Поиск - новости науки и техники

Ростом выйдем? О секретах подъема экономики, незнакомых правительству.

В многочасовую дискуссию вылилось обсуждение на заседании Президиума Российской академии наук научного сообщения директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН академика Виктора Ивантера о перспективах восстановления экономического роста в России. Доклад был подготовлен большой когортой ученых под руководством Виктора Викторовича, в нем обобщены мнения и предложения, которые были высказаны на последних заседаниях Ученого совета ИНП РАН.
– Сегодня в российской экономике сложилась уникальная благоприятная ситуация для восстановления экономического роста, – начал свое выступление В.Ивантер, чем вызвал немало улыбок на лицах присутствовавших в зале…
Всё хорошо…
По мнению академика, причины нынешнего экономического спада в РФ связаны по преимуществу с внутренними факторами. Падение темпов роста началось в конце 2012 года и, в первую очередь, было обусловлено снижением инвестиционной активности в отечественной экономике. Это произошло из-за сокращения экспортных доходов и слабости национальной банковской системы: отечественные корпорации не имели возможности заменить внешние кредитные ресурсы внутренними. 
Еще одним ключевым фактором спада стал обвал обменного курса рубля в конце 2014 года, что привело к резкому повышению процентных ставок и утрате доверия к национальной валюте. Ситуация также была усугублена введением западных санкций, которые “дополнительно усилили жесткость ресурсных ограничений”.
Что же, спрашивается, в этом хорошего? К началу 2016 года, по словам докладчика, в российской экономике сложился “уникальный набор позитивных факторов”. Во-первых, произошла адаптация экономики к новым ценовым пропорциям, обеспечившая рост прибыльности большинства видов экономической деятельности. Во-вторых, значимая часть высокоэффективных производственных мощностей, введенных в строй в последние 5-7 лет, оказалась незагруженной. По оценкам ученых, потенциал прироста производства на конкурентоспособных незагруженных мощностях, введенных в 2008-2015 годах, теоретически позволяет обеспечить рост ВВП до 3-5% в ближайшие два года. Конечно, в случае их загрузки. В-третьих, в реальном секторе экономики нет нехватки трудовых ресурсов, и это позволяет достаточно быстро наращивать объемы производства. В-четвертых, произошло вытеснение импорта с внутреннего рынка, обеспечившее значительное пространство для расширения спроса на отечественную продукцию.
В ИНП РАН пришли к выводу, что преодоление экономического спада в краткосрочной перспективе возможно, причем только в рамках антикризисной политики восстановления экономического роста, опирающегося на внутренние источники финансирования. Для этого, сказал В.Ивантер, “нужно тиражировать наши успехи”, какие, например, демонстрируют отрасли оборонной промышленности и агропромышленный сектор.
– С 2010 по 2014 год производство мяса и птицы в живом и убойном весе выросло на 40%. Все потому, что эти сектора нормально финансировались, – привел пример академик.
И санкции оказались очень полезны РФ с экономической точки зрения, считает Виктор Викторович: 
– Ведь у нас был завышенный курс рубля и избыточный импорт. И сегодня нет никакой трагедии: та часть населения, которая меняла в год три авто, будет теперь менять два. Да и продовольствие не может быть дешевым – оно должно быть доступным. Так что никакой беды нет от санкций.
Но может стать еще лучше
Таким образом, по мнению аналитиков, основная задача антикризисной политики заключается в том, чтобы, опираясь на внутренние источники финансирования, “трансформировать имеющиеся предпосылки в действующие факторы роста”. Кроме незагруженных мощностей эффект даст вытеснение импорта с внутреннего рынка. Рост совокупного финансового результата в экономике способен уже в 2016 году обеспечить прибавку инвестиций в основной капитал на 5-7% к уровню 2015 года.
При этом период использования имеющихся возможностей ограничен, так как – при сохранении низкого уровня экономической активности – сформировавшийся потенциал роста будет достаточно быстро растрачен, а риск длительной стагнации возрастет. “Мы просто потеряем 10 лет развития”, – подчеркнул Виктор Ивантер.
Восстановление экономического роста должно включать в себя не просто переход к положительным показателям роста ВВП, но и формирование в сжатые сроки (до 1 года) объема доходов, достаточного для последующего решения задач повышения темпов и качества роста, а также проведения структурных и институциональных преобразований.
Виктор Ивантер назвал основные ресурсы восстановления экономического роста для краткосрочной перспективы. Это – увеличение доли отечественных товаров на внутреннем рынке, формирование дополнительных доходов в производственном секторе, быстрая загрузка высвободившихся конкурентоспособных мощностей в металлургии, химии, гражданском машиностроении (включая гражданский сегмент ОПК) и в других отраслях, завершивших инвестиционные циклы.
