Поиск - новости науки и техники

Спрос – как со столицы. Стройте амбициозные планы и собирайте достойную команду для их исполнения.

Увидев над зданием аэропорта лозунг “Ульяновск – авиационная столица России”, я будто вернулась в прошлое: Советский Союз четверть века назад, маленький аэропорт в Каракалпакии, над ним транспарант “Вас приветствует город рыбаков – Муйнак!” Выцветший, забытый, бессмысленный лозунг – Аральское море, на берегу которого стоял город, ушло от него на 80 км. Естественно, не за год. У бывшей когда-то пристани в рядок тонули в песке рыбацкие баркасы с надписями на бортах: “Украина”, “Белоруссия”, “Латвия” и т.д. Символ дружбы народов СССР и абсурда их существования.
Неужели претензии Ульяновска на статус авиационной столицы России столь же грустно нелепы? Но в госуниверситете, куда приехала в командировку, с кем бы я ни заводила насмешливый разговор на эту тему, встречала отпор. Вежливый, но жесткий. Народ доказывал, что идея вполне перспективна, хотя и трудна в исполнении. Говорили, что сделаны первые шаги в нужном направлении – создан Авиационный кластер области, куда вошел и УлГУ. А как самый весомый аргумент выкладывали новость о своей победе, совместной с авиакомпанией “Волга-Днепр”, в конкурсе инвестиционных проектов по созданию высокотехнологичных производств. Название проекта мне показалось не менее амбициозным, чем лозунг в аэропорту, – “Автоматизированная система прогнозирования и предотвращения авиационных происшествий при организации и проведении воздушных перевозок”.
Может, я что-то не улавливаю? Университет – классический, а тема куда как прикладная. В конце концов, президент УлГУ Юрий Полянсков посоветовал: “Начните прояснение ситуации с администрации области. Без ее участия подобные идеи умами не овладевают”.
Вильдан Зиннуров (на снимке), заместитель председателя правительства Ульяновской области, на редкость выдержанно отреагировал на аналогию с баркасами в песках Арала. Стал убеждать в перспективности Ульяновска как авиационной столицы России последовательно, как с кафедры. По его словам, к этому звучному бренду администрация пришла в 2007 году, когда была досконально проанализирована ситуация в экономике региона. Картина не вдохновляла: 36% продукции области давали обрабатывающие производства, в том числе автопром. Текстильные и швейные – 2%, а в советское время их вклад составлял 27%.
– Но тут перспективы скромные – многие предприятия просто утрачены, кадры состарились, – комментировал Зиннуров. – Автопром развивается драматично: объемы прыгают – то 200, то 40%. Авиапром же сегодня вместе с сопутствующими производствами дает только 6% регионального валового продукта, но эксперты (а мы привлекали несколько команд) в один голос утверждают, что имеющиеся в области предприятия, так или иначе связанные с авиационной промышленностью, обладают колоссальным потенциалом. Их общий вклад в региональный продукт может составить 30-35%. За счет чего? Сохранен уникальный завод “Авиастар-СП”, все технологии производства Ан-124 “Руслан” – самого большого транспортного самолета в мире. Проанализировав все слагаемые, правительство Ульяновской области пришло к выводу, что у нас есть почти все элементы авиационного кластера. Пара аэропортов. Тот, что за Волгой, под “Руслан” строился, получил статус международного. Он по приборам, по полосе, в любую погоду может работать… Есть свои конструкторские бюро. Не хватает малой авиации, производимой хотя бы небольшой серией, и терминального логистического комплекса.
– Однако и то и другое появится, – с удовольствием говорит Вильдан Ханифович. – 31 декабря 2009 года подписано постановление Правительства РФ, обещано 762 млн рублей из федерального бюджета на формирование особой экономической зоны (ОЭЗ) портового типа. Под первый этап отдаем 120 га из 640 запланированных, на этой площади разместятся ангары, корпуса под основной вид деятельности – техническое обслуживание всех типов воздушных судов, включая иностранные: заправка, все виды ремонта, начиная от подкачки колес и заканчивая заменой двигателей.
