Поиск - новости науки и техники

Не та игра. Что тормозит рост науки и инноваций?

 

На днях в Институте экономики РАН прошел круглый стол, на котором обсуждались вопросы развития сферы науки и технологий в России. Участники встречи, в основном представители академических институтов, говорили о проблемах, рисках и угрозах, связанных с технологическим отставанием страны, и думали, как исправить ситуацию. 
Тон дискуссии задало выступление заведующего отделом Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН профессора Георгия Малинецкого. Он заявил, что сегодня страна находится в точке бифуркации: решается вопрос, будут ли жить наука и образование, или их развал станет необратимым. В качестве примера резкого ухудшения ситуации он приводит положение дел с внутренними патентами. В прошлом году в Китае было удовлетворено 1,3 млн патентных заявок, в США – 500 тысяч, в России – 29 тысяч. 
– Мир играет в шахматы, а мы в “дурака”, – прокомментировал Георгий Геннадиевич. – Шансов вскочить в последний вагон у России мало, но они пока остаются. Что для этого нужно? Во-первых, создать огромный поток инноваций, а во-вторых, наладить их профессиональную экспертизу. В Кремниевой долине венчурные фонды поддерживают 5-7 проектов из тысячи. 
По мнению математика, в России функции эксперта может и должна выполнять Академия наук. Однако ее от такой работы отстраняют, а инициативы, даже имеющие государственную важность, отвергают. Так, в 2002 году РАН вышла в правительство с программой работ по обеспечению надежного функционирования 50 тысяч опасных и 5 тысяч особо опасных объектов. К последней категории относятся производства, катастрофы на которых могут принести от сотен тысяч до миллионов жертв, например гидроэлектростанции, в зоне затопления которых живут миллионы людей и находятся ядерные объекты. 
– Правительство сообщило, что у них нет регламента принятия таких междисциплинарных и межминистерских программ, – сообщил Георгий Малинецкий. – Между тем, если бы предложение РАН было принято, не случилось бы аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Более того, мы подсчитали, что сэкономленных на ликвидации последствий катастроф денег хватило бы на финансирование Академии наук в течение 300 лет. Говорят, что скупой платит дважды. Когда речь идет о природных и техногенных бедствиях, скупой платит в тысячу раз больше. Японцы пожалели на обеспечение безопасности ядерной станции в Фукусиме 400 миллионов долларов, в итоге им пришлось заплатить 275 миллиардов! 
Заместитель президента РАН, руководитель академического информационно­аналитического центра “Наука” Владимир Иванов представил разработанную в академии и выставленную на ее сайте для всеобщего обсуждения концепцию Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (далее – стратегия). Он отметил, что, хотя с момента появления поручения президента страны о подготовке стратегии прошло значительное время, дело не слишком-то продвинулось. В научном сообществе до сих пор не выработаны единые взгляды на подходы к решению имеющихся проблем, а без этого движение вперед невозможно.
Согласно проекту РАН, цель стратегии – достижение глобального технологического паритета Российской Федерации со странами-лидерами. “Это означает, что Россия должна иметь собственную научно­технологическую базу и контролировать определенную долю мирового рынка наукоемкой продукции”, – пояснил докладчик. 
Для достижения заявленной цели предлагается выстроить единую многоуровневую систему приоритетов. Первый уровень – приоритеты, определенные в Стратегии национальной безопасности РФ (утверждена указом Президента России от 31.12.2015 г.). Второй – важнейшие направления социально-экономического и научно-технологического развития, обеспечивающие реализацию стратегических задач. И наконец, третий – критические направления, играющие ключевую роль в обеспечении деятельности государства. Конкретный план, предлагаемый РАН, – в краткосрочной перспективе (5-7 лет) провести импортозамещение, а в долгосрочной (15-30 лет) обеспечить переход на постиндустриальный технологический уклад за счет реиндустриализации. 
Научный руководитель НИИ системных исследований РАН, член Президиума РАН академик Владимир Бетелин считает, что одни только изменения в научной политике ничего не дадут, в замене нуждается финансово-экономическая система.
– Мы постоянно говорим, что у нас все плохо, но не пытаемся докопаться до причин, – заявил он. – На мой взгляд, все наши проблемы связаны с тем, что страна развивается в рамках либерально-олигархической модели, которая показала свою неэффективность. В нынешних условиях наладить координацию фундаментальных и прикладных исследований, инновационного сектора просто невозможно. Если главный показатель успешности инновационных предприятий – получаемая ими прибыль и снижение операционных расходов, им нет смысла вкладываться в развитие и наука им по большому счету ни к чему.
С коллегой согласился другой эксперт – руководитель рабочей группы при президенте РАН по анализу риска и проблем безопасности, главный научный сотрудник ИМАШ РАН член-корреспондент РАН Николай Махутов. Он тоже высказал мнение, что, формируя стратегию и планы на будущее, необходимо исходить из того, что выбранный в 1990-х годах рыночный путь – тупиковый. Во главу угла развития страны надо ставить не экономический эффект и прибыль, а повышение качества жизни людей и обеспечение национальной безопасности. Кроме того, заявил Николай Андреевич, в стратегических документах должны обозначаться количественные критерии, характеризующие движение вперед, и учитываться социально-экономические риски.
– В свое время Лев Ландау говорил: “Не будем спорить, давайте посчитаем”, – отметил Н.Махутов. – Все наши программы, планы и прогнозы должны содержать как индикаторы развития, так и расчеты, какие средства нужны, чтобы парировать возможные угрозы. Государство должно давать контрольные цифры, а наука определять, как их достигнуть. Единственным ведомством, которое может сформировать квалифицированное экспертное мнение по всем ключевым вопросам развития общества и человека, была и остается Российская академия наук.
