалению, нет. Это требует специальной подготовки, огромного количества времени, усидчивости, последовательности. Изучением древнерусской литературы, и особенно ее текстологии и палеографии рукописей, занимается сегодня горстка профессионалов. И когда будут опубликованы намеченные к изданию в серии PATROLOGIA SLAVICA более сотни памятников древнерусской литературы, не знаю. Я работала над изданием Жития Сергия Радонежского около полутора лет, и, хотя работа эта отнимала много сил, я ощущала особую нравственную ответственность: ты как бы выстраиваешь мост между веками, по сути, налаживаешь взаимопонимание поколений, разделенных столетиями.

Записала Елизавета ПОНАРИНА

Иллюстрации: Епифаний Премудрый во время работы над Житием. Лицевое Житие Сергия, кон. XVI в.; Явление Богоматери Сергию. Шитая пелена, втор. пол. XV в. 

Нет комментариев