Свободные финансовые ресурсы населения, образовавшиеся в результате сокращения спроса на товары длительного пользования, можно направить в производственный сектор через повышение привлекательности для населения вложения средств в финансовые инструменты. Нужно продолжить осуществление крупных инвестиционных проектов, исполнение которых не может быть отложено (строительство космодрома Восточный, развитие инфраструктуры Крыма, объекты чемпионата мира по футболу 2018 года и т.п.).
Антикризисная политика должна предполагать активные меры и исключать действия, угрожающие стабильности хозяйственной деятельности (ведению бизнеса), отметил докладчик. Ключевым элементом восстановления роста станет увеличение добавленной стоимости в обрабатывающих производствах. Это означает, что обрабатывающие производства в целом должны расти быстрее ВВП. Другими значимыми элементами восстановления роста экономики РФ должны стать увеличение оптовой торговли и налогов на продукты… 
Докладчик коснулся и порядка действий при импортозамещении технологий. Он таков: поддержка критического технологического импорта, развитие институтов взаимодействия научной сферы и бизнеса при разработке и внедрении современных технологий, увеличение прямых государственных затрат на НИОКР, стимулирование спроса бизнеса на внутренние исследования и разработки. Все это должно привести к “устранению рисков увеличения неконкурентоспособности за счет недостаточного использования современных технологий”.
Тридцатистраничный доклад, рассматривающий все аспекты предлагаемой новой экономической политики, был роздан всем присутствующим и опубликован на сайте РАН, поэтому мы изложили его конспективно. 
О практиках и политиках
Заместитель председателя Внешэкономбанка, бывший заместитель министра экономического развития и торговли РФ кандидат экономических наук Андрей Клепач выступил с сообщением “Факторы роста и политика экономического суверенитета”.
– Самое важное в докладе Виктора Викторовича, – сказал он, – не вопрос темпов роста, а выбор новой модели экономической политики, которая сможет обеспечить реальный экономический суверенитет России. 
Андрей Клепач отметил, что, если продолжить те тенденции, которые у нас сейчас сложились в экономике, неизбежно существенное ослабление экономических позиций России в мире. 
– Если ничего не менять, к 2018 году мы скатимся на уровень 2008 года, а по уровню доходов населения – даже ниже. 
Андрей Николаевич обозначил три “ключевых рецепта” оздоровления российской экономики. Первый – поддерживать заниженный курс рубля и не допускать его сильного укрепления. Второй – проводить более активную политику доходов. “Мы допустили за последние два года резкое падение доходов населения – нужны компенсирующие меры”, – сказал он. Третий – усилить стимулирование инвестиционного роста как за счет госинвестиций, так и за счет расширения инвестиционно-ориентированного капитала. Этот вариант, по его мнению, может дать наибольший эффект с точки зрения экономического роста.
– Так или иначе, нам придется менять аспекты бюджетной политики. При этом ситуация в экономике сильно отличается от кризиса 2009 года, и резкого скачка темпов роста не получится. Вообще, за эти годы настолько зарегулировали деятельность малого и крупного бизнеса, что предпринимателям проще ничего не делать и меньше общаться с прокуратурой и следственным комитетом, чем пытаться рисковать, – сказал А.Клепач.
По его мнению, для Российской академии наук важно предложить новые модели научно-технического развития в стране, чтобы государство понимало, какие деньги и на какие направления оно должно тратить.
Существует огромный разрыв между тем, как понимают ситуацию практики, и тем, как ее представляют те, кто организует экономическую и финансовую политику, считает член Высшего совета партии “Единая Россия”, российский журналист и общественный деятель Валерий Фадеев. 
– Мы упорно ставим во главу угла политику по улучшению среды для бизнеса, но нет никакой корреляционной зависимости между ростом экономики и средой для бизнеса. Доклад важен тем, что требует прямого действия с понятными результатами. Но пока те, кто отвечает за результаты реализации политики, не берут на себя ответственность – результата не будет.
Валерий Фадеев напомнил, что на развитие промышленности в бюджете выделено около 40 миллиардов рублей, в то время как небольшой сектор жилищной ипотеки в 2014 году получил 1 триллион 714 миллиардов рублей – “вот масштаб действия, необходимый для промышленного развития”.
Валерий Александрович призвал научное сообщество “побуждать госструктуры к тому, чтобы они подходили к принятию иных решений”, – ведь время перед выборами для этого крайне подходящее.