Второй этап развития ОЭЗ портового типа – строительство и организация грузового хаба для транснациональных перевозок. Зачем? У нас базируются компании “Волга-Днепр” и “Полет”, которые используют “Руслан” и Ил-76 и перевозят почти 60% нестандартных и крупногабаритных грузов в мире – доставляют на любой континент турбины, фюзеляжи лайнеров, ректификационные колонны. Это ниша рамповых самолетов, к которым как раз Ил-76 и “Руслан” относятся. Грузоподъемность Руслана – 150 тонн. Равных ему нет, подобные поднимают не больше 100 тонн.
– Говорят, “Руслан” нуждается в доработке…
– По качеству фюзеляжа “Руслан” еще 30 лет сможет летать без серьезных доработок, а двигатели желательны другие – более экономичные, более практичные. Нужна и авионика получше, бортовые системы. Планируется полная модернизация сферы производства этого самолета на “Авиастар-СП”, но завод этот в ОЭЗ не входит. Поэтому третья составляющая ОЭЗ у нас – сборочные производства. Например, по конвертации аэробусов из пассажирских судов – в грузовые. Вот для таких работ особая экономическая зона – просто идеальная площадка. Все оборудование, которое завозится и используется на производстве, пребывает в ОЭЗ в режиме временного таможенного ввоза. Это на 30% снижает стоимость используемой техники. Разовая мера, но дает выгоду. Самолеты и комплектующие тоже ввозят в ОЭЗ без таможенных пошлин и НДС. В режиме временной таможенной обработки переоборудуют суда в грузовую версию, и дальше они отбывают в третьи страны опять же без таможенных платежей и НДС. Для заказчика это дешевле на 15-30%. Вся инфраструктура создается за счет бюджетных средств. Мы до границ участка ведем коммуникации, газ, свет, воду.
Еще в ОЭЗ построят завод композитных материалов для авиации. Сейчас идет проектирование. В апреле 2011 года планируют начать работы на стройплощадке. Там же есть намерение разместить сборку региональных самолетов (9-19-местных). ОЭЗ в Ульяновске на редкость удачно расположена: от нее порядка 250 км до Самары, Казани, Саранска, 400 – до Саратова, Йошкар-Олы. Год назад наконец запустили новый мост… Приезд Президента РФ Д.Медведева на сдачу моста в прошлом году закончился поручением правительству включить проект “Руслан” в государственную программу “Вооружение”.
– Так будет госзаказ на “Русланы” в следующем году?
– Мы надеемся, что появится. А если нет, то будем продолжать делать то, что в наших силах. Последние пять лет область вложила в авиастроительные предприятия порядка полумиллиарда рублей. “Авиастар-СП”, например, 70 млн рублей в год получает. Это льгота по налогам, идущим в областной и местный бюджеты. Не лишние деньги, они идут на подготовку кадров, начало новых проектов, снижение издержек. Да и вообще, у нас большие планы – боремся даже за те проекты, которым ОАК уже обозначил другое место, подписал соглашения… Мы пытаемся перетащить их сюда потому, что здесь их, на наш взгляд, легче и быстрее выполнить. Есть место, персонал, подготовка кадров, любые режимы. Кроме того, в 5 км от ОЭЗ промышленная зона. Мы вложили туда порядка 260 млн своих средств – подвели газ, свет, водопровод, обустроили подъезды, дороги, связь. И на эту промзону уже “садятся” предприятия, возместившие нам затраты налогами, уплаченными в областной бюджет.
– Может, области стоит самой подумать о заказе “Руслана”?
– Ну да, на пять самолетов нашего бюджета хватит – и баста. Не дело области, округа заказывать “Русланы”. Если декларируем, что Россия – великая авиационная держава, то должна быть соответствующая государственная политика. Подобные статусы не всем высокоиндустриальным государствам по плечу. Мы реально в транспортном авиастроении конкурентоспособны. Жаль только, что наш “Авиастар-СП” не имеет госзаказа даже на дюжину самолетов разом. А завод рассчитан на ежегодный выпуск 15 “Русланов” да еще 35 Ил-76! Имей он заказов на пару самолетов в месяц, задышал бы свободно. Лучше бы была структура его экономики, выше рентабельность производства. Да и у поставщиков настроение другое было бы. Ведь “Руслан” – это более 300 000 комплектующих, их изготавливают 1500 предприятий. Ил-76, конечно, поскромнее – всего 200 000 комплектующих, но тоже впечатляет. Надеюсь, с 2012 года выпуск лайнеров для “Авиастар-СП” станет не праздником, а рабочим моментом. А заказчики раньше или позже придут. Московские и питерские транспортные узлы до безобразия перегружены, а у нас будут особые льготные условия обработки грузов в ОЭЗ. Проект ОЭЗ живой и движется.
