Поиск - новости науки и техники

Секреты “Успехов”. От чего зависит уровень научного журнала?

Одним из распространенных трендов последних лет стало стремление российских ученых во что бы то ни стало опубликовать результаты своего исследования в престижном зарубежном издании с высоким показателем цитирования статей (импакт-фактором). Оно и понятно: если исследование стоящее, о нем хочется рассказать как можно большему кругу коллег, в том числе иностранных. 

Однако, как показывают недавние данные компании Thomson Reuters, привлечь внимание читателей и побудить их активно цитировать статью можно и не прибегая к помощи заграничных издателей. Впрочем, обо всем по порядку. 
В июне этого года Thomson Reuters был выпущен очередной номер ежегодного Journal Citation Report, который фиксирует произошедшие за год изменения качественных характеристик научных журналов, входящих в Web of Science, а проще говоря, сообщает их текущий импакт-фактор (ИФ). Российских изданий в этом списке оказалось 149 – это все журналы, входящие в основную базу Core Collection WoS за исключением гуманитарных, по которым ИФ не рассчитывается, и некоторых естественнонаучных, недавно принятых в базу данных и не имеющих пока ИФ из-за отсутствия данных по цитированию для его расчета.
Журнальный импакт-фактор охватывает трехлетний цикл и определяется простой формулой: ИФ журнала в 2016 году – это отношение полученного в 2015 году числа цитирований статей 2013 и 2014 годов к общему числу статей, опубликованных за этот двухлетний период. Придумал этот показатель еще в 1960-е Юджин Гарфилд, основатель Института научной информации (ISI) и базы данных Science Сitation Index, которая со временем трансформировалась в Web of Science. Интересно, что Гарфилд предложил использовать ИФ не как индикатор для авторов, которые выбирают, в каком журнале целесообразнее опубликовать статью. По его мнению, импакт-фактор мог служить в первую очередь интересам библиотекарей, помогая им сориентироваться в том, какие научные журналы наиболее авторитетны и востребованы в мире, чтобы закупить их в свои библиотечные коллекции. 
В российском подразделении научных исследований Thomson Reuters, где периодически отслеживают изменения показателей отечественных журналов, обратили внимание на интересный факт. За прошедший год существенно вырос ИФ журнала “Успехи химии” – Russian Chemical Review – с 2.318 до 3.687. За счет чего же?
По мнению эксперта по наукометрии компании Thomson Reuters Павла Касьянова, это произошло по нескольким причинам. “Какие-то из них абсолютно технические, какие-то – “смысловые” и качественные. К техническим можно отнести небольшое уменьшение в 2014 году количества публикаций в журнале. Если обычно в год выходит 53-54 публикации, то в 2014 году их было 47, что несколько уменьшает знаменатель дроби для расчета импакт-фактора, но влияние этого обстоятельства небольшое – чуть выше 6%. Гораздо сильнее повлиял на ИФ журнала “Успехи химии” выход высокоцитируемой публикации “Development of new methods in modern selective organic synthesis: preparation of functionalized molecules with atomic precision” В.П.Ананикова и его коллег”, – считает представитель Thomson Reuters.
По данным Thomson Reuters, эта статья собрала к настоящему моменту 58 цитирований, что для публикации 2014 года по химии считается “очень хорошим результатом” и делает ее высокоцитируемой работой, то есть попавшей в 1% наиболее цитируемых в своей предметной области.
В самом журнале “Успехи химии” роль блестящей статьи в увеличении ИФ тоже считают важной, но подчеркивают, что в 2013 и 2014 годах редколлегией была организована публикация ряда актуальных высокоцитируемых обзоров (например, Л.Б.Кривдина с соавторами, В.И.Минкина, А.Л.Бучаченко, Е.В.Антипова с соавторами, В.В.Осико с соавторами и др.), что вместе c другими немаловажными факторами позволило изданию качественно изменить свой уровень. По мнению редакции журнала, на цитируемость научной статьи влияют несколько обстоятельств. Помимо актуальности темы, которая вызывает интерес читателя, важна свое-временность выхода журнала в свет и доступа к его статьям. И наконец, большое значение для определения импакт-фактора имеет корректный подсчет ссылок. 
Существует проблема большой задержки в выпуске номеров российских журналов. Понятно, что если что-то выпускается позже, то и возможность цитировать у читателей появляется с опозданием. То есть если журнал датирован 2013 годом, а фактически вышел в 2014-м, то учитываться он все равно будет как вышедший в 
2013-м, хотя времени на то, чтобы его прочесть и процитировать, у читателя останется меньше. В “Успехах химии” отмечают: весь процесс – от поступления авторских вариантов до выпуска оригинал-макета – находится в руках редакции и редколлегии, что позволяет контролировать сроки очень жестко. Для того чтобы вовремя выходил англоязычный вариант журнала, редакция “ускорила” выход русского на один месяц, то есть июльский номер на сайте издания можно прочесть в июне, а затем английская версия точно в срок появляется на сайте зарубежного соиздателя. Журнал выходит ежемесячно, и с 2012 года многое изменено для удобства читателей и авторов: например, с первого номера 2012 года нумерации страниц англоязычной и русской версий полностью совпадают (это принципиальный момент, потому что англоязычный текст обычно получается короче). Теперь при цитировании статьи – неважно со ссылкой на “Успехи химии” или Russian Chemical Review – не возникает разночтения, что обеспечивает меньшее количество неучтенных ссылок (это проблема многих журналов, имеющих две версии).