– Чтобы добиться результатов, надо бороться, надо использовать парламент, политические партии. Как это делают те, кто сегодня имеет свою экономическую концепцию и реализует ее на практике, – заявил он.
Заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ доктор юридических наук Андрей Габов отметил, что доклад системный и “интересен и в силу того, что в нем переплелись экономическая и правовая составляющая”, и согласился с тем, что общий посыл доклада верен: причины экономического спада в России связаны, прежде всего, с внутренними факторами.
Как считает А.Габов, предложенные в докладе В.Ивантера средства “все в принципе реализуемы при определенной политической воле и общественном консенсусе”. Главное же в том, что “доклад в полной мере учитывает положение Конституции о том, что Россия является государством с социально ориентированной экономикой”. Также Андрей Габов призвал “обратить большее внимание на роль науки”.
По мнению академика Роберта Нигматулина, РАН должна “вникнуть во все эти проблемы” и поставить перед президентом страны три-пять наиболее насущных вопросов для принятия решения. 
– Экономическое положение в стране хорошее, но не безнадежное, – пошутил член-корреспондент РАН Руслан Гринберг. – Скорее всего, так и есть. Проблема заключается в том, чтобы понять, что конкретно надо делать. Господин Фадеев назвал самую главную причину: 25 лет экономикой управляют люди с совершенно устоявшимся мировоззрением, и что с этим делать, вопрос непростой. Правильно сказал академик Нигматулин, не надо Путину тысячу вещей говорить, надо к нему как-то прорваться и сказать три-четыре. Он прослезится и скажет, давайте ребята, всех заменю, – и начнем жить по-новому… 
Если говорить серьезно – потенциал и перспективы в России хорошие, а плохо то, что усиливается примитивизация экономики и механизмы для изменения ситуации. Мне кажется, у правительства есть большая растерянность по этому поводу. Правительство понимает, что государственные инвестиции неизбежны. Даже серьезный либеральный экономист – министр экономического развития – заявил недавно, что риски от госинвестиций намного ниже, чем риски от отсутствия всяких инвестиций. Это золотые слова. А вот что конкретно делать?
Конкретно Р.Гринберг предложил делать то, “что у нас хорошо получается”. В то время как, по мнению Руслана Семеновича, интеллектуальный потенциал России слабеет и деградирует, а природный пока работает, нужно использовать третий – пространственный. 
Иными словами, стране нужен мегапроект, например высокоскоростные железные дороги. Они геополитически важны, “стягивают страну, отбрасывают сепаратистские поползновения”. Не стоит забывать об автомагистралях (Китай в 1990-е построил 170 тысяч км, а в России всего 15 тысяч км) и массовом строительстве жилья. То есть заниматься теми отраслями, у которых нет конкурентов на международной арене. И конечно, необходимо “поддерживать 5-10 основных российских брендов”. Но для этого нужна политическая воля, считает Р.Гринберг.
Воля есть, но не та. Плоскую шкалу налогообложения Руслан Гринберг назвал “скандалом для России”, приведя слова одного неназванного члена правительства в ответ на предложение ввести прогрессивную: “мы никому не отдадим наших завоеваний – будем стоять до конца”. Запад с удовольствием поддерживает такую позицию.
– Самое ужасное, о чем в докладе я не прочел или не заметил, – тотальная коммерциализация образования, науки, культуры и здравоохранения, – сказал в заключение Р.Гринберг.
Академик Андрей Кокошин призвал коллег обратить внимание руководства государства на гражданские наукоемкие и высокотехнологичные компании, многие из которых активно действуют на внешнем рынке, знают конъюнктуру и быстро развиваются даже в кризис. “Импортозамещение нужно вести без шапкозакидательства, – сказал он. – Это очень тяжелый вопрос. Нужно вступать в коалиции с теми странами, которые готовы с нами сотрудничать. Все сразу самим не сделать”. И конечно, считает академик, развитие экономики “невозможно без серьезного экономического планирования”.
– Хочу поблагодарить Виктора Викторовича и всех коллег, – сказал Владимир Фортов. – Они украсили дискуссию и выступили с нестандартными предложениями, которые надо как-то аккумулировать и оформить для нашего государственного руководства. У нас было несколько попыток донести идеи по конкретному выходу из кризиса. Кое-что удалось. Нужно побыстрее подготовить материал по результатам сегодняшнего обсуждения. 
– Виктор Викторович, – спросили из зала академика Ивантера, – а ваш институт привлекали к разработке экономической стратегии РФ “20-30”?
– Нет.
Андрей СУББОТИН
Фото с сайта: vseup.ru 

Нет комментариев