– А молодежь-то в него верит?
– В 2007 – начале 2008 года мы реализовали одну программу подготовки кадров для “Авиастар-СП”. Предприятие работало нестабильно из-за нехватки квалифицированных кадров. Для усиления мотивации ввели стимулирующие выплаты, начали проект “Дом молодежи” – малогабаритные квартиры для семей молодых специалистов. Пока построили первый дом на 70 квартир, следующий будет уже на 300. Ну, и принимая людей – требовалось 3000 человек, – “перелопатили” вдвое больше, тщательно отбирая для уникального производства.
Есть еще у нас для молодежи то, чего нет ни у кого в России: Ульяновское училище гражданской авиации, где готовят пилотов с высшим образованием. Этой осенью училищу исполнилось 75 лет, оно выпустило десятки тысяч пилотов для судов высокого класса, изготовленных в России. На импортные самолеты кадры доучивают за рубежом. Но недавно Ульяновское училище подписало меморандум о взаимопонимании с Оксфордской авиационной академией. Цель – адаптировать наши программы подготовки к требованиям европейских авиалиний, чтобы наше обучение соответствовало стандартам Европейского авиационного сообщества. Как только в Оксфордской академии узнают, что европейские программы подготовки пилотов в РФ приняты, они поставят нам необходимые тренажеры. Параллельно объясняем российским авиакомпаниям, что вывозить валюту за рубеж невыгодно: если стажировать пилотов в Лондоне или Тулузе, то стоимость обучения вдвое дороже за счет трат на проживание. Когда у нас появится возможность готовить пилотов для работы на зарубежных самолетах, наши авиакомпании, думаю, начнут посылать людей на переобучение к нам. ОЭЗ нам в этом поможет. Ведь таких всего две: Ульяновская авиационная и под Владивостоком в Совгавани – морская, там грузовой порт. А без портовой ОЭЗ какой может быть авиационный кластер?!
– Ну, есть же Национальный центр авиастроения в Жуковском.
– Есть. Жуковский силен своими КБ – разработка, проектирование, испытание, он научная столица авиастроения. А Ульяновск – производственными площадками. Конечно, у нас будут и свои конструкторские силы – филиал Всероссийского института авиационных материалов, Ульяновское конструкторское приборостроительное бюро, НИИ авиационных технологий, наши вузы. В кластере сейчас уже 24 предприятия, и вместе они начинают работать по-новому. Скажем, госуниверситет – его Центр cals-технологий взял на себя оцифровку шаблонов и объемной оснастки для изготовления деталей на “Авиастар-СП”. За эти годы часть документации потерялась, плюс ее надо переводить в электронный вид. За 10 месяцев на 6 с лишним миллионов рублей наработали. Студенты 1,5 тысячи шаблонов в месяц делают. Но пока отладили взаимодействие с заводом – намучились, а теперь вузовские кадры завод старается переманить – нравится квалификация.
Накануне разговора в администрации области я побывала в УлГУ. Как раз в тех научных подразделениях, которые работают с “Авиастар-СП” и будут выполнять проект с “Волга-Днепр”. Мне рассказывали, что глава компании Алексей Исайкин сам предложил вузу эту тему для сотрудничества. В УлГУ за работу взялась кафедра доктора физико-математических наук Александра Бутова. До того он несколько лет работал в Германии в области прогнозирования развития процессов. Теперь его группа занимается надежностью и безопасностью. Когда часть работы сделали, А.Исайкин прилетел в Ульяновск и в режиме он-лайн со своим офисом, где сидели эксперты, смотрел, обсуждал, что получается. Впечатлило. А ведь “Волга-Днепр” – мощная компания, работающая с 1200 аэропортами мира по заказу ООН, НАТО, международных организаций.
