Поиск - новости науки и техники

Закрома безопасности

Проблемы сохранения, приумножения и эффективного использования достижений отечественной селекции перед Общим собранием РАН обсудили на площадке ВДНХ ведущие ученые в области биологии, медицины, химии, био- и нанотехнологий и микробиологии. “Поиск” предлагает читателям выдержки из докладов, прозвучавших в ходе круглого стола “Генетические ресурсы растений, животных и микроорганизмов на службе человечества”, который прошел в рамках программы Российской агропромышленной выставки “Золотая осень”.

Вице-президент РАН академик Геннадий Романенко: 
– В России сбор генресурсов (генетического материала, представляющего фактическую или потенциальную ценность) зерновых и кормовых, плодовых и овощных культур, крупного рогатого скота и овец, лошадей и птицы ведется сотни лет. Постепенно все лучшее сосредоточилось в научных организациях и на экспериментальных предприятиях. 
С реорганизацией Россельхозакадемии в ведение ФАНО России были переданы Всероссийский институт растениеводства им. Н.И.Вавилова (ВИР), 42 селекционных центра по растениеводству, 8 – по животноводству и 2 – по биотехнологии. Задача этих структур – обеспечивать пополнение, сохранение, изучение и мобилизацию генетических ресурсов растений, для чего они поддерживают криобанки семян, эмбрионов и ДНК животных и птицы и занимаются селекцией новых видов.
Деятельность названных учреждений в целом сохранена, но утрачена нормативно-организационная форма их работы, сокращены объемы фундаментальных исследований. Межинститутские методические комиссии по планированию, направлениям и объемам научных изысканий, закладке опытов и отчетности фактически прекратили свою деятельность, коллективные слушания и обсуждения результатов не проводятся уже три года. Тревожит и увеличение разрыва между временем завершения научных исследований и внедрением их итогов в производство, поскольку это внедрение в уставах многих научных учреждений не предусмотрено. Недавно меня спросили: почему 10 научных учреждений занимаются селекцией ржи, а мы покупаем ее у Германии и Финляндии? Резонный вопрос, и нам его надо решать. 
В 1976 году был создан Кубанский генетический банк семян для дублирования коллекции Всесоюзного института растениеводства им. Н.И.Вавилова, а несколько лет назад построено семенохранилище в вечной мерзлоте в Якутии. Данные объекты требуют особого внимания, так как надежды на международный генбанк на Шпицбергене (Норвегия) тают. В этом хранилище уже около 6 тысяч наших сортообразцов, но после передачи в эксплуатацию всего комплекса трем фирмам во главе с компанией “Монсанто” нас там явно не ждут. Пора стимулировать и создателей авторских коллекций к исследованию наиболее значимых культур. 
На сегодняшний день учеными создано и внесено в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию на территории РФ, более 10 тысяч сортов и гибридов сельхозкультур. Использование накопленного потенциала генетических ресурсов животных и птиц в последние годы позволило создать и апробировать свыше 40 новых пород, типов, линий и гибридов сельскохозяйственных животных и птицы. Институты мясной, молочной, хлебопекарной промышленности, маслоделия и сыроделия, пищевой биотехнологии – единственные держатели коллекций микроорганизмов и дрожжей, имеющие государственный статус. На их базе создаются новые бактериальные препараты и закваски для пищевых предприятий России.
Мы можем гордиться количеством сделанного, но нередко возникают вопросы к качеству. Научное сообщество должно давать каждому результату объективную оценку, не допускать сдачи недоработанных материалов и поддерживать лучшие. 
Академик Иван Савченко: 
– Учреждения, находящиеся под научно-методическим руководством Отделения сельскохозяйственных наук РАН, ежегодно организуют 12-20 экспедиций по сбору генетических ресурсов. Только за прошедший год в коллекции институтов привлечено более 3 тысяч генетических образцов растений и их диких родичей, 500 гербарных образцов. Общий генофонд сельхозкультур, сохраняемый в институтах, составляет более 370 тысяч образцов (325,4 тысячи образцов в ФИЦ Всероссийском институте генетических ресурсов растений им. Н.И.Вавилова (ВИР), 50 тысяч в других институтах). Российская коллекция генресурсов по числу образцов четвертая в мире после США, Китая и Индии. Коллекция ВИР – старейшая в мире. Ее уникальность в том, что здесь сохранились более 20% образцов культурных растений, исчезнувших с лица Земли. Это позволяет включать в селекционное использование гены, играющие важную роль в развитии ценных признаков. Так, нашим ученым удалось создать сорта древней тетраплоидной пшеницы полбы, вытесненной из производства в начале XX века. Не так давно стало известно, что полба снижает риск сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, возрождается интерес к этой культуре.
