Поиск - новости науки и техники

Слово – за присяжными. В заказе на убийство ректора обвиняется бывший проректор.

В конце июня ректору Санкт-Петербургского госуниверситета сервиса и экономики профессору Александру Викторову исполнилось бы 65. Хочется сказать: “всего 65”. Представить счастливо улыбающегося Александра Дмитриевича в кругу друзей, коллег. Они поздравляют юбиляра, напоминая о его бесспорном вкладе в развитие отечественного образования и на прежних постах (проректор ЛЭТИ, создатель первого в городе вузовского технопарка, председатель Комитета по науке и высшей школе Правительства Санкт-Петербурга), и на нынешнем. И тут уж перечисление зашкаливает: виновник торжества – мотор межвузовской интеграции, призванной повысить конкурентоспособность российских учебных заведений на международной арене, обеспечить академическую свободу для студентов, аспирантов и преподавателей, а его СПб ГУСЭ – головной вуз национального консорциума университетов сервиса, объединившего 12 профильных университетов со всей России. Недаром среди гостей – ректоры из Владивостока, Сочи, Шахт… Зачитываются поздравления от министра образования и науки – как-никак университет признан федеральной инновационной площадкой, от главы Национального олимпийского комитета – стараниями Викторова на базе университета был открыт центр подготовки волонтеров для Олимпийских игр в Сочи – 2014, который ныне готовит добровольцев уже для Чемпионата мира по футболу – 2018 в России. Читают стихи питомцы включенной им в состав вуза на правах учебного подразделения Школы русской драмы. И все желают неутомимому ректору успехов в дальнейших начинаниях. 
А может, и не собрал бы он соратников, а принимал от них поздравления по мобильной связи, отправившись с супругой Еленой Владимировной в очередное особенное путешествие по красивым местам планеты…
Увы, ничего этого не случилось. Через три дня после виртуального юбилея в Ленинградском областном суде состоялось предварительное заседание по резонансному уголовному делу об убийстве ректора СПб ГУСЭ Викторова Александра Дмитриевича, заказчиком которого, по версии следствия, стал 32-летний бывший проректор того же вуза Василий Соловьев. 
Викторов был застрелен вечером 5 сентября 2012 года, по возвращении с работы, возле своего дома в пригородном Всеволожске. Стреляли почти в упор, в спину и в голову из пистолета с глушителем. Киллер явно ждал свою жертву, получал информацию о ее приближении по телефону и скрылся с места убийства на поджидавшем его автомобиле. Почерк в стиле “бандитского Петербурга 1990-х” не оставлял сомнений в заказном характере преступления. 
“Поиск” по горячим следам сообщил об этом злодеянии и впоследствии не раз возвращался к ходу расследования. В сшибке двух, казалось, несовместимых миров – возвышенного университетского и убойно-криминального – разрушались представления о границах дозволенного даже в нашем, теряющем нравственные ориентиры обществе. И с неизбежностью возникал вопрос: за что было убивать ректора?
Рассказывали мы и о том, как сложилась судьба осиротевшего вуза. Неоднократно отмечавшийся министерством за инновационность, победивший в конкурсе программ стратегического развития на 2012-2016 годы, в аккурат после гибели ректора он был зачислен в неэффективные и присоединен к вновь созданному Экономическому университету. При этом знали, что Викторов не допускал подобной участи для СПб ГУСЭ, который и сам уже был перспективным центром интеграции, но, как сказал по этому поводу один федеральный чиновник, “нет лидера – нет вуза”, вероятно, эти похожие на приговор слова и решили судьбу вчерашнего флагмана. 
Действительно, в рядах сподвижников Викторова не нашлось никого, кто взялся бы с тем же энтузиазмом развивать его проекты: Ученый совет ГУСЭ единогласно внял воле министерства. И что бы при этом ни говорилось о пользе оптимизации, эти решения воспринимались как выстрелы вдогонку…
К чести петербургских оперативников, они за пару недель выявили и задержали киллера, водителя и организатора (помогло, в частности, то, что стрелявший купил на полученный гонорар дорогой автомобиль). Все трое ранее привлекались к уголовной ответственности за тяжкие преступления. Дело по каждому из них было выделено в отдельное производство, что ускорило ход расследования. 
