Поиск - новости науки и техники

Покоритель нефтяных морей. Некоторым прогнозам выдающегося геолога Андрея Трофимука еще только суждено сбыться

“Так жизнь скучна, когда боренья нет” – эту лермонтовскую фразу Андрей Алексеевич Трофимук избрал эпиграфом к последней своей монографии “Сорок лет борения за развитие нефтегазовой промышленности Сибири”. И выбор эпиграфа, и название прекрасно отражают характер академика Трофимука – выдающегося геолога-нефтяника, одного из основателей Сибирского отделения Академии наук. В этом году, 16 августа, А.Трофимуку исполнилось бы 100 лет.
Вообще-то Андрей Трофимук мечтал стать живописцем. Однако брат, имевший на него большое влияние, сказал: “У тебя нет задатков художника, но ты – комсомолец, твой долг – быть полезным обществу, содействовать индустриализации страны”. И в 1929 году (в год открытия первого Башкирского месторождения) Андрей Трофимук поступил на геологический факультет Казанского университета.
Башкирский нефтяной фонтан произвел на первокурсника такое впечатление, что он принял решение стать нефтяником и параллельно с обучением на кафедре твердых полезных ископаемых стал слушать лекции на кафедре углеводородов. Поэтому когда уже аспирант Трофимук написал кандидатскую диссертацию по углеводородам, обиженные представители кафедры твердых полезных ископаемых послали на защиту своего оппонента с намерением не оставить от диссертации камня на камне, чтобы показать слишком самостоятельному аспиранту, что в научном мире между кафедрами не бегают. Однако Андрей Алексеевич настолько аргументированно возражал оппоненту, что Ученый совет единогласно признал его правоту.
В 1933 году А.Трофимук окончил университет и выразил желание работать на поисках нефти в Башкирии. Для научного обеспечения поисков и добычи нефти в Уфе была создана Центральная научно-исследовательская лаборатория (ЦНИЛ), где и начал работу в должности старшего геолога Андрей Алексеевич. С 1937 года Трофимук стал научным руководителем ЦНИЛ, именно в этой лаборатории он выполнил детальные литологические исследования нефтеносных известняков Ишимбаева – одно из первых отечественных исследований по геологии и нефтеносности карбонатных отложений.
– Нет такой области в фундаментальной теории геологии нефти и газа, в развитие которой Андрей Алексеевич не внес бы существенный вклад, – отмечает его ученик, ныне научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А.Трофимука академик Алексей Конторович. – Немало азбучных сегодня для студентов-геологов истин были когда-то обоснованы Трофимуком.
В 1940 году, после того как первые скважины вскрыли девонские отложения, А.Трофимук и его коллега К.Тимергазин сразу поставили вопрос о том, что в Башкирии открыт новый, еще неизвестный нефтеносный горизонт. В том же году Андрей Алексеевич был назначен главным геологом треста “Ишимбайнефть”, в 1942-м – главным геологом объединения “Башнефть”. Положение у страны в первые годы Великой Отечественной войны было тяжелейшее: Кавказ, откуда поступала нефть, отрезан, а топлива для нужд фронта и тыла требуется все больше.
Вопреки мнению многих опытных специалистов, молодой геолог Андрей Трофимук настоял тогда на проведении поисковых работ в Карлинско-Кинзебулатовской зоне рифовых массивов. Первые скважины были неудачными, оппоненты требовали прекращения буровых работ. На главного геолога даже завели дело о саботаже. Но Трофимук не сдался. И 23 сентября 1943 года из скважины месторождения Кинзебулатово забил фонтан дебетом до 6 тысяч тонн нефти в сутки (для сравнения: средняя нефтяная скважина в мире дает 10 тонн). В январе 1944 года Андрей Алексеевич Трофимук – первый из советских геологов – получил Звезду Героя Социалистического Труда.
 – Его работа была не менее важна, чем победы самых выдающихся наших маршалов на фронтах Великой Отечественной, – считает Алексей Конторович. – После открытия Кинзебулатово Трофимук продолжал искать “большую девонскую нефть” и ровно через год открыл “Второе Баку” на Туймазах в Башкирии. Это месторождение оказалось на тот момент пятым в мире по запасам нефти и превратило СССР в великую нефтяную державу.
Открытие Волго-Уральской нефтегазоносной провинции – первый “звездный час” А.Трофимука. Именно в этот период начинает проявляться удивительный дар Андрея Алексеевича – предугадывать пути открытия новых месторождений нефти и газа.
Уделял Трофимук большое внимание и способам разработки открытых месторождений – вторую Сталинскую премию он получил в 1950 году именно за разработку новой технологии законтурного заводнения (первую – за открытие девонской нефти). В 1950-х годах А.Трофимук работал главным геологом Министерства нефтяной промышленности, затем возглавил Всесоюзный научно-исследовательский институт нефтяной промышленности. Именно в годы работы в министерстве Андрей Алексеевич впервые стал заниматься проблемами поисков нефти и газа в Сибири. И в июне 1957 года сразу согласился на предложение академика Лаврентьева поехать в Сибирское отделение, сказав: “Сибирь буквально плавает на нефти, и меня привлекает работа по выявлению этих нефтяных морей”.
Андрей Трофимук сформировал ядро Института геологии и геофизики из сильнейших на тот момент в стране и в мире специалистов – академиков В.Соболева, А.Яншина, Б.Соколова, Ю.Косыгина, братьев В.Кузнецова и Ю.Кузнецова, Э.Фотиади, Ф.Шахова и многих других. “Ваша слава будет моей славой”, – сказал им Трофимук, хорошо понимая, что наука делается в лабораториях, а не в директорских кабинетах. Институт под его руководством в короткий срок стал своеобразной академией геологических наук, охватывающих большинство направлений исследований, по многим из которых он занял и до сих пор занимает ведущие позиции в стране, а иногда и в мире.
Трофимук всегда ценил людей, имевших свое мнение. “Не люблю, когда мне смотрят в рот”, – говорил Андрей Алексеевич, – вспоминает его ближайший помощник, возглавлявший в 1984-2007 годах Управление организации научных исследований СО АН СССР – РАН Валерий Ермиков, – многие ученики Трофимука часто оказывались в роли его научных оппонентов”.
Научное наследие Андрея Алексеевича впечатляет: его решающая роль в открытии трех нефтегазоносных провинций (Волго-Уральской, Западно-Сибирской и Восточно-Сибирской) – уникальный результат.
В 1960 году академик Трофимук одним из первых в мире теоретически обосновал высокие перспективы нефтегазоносности позднего докембрия Земли, открыв тем самым буквально на “кончике пера” нефть в Восточной Сибири (Государственная премия РФ 1994 года).
Андрей Алексеевич является одним из авторов (соавторы – В.Васильев, Ю.Макогон, Н.Черский) выдающегося открытия – свойства природных газов находиться в твердом состоянии в земной коре в виде гидратов. Сегодня разведданные в мире запасы газогидратов на шельфах морей превышают все известные запасы традиционных углеводородов. Кроме того, в работах Трофимука можно найти обоснование необходимости поисков нефти на Охотоморском шельфе, включая шельф Сахалина. Есть четкое указание, что вслед за континентальной частью следует осваивать Арктику, этим планам великого нефтяника еще только суждено сбыться.
Говорят, лишь твердая гражданская позиция помешала Андрею Алексеевичу стать очередным председателем Сибирского отделения. Мало кто позволял себе стучать кулаком по столу в Президиуме Академии наук СССР. Именно так поступил академик Трофимук, когда узнал, что президент АН СССР Мстислав Келдыш дал добро на строительство Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Когда Келдыш потребовал извинений, Андрей Алексеевич ответил: “Извинюсь перед кем угодно, только спасите Байкал!”. После многолетней борьбы А.Трофимука и его учеников появился Федеральный закон “Об охране Байкала”. К сожалению, с БЦБК справиться не удалось до сих пор.
Несколько месяцев назад вновь всплыл и проект Туруханской ГЭС, экспертизой которого академик Трофимук занимался уже на 78-м году жизни. В то время Академия наук еще делала эколого-экономическую экспертизу крупных проектов, эту практику не мешало бы возродить и сегодня.
– Экспертиза была сделана за два месяца, – вспоминает Валерий Ермиков. – Андрей Алексеевич организовал экспедицию вверх по Енисею, которую сам возглавил, невзирая на возраст. Приходилось и на речных трамвайчиках плыть по Нижней Тунгуске, и на вертолетах летать. Дополнительно была организована научная экскурсия на Вилюйскую ГЭС в Якутии – единственную в мире в зоне вечной мерзлоты.
В итоге тщательного анализа проекта и исследования ситуации на местах комиссия дала отрицательное заключение. Главный аргумент против строительства ГЭС: громадное водохранилище (1200 км длиной) затапливало основные оленьи пастбища, используемые эвенками. Тогда проект был снят с повестки дня. Сегодня он вновь рассматривается как перспективный.
В 1998 году Андрей Алексеевич отказался принять орден “За заслуги перед Отечеством” IV степени, опубликовав открытое письмо Борису Ельцину: “…Я считаю зазорным для себя принимать из ваших рук награду за то, что не смог убедить вас и вашего соратника В.С.Черномырдина в проведении не разорительных реформ Международного валютного фонда, а действительных преобразований, поднимающих благосостояние народов России, обеспечивающих им заслуженное величие и процветание”.
– Вся его борьба была глубоко продуманной, вовсе не такой эмоциональной, как могло показаться с первого взгляда, – считает преемник А.Трофимука на посту директора Института геологии и геофизики, председатель СО РАН в 1997-2008 годах, академик Николай Добрецов. – Андрей Алексеевич делал все, чтобы эффект от протеста был максимально сильным.
“Когда человек где-то верен своим принципам, а где-то их игнорирует – разве это убежденность, разве это боец?.. Жить надо так, чтобы и по нам потомки сверяли время”, – говорил Андрей Трофимук в интервью журналу “Смена” (1987 год).
– Несмотря на время от времени раздающиеся призывы отойти от мемориального мышления, мы прекрасно понимаем, что трудности последних 20 лет Россия преодолевает во многом благодаря масштабным личностям, подобным Андрею Алексеевичу, опираясь на их наследие, – сказал на торжественном заседании Президиума, посвященном юбилею, председатель СО РАН академик Александр Асеев.

Подготовила Ольга КОЛЕСОВА
Использованы материалы документального фильма Владимира Эйснера и статьи “Жизнь в борении”, подготовленной к юбилею А.Трофимука его коллегами – учеными-геологами СО РАН.

Нет комментариев