Используя современные генетико-селекционные методы, в том числе биотехнологические с использованием молекулярно-генетического маркирования, ежегодно селекционные центры пополняют генофонд сельскохозяйственных и лекарственных культур 260-350 сортами и гибридами, ведется работа с наиболее эффективными и экономически важными из них. К примеру, Краснодарским научно-исследовательским институтом сельского хозяйства им. П.П.Лукьяненко выведены высокопродуктивные, генетически устойчивые к абиотическим и биотическим стрессам сорта озимой пшеницы “гром”, “алексеич” и др. Продуктивность сорта “алексеич” составляет 10-13 т/га, что на 2,7-3,4 т/га выше по сравнению с зарубежными. Шедевром селекции стала созданная в Московском НИИ сельского хозяйства “Немчиновка” озимая пшеница “московская-39” с урожайностью 8 т/га. Вместе с еще рядом сортов она составляет базу для производства продовольственного зерна в регионе, где ранее выращивалось только фуражное. 
Благодаря усилиям ученых-селекционеров ряд “южан” (соя, перец, кукуруза) продвинулись на север. Уникальные по холодостойкости и срокам созревания отечественные сорта нашего риса, производимого в самом северном ареале возделывания данной культуры, вызывают повышенный интерес к его генофонду у иностранных коллег. 
Между тем в России поддержке и развитию селекционных достижений не уделяется должного внимания. Подготовленный учеными совместно с Минсельхозом РФ Проект закона о генетических ресурсах растений, который регулировал бы вопросы их сбора, хранения и изучения, финансирования работ и сохранности земельных участков, занятых под коллекцию, вот уже пять лет “ходит по инстанциям”. 
Директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза России академик Петр Чекмарев:
– Одна из стратегических задач, обозначенных министром на этом форуме, включает развитие селекции в семеноводстве, генетики в животноводстве и других направлениях сельского хозяйства. В этом году мы собрали, по предварительным подсчетам, 112 миллионов тонн зерна, ожидается более 40 миллионов тонн сахарной свеклы, 200-300 тысяч тонн пойдет на экспорт. Хорошие показатели по масличным культурам, овощам и картофелю. Без генресурсов и сельхозкультур, которые обеспечивают набор продуктов питания и кормов, все это было бы невозможно. Наша задача – сохранить, приумножить и эффективно использовать все имеющиеся в НИИ коллекции, в которых заложен большой потенциал для развития отечественной селекции. 
Ежегодно к списку наиболее экономически значимых в мире сельхозкультур – кукуруза, пшеница, рис и др. – добавляются новые. Многие растения еще не изучены с точки зрения лекарственного потенциала. Сегодня используется только третья часть генофонда, поэтому производство продукции на его основе можно увеличить в разы. Селекция – самая окупаемая из отраслей науки с точки зрения экономической эффективности. Увеличив урожайность на 2-3 центнера, можно получить миллионы и миллиарды рублей дополнительной прибыли. Потенциал зерновых, к примеру, составляет более 10 тонн с гектара (в этом году мы собрали около 25 центнеров с гектара), и такие урожаи уже реально получают выдающиеся ученые. Всем селекционерам надо при жизни ставить памятники – они кормят мир.
Директор Всероссийского научно-исследовательского института племенного дела академик Иван Дунин: 
– Создание конкурентоспособных породных ресурсов – стратегический залог продовольственной безопасности государства, здоровья нации и силы влияния на мировом рынке. Даже небольшое улучшение отечественных пород представляет общегосударственный интерес, достойно заботы и более пристального внимания. Авторов селекционных достижений надо премировать и поощрять как на правительственном, так и на региональном уровнях. 
У нас сегодня 848 пород и типов сельскохозяйственных животных, генетические возможности которых на практике еще далеко не реализованы. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, Россия остается одной из немногих стран, обладающих значительным разнообразием генофонда сельскохозяйственных животных, и это важнейший компонент устойчивого развития агросистемы в обозримом будущем. По нашим оценкам, сейчас генетический потенциал племенного сектора реализуется в пределах 67%, остальное – резерв для получения животноводческой продукции от улучшенных отечественных пород.
За последнее десятилетие на базе отечественных и мировых селекционных достижений практически повсеместно идет улучшение существующих и создание новых пород и типов сельхозживотных с высоким генетическим потенциалом продуктивности. На первом плане сегодня стоит проблема не повышения этого потенциала, а его реализации. Это возможно только при соответствующих условиях кормления и содержания животных улучшенных пород, но обеспечение этих условий все еще проблематично. 