И все же импакт-фактор – показатель, за которым внимательно следят не только издатели научных журналов, но и авторы. Чем же он так привлекает ученых?
По словам Павла Касьянова, логика здесь простая: чем выше ИФ журнала, тем лучше цитируются его статьи и тем больше вероятность, что процитируют статью конкретного ученого – а это уже непосредственно отражается на его личном рейтинге. Косвенно ИФ – это еще и отражение аудитории журнала. Чем больше журнальная аудитория, чем больше читателей у статьи, тем чаще на нее сошлются. 
Идя “навстречу” интересам авторов, а попросту говоря, жульничая, некоторые издания научились накручивать себе ИФ, например, за счет самоцитирования, которое может достигать 70-80%. Впрочем, эти махинации элементарно раскрываются. 
– Каждый год мы уличаем в самоцитировании несколько журналов, после чего к ним применяются довольно жесткие санкции, вплоть до отзыва импакт-фактора. Это еще одна причина, по которой журнал может индексироваться в Web of Science, но не иметь ИФ. Бывают и более “продвинутые” ситуации, когда издания цитируют друг друга, это что-то вроде картельного сговора, и у нас есть алгоритмы, которые позволяют вскрыть и его, – делится Павел Касьянов.
И все же говорить о каком-то обобщенном идеальном импакт-факторе не приходится, поскольку в разных предметных областях совершенно разные средние уровни цитирования. “В области молекулярной биологии журнал, значение ИФ которого равно 3, – довольно средний. Зато в прикладной математике, где меньше объем пристатейной библиографии и ученые гораздо реже друг на друга ссылаются, можно назвать всего два журнала с импакт-фактором 3, ничего выше этого нет. Поэтому мы не можем сравнить импакт-факторы изданий разных научных направлений и рекомендуем смотреть не на конкретное значение ИФ, а на то, какое место журнал занимает в своей предметной области. Сегодня “Успехи химии” со значением ИФ в 3.678 занимают 38-е место из 163 в области междисциплинарной химии в Web of Science. Таким образом, этот журнал попадает в самый престижный первый квартиль”, – отметил П.Касьянов. 
Кстати, российских журналов первого квартиля (в своих предметных областях) совсем немного – всего три: “Успехи химии”, “Успехи физических наук” и “Успехи математических наук”.
И все же – есть ли какой-то общий рецепт, позволяющий поднять уровень российского научного журнала? Как известно, в этом направлении предпринимается немало попыток как самими редакциями, так и различными ведомствами, в том числе Минобрнауки. Большинство рекомендаций сводится к необходимости соответствия международным стандартам, в частности, в оформлении, соблюдении периодичности выхода и т.п. Имеет ли все это отношение к увеличению ИФ?
Как считает Павел Касьянов, довольно опосредованное, так как главный фокус усилий здесь делается на том, чтобы просто добавить журнал в ведущие наукометрические базы данных, и речь об ИФ пока не идет. Импакт-фактор – это в первую очередь содержание.
Что же важнее и на что редакциям стоит тратить усилия – на внешнее представление или на поиск интересных статей, привлечение выдающихся авторов, то есть на контент?
По мнению Павла Касьянова, одно другому не мешает, то есть журналы должны думать о том, чтобы продвигать себя как можно активнее, чтобы большее число ученых в мире знало о существовании такого издания, которое нужно читать и куда можно отправить свою работу. “С другой стороны, нужно серьезно работать в плане отбора материалов, – рассуждает П.Касьянов. – Естественно, если редакционный портфель не очень велик, приходится публиковать, что есть. Но, тем не менее, насколько я знаю, в лучшие российские журналы поступает достаточное количество материалов на опубликование, что позволяет проводить серьезный их отбор, и показатель отказов в опубликовании статей у этих изданий достаточно высок. Это, конечно, не самое приятное для ученого обстоятельство, но это свойственно всем высокоимпактовым журналам. Что касается рекомендаций, то можно предложить следующие. Как я говорил, большинство российских журналов остаются, в основном, ориентированными на российского автора. С одной стороны, это хорошо, поскольку российским ученым дается площадка для придания огласки результатам своих исследований, с другой – от этого сильно страдает интернационализация научных результатов, публикуемых в журналах. Так, в переводной версии “Успехов химии” мы найдем всего 26 публикаций за последние 5 лет, которые сделаны без участия российских авторов. На наш взгляд, более активное продвижение журнала – и это относится к большинству российских изданий – среди иностранных авторов и организаций помогло бы поднять и приток публикаций, и количество подписок”.
В “Успехах химии” считают, что решение проблемы привлечения иностранных авторов – это некий замкнутый круг, поскольку в низкорейтинговый журнал зарубежные ученые писать не будут (выбор иностранных журналов с более высоким, чем у российских, импакт-фактором огромен, причем каждый год появляется множество новых), а публикация низкопробных зарубежных статей в российских журналах их импакт-фактор не поднимет. Поэтому выход в редакции видят в том, чтобы поднимать ИФ за счет публикации актуальных и высокопрофессиональных статей российских авторов (при возможности в соавторстве с иностранными коллегами), жестко соблюдать сроки выпуска номеров и все нормы международной печати, активно разрабатывать интернет-сайты журналов. А повышение рейтинга журнала, как надеются в “Успехах химии”, поможет в дальнейшем привлечь в него и иностранных авторов.
Светлана БЕЛЯЕВА
Иллюстрации предоставлены Thomson Reuters
На верхнем изображении: Количество публикаций журнала за 10 лет с учетом страновой принадлежности авторов

Нет комментариев