Убийцу суд отправил за решетку на 13 лет, пособник получил девять – подельники сотрудничали со следствием, в подробностях рассказав, как готовились и убивали, отсюда и не самые предельные сроки наказания. Гораздо сложнее пришлось с организатором, который по своим криминальным связям принял заказ на убийство, “приискал”, говоря языком следствия, исполнителей, оружие, транспорт, – он упорно не хотел называть того, кто настолько ненавидел Викторова, что оплатил его ликвидацию. 
По информации интернет-издания “Фонтанка”, перелом в расследовании произошел незадолго до того, как присяжные вынесли в отношении молчуна обвинительный вердикт по делам об убийстве Викторова и покушении на одного бизнесмена. За такие преступления предусмотрено пожизненное наказание, но в данном случае ограничились 17 годами. И, благодаря показаниям разговорившегося организатора убийства, выявилось недостающее звено в цепочке: тот предполагаемый заказчик, на которого давно “положили глаз” следователи, обрел фамилию, имя, биографию и целеполагание.
Следствие изначально называло наиболее вероятным мотивом преступления профессиональную деятельность потерпевшего, что с трудом воспринималось научно-образовательным сообществом. Между тем близкие к Викторову люди склонялись к тому, что “заказал” его кто-то из членов этого сообщества. 
Для посвященных не было секретом, что, став ректором СПб ГУСЭ в ноябре 2008 года, Викторов столкнулся с деятельностью некоммерческого партнерства поддержки образования и науки “Сервис”, которое возглавлял сын его предшественника Валерия Соловьева, ставшего президентом вуза. Окончивший университет своего отца Василий Соловьев, несмотря на молодость, стал в нем деканом, а затем проректором по учебной работе. Далеко не все деньги, поступавшие от студентов-платников на счета “Сервиса”, направлялись в бюджет вуза, что не могло понравиться новому ректору: учебные корпуса не ремонтировались, оборудование в аудиториях и лабораториях не обновлялось, зарплата преподавателей была мизерной. Викторов инициировал проверки СПб ГУСЭ контрольными органами, выявившими немало любопытного, например то, что средства проводились по статье “Благотворительные взносы” и не облагались налогом. Это, конечно же, заинтересовало ФНС. Ущерб, причиненный вузу, оценивался в миллиард рублей, удалось взыскать с “Сервиса” через арбитраж лишь 88 миллионов, но вряд ли ректор на этом успокоился бы.
Соловьевым из университета пришлось уйти, причем младший направил свои стопы в Смольный, где служил начальником аппарата вице-губернатора по строительству, а затем вслед за ним перебрался в Москву, занимал заметные должности в Госстройнадзоре и в Спецстрое. Следствие резонно предположило, что мотивом преступления могла быть месть Викторову за разрушение выгодной бизнес-схемы, облегчавшей университетский бюджет, но это же требовалось доказать. По странному совпадению, после вынесения приговора организатору убийства Викторова Василий Соловьев покинул столицу и переместился на Кавказ, обосновавшись в лучшем отеле Грозного, где и был задержан, возвращен в столицу и постановлением Басманного суда заключен под стражу в июле прошлого года. 
Конечно, наличие публичного конфликта с Викторовым могло послужить для Соловьева своеобразным алиби, и, как следует из материалов уголовного дела, он, планируя преступление, это использовал. Сам же он категорически отрицает свою причастность к организации убийства должностного лица по найму и считает выдвинутые против него обвинения голословными.
Что ж, как элегантно сформулировал Станислав Ежи Лец, “некрасиво подозревать, когда вполне уверен”. Но собранную следствием доказательную базу оценит суд, и только суд. На первом заседании судья продлил срок содержания Соловьева под стражей, установленный на предварительном следствии и истекавший в июле 2016 года, еще на шесть месяцев и удовлетворил ходатайство стороны защиты и обвиняемого о рассмотрении дела с участием присяжных.
Будем ждать от них самой дефицитной материи в этом криминально-университетском триллере – справедливости.
Аркадий СОСНОВ
Фото из семейного архива Викторовых

Нет комментариев