В зоотехнических кругах обсуждается вопрос: нужно ли далее заниматься выведением новых пород и не достаточно ли уже созданных? На мой взгляд, это процесс непрерывный. Если его остановить, то мы безвозвратно отстанем. Необходимо сохранить и наши уникальные генофондные породы. Как показывает опыт США и Европы, они будут востребованы в будущем. Целесообразно открывать генетические центры. В овцеводстве и свиноводстве, к примеру, они есть, а в молочном животноводстве ни одного. Считаю, что нужно создать и селекционно-генетический центр именно по генофондным породам, дать шанс их возрождению и перспективе использования в фермерских хозяйствах и на монастырских подворьях.
Директор Всероссийского научно-исследовательского и технологического института птицеводства (ВНИТИП) академик Владимир Фисинин: 
– Среди порядка 2 тысяч видов животных, птиц и рыб, живущих на территории РФ, сельскохозяйственных – не более двух десятков. Именно они, а также два вида насекомых – пчелы и тутовый шелкопряд – определяют судьбу продовольственного обеспечения страны. 
Коллективами НИИ ФАНО России в координации с институтами Минсельхоза, РАН и племпредприятиями регионов за последние десятилетия получены и освоены новые селекционные формы (свыше 40), которые обеспечивают около 2/3 общего прироста объемов животноводческой продукции в год. 
Красно-пестрая порода и вновь созданные внутрипородные типы черно-пестрого крупного рогатого скота по уровню молочной продуктивности (8-12 тысяч кг в год), качественному составу молока и другим показателям соответствуют лучшим зарубежным аналогам. Повышенной интенсивностью роста в сравнении с исходными формами отличаются новые типы скота мясного направления, высокопродуктивных животных получили свиноводство и овцеводство. 
В России впервые радикально повысилось товарное производство мяса лошадей: новые отечественные мясные породы и типы абсолютно превосходят все известные зарубежные формы. С 2008 по 2014 год их число возросло с 252,6 до 411,2 тысячи голов.
Считаю, что альтернативой домашнему свиноводству сегодня, когда 32 региона России подвержены африканской чуме свиней, может стать разведение индейки, уток и гуся. Следует отметить, что 98% нашего поголовья гусей – оте­чественной селекции. 
В ближайшие 10 лет на смену классической селекции придут инновационные методы технологии генетической инженерии. Для конструирования новых селекционных форм в ряде институтов, находящихся под научно-методическим руководством Отделения сельскохозяйственных наук РАН, созданы и поддерживаются уникальные биоколлекции видов и пород в форме ДНК-банков и криобанков. К примеру, во ВНИТИП – самая крупная генетическая коллекция домашних кур в Европе. 
Для освоения этого генофонда нужны не только комплексные программы, но и мощные современные семеноводческие и племенные центры. Мы должны масштабировать то, что имеем, и выработать четкую “дорожную карту”. Правительству необходимо понять: чуда без денег не бывает. Есть только один путь для инноваций – от болтовни перейти к делу.
Директор Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. Я.Р.Коваленко (ВИЭВ) академик Михаил Гулюкин:  
– Развитие исследований в области биологии, медицины и сельского хозяйства, создание биомедицинских технологий, а также сохранение редких видов животных и растений неразрывно связаны с использованием культур клеток. Разработка методов культивирования клеток и тканей вне организма открывает перспективы моделирования происходящих в нем сложных биологических процессов, позволяет изучать ответные реакции на влияние патогенных факторов. Это альтернатива экспериментам на животных, что важно не только из гуманных соображений, но и для получения более объективных и информативных данных. С помощью методов культуры тканей, к примеру, решаются проблемы, связанные с изучением действия химиотерапевтических соединений и антибактериальных препаратов. Клеточные системы используются для выделения и изучения вирусов, хламидий, как для научных целей, так и при производстве вакцин и диагностических препаратов. 