Так вот, по мнению специалистов, безопасность полета зависит от массы факторов, например от типа взлетной полосы, загрузки самолета, его оснастки, а когда рассчитывают маршрут, то думают не только о дозаправке, погоде, но даже о политической ситуации в местах взлета и посадки.
– Подчас самолеты ГК “Волга-Днепр” летают в страну с неспокойным социально-политическим климатом, – объяснял мне Анатолий Николаев, руководитель Центра cals-технологий УлГУ. – Университет составил программы, позволяющие на всех языках, которые нам задают, например на английском, французском, испанском, португальском, выискивать в Интернете новости о происходящем в той или иной стране. Ключевые слова – теракт, восстание, боевики и т.д. Полученные материалы специалисты просматривают и на их основе дают рекомендации – лететь или нет.
Вторая задача – оснастка для осуществления погрузки. Они технику с собой не возят, складируют в аэропортах по всему миру, но за ней надо следить, чтобы держать в готовности. Плюс она нужна сегодня в Лондоне, завтра – в Париже, а через неделю – в Мадриде. Надо перевезти. Самолетом? Дорого. Можно автотранспортом, можно кораблем. Надо просчитать, что выгоднее по деньгам, времени, надежности и безопасности. Университет взялся и за эту работу. Плюс система качества выполнения работ. Есть руководства, которые перед загрузкой должен прочесть экипаж, этим занимающийся. Выбрать нужное им требуется сегодня из сотни страниц текста. Попробуйте перед рейсом. Только “по диагонали”, и то вряд ли. А груз бывает опасный. Значит, надо сделать компьютерную выборку необходимых сведений, чтобы люди успели до полета с ней ознакомиться.
Третий аспект проблемы больше касается летчиков – расчет взлетно-посадочного ресурса. Может ли самолет взлететь на трех двигателях? При каком количестве топлива? Какой длине полосы? Какой прочности? В принципе такие расчеты известны, но они “ручные”. Сидит штурман, считает, пишет, выводит графики… Перед каждым полетом часа четыре этим занимается. Все держится практически только на его чувстве ответственности. В университете решили, что надо сделать программу, которая давала бы ответ не за 4 часа, а через 30 секунд. Можем взлететь и сесть? Нет, тогда другой маршрут, другие параметры, другая оснастка…
– Словом, УлГУ сегодня самый крупный и перспективный университет области, – продолжал Зиннуров. – Здесь постоянно ищут новые направления подготовки, внедряют современные специальности. Кстати, именно УлГУ забил тревогу, что специалистов для авиационной отрасли в Ульяновской области сегодня готовят раз в 30 меньше, чем экономистов. Надеюсь, что оба университета – УлГУ и УлГТУ – сумеют этот перекос выровнять. Но многое зависит и от нас – как наладим трудоустройство выпускников, обеспечим их жильем, социальным пакетом. Хорошо, сомнения, что студенты справятся с делом, закончились. Ребята из классического университета доказали свою квалификацию очень быстро.
– То, что я говорю про УлГУ, важно для авиакластера, – подчеркивает В.Зиннуров. – Кстати, создавая его, мы сразу решили сделать областное государственное учреждение для координации работ в нем. То есть некую управляющую компанию, которую в самом начале возглавил президент УлГУ Юрий Полянсков. Он – системный человек, умеет вербовать соратников. Он убедил промышленников, сумел привлечь серьезную науку. Понимаете, чиновничеству у нас не доверяют, но если РАН поддерживает дело, оно обретает другой, более высокий статус. У них в партнерах генеральный директор ВИАМ академик Е.Каблов. Параллельно в Думе ведется колоссальная работа по изменению законодательства, прежде всего инвестиционного. Губернатор способствует тому, что партнеры верят: Ульяновская область заточена на поддержку развития авиации. Стараемся позитивно влиять на изменение сознания населения. Ведь большей частью народ считал, что наш “Авиастар-СП” лег на фюзеляж и не поднимется. Поднимется, дайте срок! Ульяновск станет столицей авиастроения России, ни в каких песках забвения наши намерения не утонут, будьте уверены.
 

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев