Поиск - новости науки и техники

Пост принят. В России – новый министр.

Произошло это резко – и как-то очень буднично. На рабочей встрече в крымском аэропорту председатель правительства сообщил президенту об идее отправить в отставку действующего министра образования: “На смену Дмитрию Ливанову я бы предложил назначить женщину – Ольгу Юрьевну Васильеву, которая имеет хороший послужной список”.

Перед страной, объяснил премьер, стоят новые задачи, и для работы кабинету министров “требуются и новые подходы, и новые полномочия, а в ряде случаев и новые люди”. 
Какие задачи, президент не спросил. Видимо, сам их прекрасно знает. С предложением заменить министра образования и науки сразу согласился.
В том, что страна без объяснений этот шаг поймет и одобрит, похоже, ни премьер, ни президент не сомневались. Согласно последнему опросу ВЦИОМ, Дмитрий Ливанов считался худшим министром в правительстве. 
Отрицательное отношение ученых к Д.Ливанову во многом определялось реформой РАН, которую связывают с его именем. Свою причастность к ее разработке он отрицал, но личную позицию не скрывал и высказывал, что думал, – порой резко, не подбирая слов, не задумываясь о последствиях. Отзыв в прямом радиоэфире о РАН как о “бесперспективной и нежизнеспособной” форме организации науки безнадежно испортил ему репутацию в академической среде. Сейчас президент РАН Владимир Фортов надеется скорректировать реформу РАН, наладив работу с новым министром образования и науки. 
С другой стороны, а когда реформаторы были у нас популярны? Любые реформы, если они реальные, а не показные, на бумаге, очень болезненны – особенно в том случае, когда дополнительных денег на их проведение нет. И то, за что экс-министра образования и науки не любили, – например, за закрытие вузов, признанных неэффективными, – возможно, надо было бы ставить ему в заслугу. Конечно, только в том случае, если согласиться, что все закрытые действительно были неэффективны или разумно объединены с эффективными.
Отношение к Ливанову в обществе неоднозначно. Кто-то нескрываемо рад его отставке (“наконец-то!”), кто-то, наоборот, достаточно высоко оценивает его деятельность на посту министра. 
Например, помощник Президента РФ Андрей Фурсенко считает, что за те четыре года, в течение которых министерством руководил Ливанов, ситуация в образовании, прежде всего в высшей школе, улучшилась. “Мы имеем сегодня конкурентную систему образования. И это в значительной степени заслуга Ливанова. Я уверен, что преемственность в работе министерства сохранится”, – заявил А.Фурсенко.
При Ливанове активно шла дифференциация сети вузов, что, как показывает мировой опыт, необходимо, когда высшее образование становится массовым. 
Еще один фронт, на котором начались подвижки при экс-министре, связан с борьбой против плагиата в науке. Прозвучала даже точка зрения, что потеря Ливановым министерского поста – это плата за его неявную поддержку “Диссернета” и готовность продолжать борьбу с фальшивыми диссертациями. Правда, в самом “Диссернете” считают, что для того, чтобы остановить поток фальшивок, экс-министр сделал 10-15% из того, что мог бы. Например, почти все ректоры, уличенные “Диссернетом” (а их более 70!), остаются на своих местах. Интересно, какую политику изберет здесь новый министр?
Много ругали Д.Ливанова и за ЕГЭ. Однако единый экзамен – не изобретение экс-министра, все было законодательно решено до него. Зато как раз при Ливанове тестовые задания стали заменяться открытыми задачами, ЕГЭ по математике был разделен на базовый и продвинутый уровни. То есть экзамен постоянно совершенствовали. 
Те, кто отставку Ливанова одобряет, говорят о том, что экс-министр не прислушивался к научно-образовательной общественности. Но есть и другие мнения. Например, сопредседатель Общественного совета при Минобрнауки РФ Евгений Ямбург отмечал, что министр был готов к диалогу, стремился во всем разобраться. А Совет по науке при Минобрнауки РФ даже выступил с заявлением в связи с отставкой Д.Ливанова, где выразил “искреннюю признательность оставляющему министерскую должность Дмитрию Викторовичу Ливанову за плодотворную совместную работу на благо российской науки и образования, коллегиальное, корректное и уважительное отношение к деятельности Совета по науке при МОН”. И пожелал экс-министру успехов на новом поприще. 
Но каким бы ни было отношение к смене руководителя главного научно-образовательного ведомства, и радующимся, и печалящимся предстоит жить и работать в предлагаемых обстоятельствах.
Новым министром образования и науки стала Ольга Васильева, до того в администрации Президента РФ занимавшая должность заместителя начальника управления по общественным проектам, профессор, доктор исторических наук. С 1991 по 2002 год работала в Центре истории религии и церкви Института российской истории РАН, затем возглавила кафедру религиоведения Российской академии государственной службы (сейчас – РАНХиГС) при Президенте РФ. О.Васильева входит в Комиссию по делам религиозных объединений при Правительстве РФ, а также в Совет по подготовке программ по курсу “Отечественная история” при Минобр­науки РФ. 
В Интернете в тот же день началось активное обсуждение нового министра. Мнения поляризовались. Одни называют ее “пропагандистом идей консерватизма и патриотизма” и даже “крайним консерватором”. Другие пишут, что она “серьезный ученый – умная, трезвая, сбалансированная женщина”, “потрясающий эксперт”. 
Ольга Васильева впервые появилась перед образовательной общественностью на следующий день после приказа о своем назначении – на Всероссийском педагогическом совещании. В те же дни она дала несколько интервью ведущим изданиям. Своим приоритетом новый министр назвала поддержку учителя и выступила за переосмысление “прекрасного опыта прошедших поколений, включая XIX и XX века”. Учитывая научные интересы О.Васильевой (ее докторская диссертация была посвящена Русской православной церкви в политике советского государства в 1940-е годы) и ее послужной список (среди прочего – преподавание в Сретенской духовной академии, работа в диссертационном совете по теологии), многие комментаторы высказывали опасение, что образованию под ее руководством грозит клерикализация. Однако глава Минобрнауки заявила, что “отождествлять исследовательскую деятельность в сфере религиоведения с работой на посту министра образования было бы неправильно”. 
Пока неизвестно, какие приоритеты у нового министра в области развития высшего образования и научной политики. Что из начатого ее предшественником она намерена продолжать, что собирается менять? И как думает решать старые задачи – повышение зарплат преподавателей, рост международной конкурентоспособности вузов и т.д. – в условиях бюджетных ограничений? Надеемся, что в скором времени Ольга Васильева ответит на эти и другие вопросы. 
Сейчас в СМИ появилась информация, что в Минобрнауки и в РАН обсуждается вероятность разделения министерства на два ведомства. Многие ученые считают этот шаг оправданным, особенно после назначения руководителем Министерства образования и науки ученого-гуманитария. Однако в пресс-службе вице-премьера Ольги Голодец заявили, что не в курсе подобной инициативы. И в профильный Комитет Госдумы по науке и наукоемким технологиям официальных обращений из правительства не поступало. 
Наталия БУЛГАКОВА
Фото с сайта минобрнауки.рф

Нет комментариев