Нацелить стратегию на конкретный результат призвал и президент Лазерной ассоциации, координатор технологической платформы “Фотоника” Иван Ковш.
– Недавно я познакомился с очередным прогнозом, подготовленным Высшей школой экономики, который явно будет основой для написания стратегии, – сообщил Иван Борисович. – Удивило, что там содержатся только пожелания в духе “усилить и углубить”. Для разработки стратегии необход имо привлечь профессионалов – в первую очередь, РАН и актив 36 технологических платформ, которые в своих областях организуют взаимодействие науки и бизнеса для выведения на рынок наукоемкой продукции. Общую координацию действий по реализации стратегии должна осуществлять структура типа советского Госкомитета по науке и технике. 
Иван Ковш заявил также о необходимости перед началом написания новой стратегии оценить результаты выполнения предыдущих аналогичных документов и госпрограмм.
Заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН член-корреспондент РАН Николай Долгушкин, работавший заместителем министра сельского хозяйства РФ и заместителем председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике, посвятил свое выступление одной из главных стратегических задач – обеспечению продовольственной безопасности. 
По словам Н.Долгушкина, положение в этой области очень тяжелое. Затраты на закупки за рубежом продовольствия с 2008 года выросли с 7 до 40 млрд долларов, что составляет более половины стоимости произведенной в стране сельхозпродукции. Российский аграрный сектор опирается в основном на западные технологии. Страна импортирует 65% сельхозтехники. Большая часть предприятий по производству мяса птицы использует зарубежное оборудование и зависит от поставок племенного яйца. Мы массово завозим и семена, причем даже таких культур, как свекла, подсолнечник, кукуруза, селекцией которых российские ученые успешно занимаются, выводя высокоурожайные сорта, устойчивые к условиям разных климатических зон России. 
Еще одна серьезная проблема аграрной отрасли: страна стремительно теряет сельское население. За последние пять лет из деревень уехало более миллиона человек. Поскольку производительность труда в нашем сельском хозяйстве в 8-9 раз ниже, чем на Западе, рабочих рук не хватает. Развитие сельскохозяйственных территорий – важнейший приоритет, который должен найти место в стратегии, уверен Николай Долгушкин. Он поддержал других участников встречи в вопросе о необходимости включения в стратегию числовых индикаторов. В частности, должно быть указано, какую долю ВВП государство планирует выделять на науку. 
Заведующий лабораторией Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) Александр Варшавский затронул вопрос о “технологии” подготовки стратегии. Он вспомнил Комплексную программу научно-технического прогресса (КПНТП) СССР. 
– Над разработкой КПНТП трудилось более 800 организаций, тысячи специалистов со всей страны, – заметил профессор Варшавский. – Это был мощный инструмент индикативного планирования. Сейчас нам необходимо создать нечто подобное. Но создание документа такого уровня недопустимо отдавать на откуп Высшей школе экономики или Академии народного хозяйства. Эта работа по силам только РАН с академическими и отраслевыми институтами. 
Главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН Олег Голиченко констатировал: становлению инновационной экономики мешает отсталая производственная база. 
– Нефтяная шелуха сползла, и стало отчетливо видно, что страна в тупике. Наши предприятия не могут осваивать достижения науки. Многие имеют очень низкий уровень для того, чтобы искать и подхватывать знание. Но даже у тех, кто готов это делать, нет никакой мотивации. Инновации – это сумасшедшие риски. Зачем добавлять их к известным всем нам экономическим угрозам? В такой ситуации трудно надеяться, что наука будет востребована. Вот и получается, что мы сажаем дерево в почву, которая не может обеспечить условий для его роста. 
– Научно-техническая и инновационная политика должна быть неразрывно связана с промышленной, – подвела итог директор Института экономики РАН Елена Ленчук. – Единый процесс пока не выстроен, и в этом наша главная беда. Учитывая, что в течение двух последних десятилетий страна не укрепляла, а сдавала позиции, на первый план выходят две задачи – возрождение промышленности и ее модернизация на новой технологической основе, а также развитие конкурентных современных производств. Технологический вектор нужно выстраивать именно под эти направления. 
По мнению Елены Борисовны, должна быть создана целая система институтов инновационного развития, прежде всего инжиниринговые структуры, центры передачи технологий, центры превосходства, промышленно-инновационные кластеры. Необходимо существенно увеличить вклад в технологическую модернизацию со стороны финансовых институтов развития, которые в настоящее время занимаются этим вопросом очень мало. Так, Внешэкономбанк вкладывает в поддержку инновационных проектов только около 2% своего портфеля инвестиций, а Российская венчурная компания кредитует в основном медицину и информационные технологии. 
Елена Ленчук считает принципиально важным, чтобы разработка стратегии была вписана в дизайн Закона о стратегическом планировании. Кроме того, очень важно, чтобы стратегия опиралась на качественный долгосрочный прогноз научно-технологического развития, к разработке которого должно широко привлекаться научное экспертное сообщество и, прежде всего, Российская академия наук. 
Участники круглого стола одобрили идею, что РАН должна разработать свой вариант стратегии, который отвечал бы на стоящие перед страной вызовы. Отмечалось, что представленная концепция может стать основой для этой деятельности. 
Надежда ВОЛЧКОВА
Фото автора

Нет комментариев