Поддержание исходных свойств клеток и контроль за их состоянием – задача национальных коллекций. Наиболее крупная в мире – Американская коллекция типовых культур. Отечественная Российская коллекция клеточных культур создана путем объединения уже имеющихся в отдельных институтах коллекций клеток человека, животных и растений. Она гарантирует независимость наших биомедицинских исследований от зарубежных фондов, обеспечивает сбор и сохранение образцов, их поставку в научные и учебные учреждения и на биофабрики. Две специализированные коллекции – перевиваемых соматических клеточных культур сельскохозяйственных и промысловых животных (СХЖ) и постоянных линий клеток беспозвоночных – находятся в ВИЭВ. Эти коллекции – официальные хранилища для депонирования новых клеточных линий и штаммов и один из факторов сохранения генофонда домашних и редких исчезающих видов. В СХЖ хранятся культуры клеток тканей и органов 24 видов сельскохозяйственных и других домашних животных. По набору немалигнизированных (неопухолевых) клеток сельскохозяйственных и промысловых животных она сопоставима с американской и превосходит ведущие коллекции других стран. 
На выставке EXPO-2015 в Милане (Италия) разработки лаборатории стволовой клетки ВИЭВ были награждены дипломами, на основе культур наших коллекций выпускается более 25 биопрепаратов, изготавливаются вакцины.
Сегодня поддержка фонда клеточных культур требует дополнительного финансирования. Эта мера должна обеспечить дальнейшее развитие и эффективность работы ученых и специалистов в данной сфере. 
Директор Всероссийского научно-исследовательского института маслоделия и сыроделия (ВНИИМС) академик Юрий Свириденко:
– Обязательный элемент современной биотехнологии сырного производства – использование микроорганизмов, которые играют ключевую роль в формировании структуры, консистенции, рисунка сыра, образовании основных компонентов сырной массы – лактозы, белка, жиров и др. В 1940 году при Всесоюзной научно-исследовательской лаборатории сыроделия (ныне ВНИИМС) была организована лаборатория заквасок. Сегодня это предприятие “Экспериментальная биофабрика”, все так же поставляющее закваски сыродельным производствам. 
Совместно с биофабрикой ВНИИМС сохраняет и постоянно пополняет коллекцию, насчитывающую более 5 тысяч штаммов микроорганизмов и более 380 бактериофагов. В составе заквасок на сегодняшний день используется до 1 тысячи культур различных видов и групп молочнокислых бактерий. На основе нашей коллекции можно производить практически все виды сыров. Одна из наиболее частых причин снижения активности заквасочных бактерий – поражение их бактериофагами, которые постоянно циркулируют в среде молочных предприятий. Коллекция стала основой для создания заквасок, устойчивых к фагам, существующим на территории нашей страны, а также в Белоруссии и Казахстане. Аналогичная зарубежная продукция устойчивостью к нашим бактериофагам, как правило, не обладает. 
С внедрением беспересадочного метода применения (когда бактериальный препарат напрямую вносится в сыродельную ванну, минуя заквасочное отделение завода) риск поражения снизился, однако этот метод потребовал стократного увеличения порций препарата. Борьба за увеличение объемов его производства в СССР так и не увенчалась успехом. В постсоветское время на рынок хлынули зарубежные концентраты, неустойчивые к нашим бактериофагам, у заводов возникают проблемы. 
Мы уже давно ставим перед вышестоящими структурами вопрос о строительстве современной биофабрики. Начатый было проект остановлен после увольнения с поста бывшей главы Минсельхоза Елены Скрынник, а довести проблему до сведения других министров пока не удалось. Пользуясь случаем, прошу присутствующих здесь представителей министерства доложить эту информацию его руководителю Александру Ткачеву. По нашим расчетам, стоимость новой биофабрики – порядка 1 миллиарда рублей. Если бактериальные препараты попадут в список товаров, запрещенных к ввозу в нашу страну, возникнет серьезная угроза производству молочнокислых продуктов и сыров. Коллекция у нас есть, она прекрасна, давайте строить новую биофабрику! 
Председатель ФГБУ “Госсорткомиссия” Виталий Волощенко:
– В системе селекции и семеноводства “Госсорткомиссия” выполняет функции одного из основных звеньев передачи селекционного продукта от ученых к производителям. И комиссия, которая оценивает хозяйственную полезность и технологические свойства сельхозпродукции, и ученые призваны решать общие задачи, но нам не хватает скоординированности в совместной работе. 
Сегодня важно не только накормить страну, но и диверсифицировать селекционный продукт. Основной приоритет уже не урожайность, а технологические особенности сортов и гибридов, их пригодность для переработки и т.д. 
В Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию на территории РФ, – 18 400 сортов, в этом году в него включены 545 новых. Общая удельная доля отечественных сортов и гибридов составляет 73,3%. За последние 15 лет мы сдали позиции на 8%. Объем предложений наших сортов вырос в полтора-два раза, а зарубежных – в семь-девять раз. Порядка 30-50% сортов, ежегодно представляемых на государственные испытания, – продукт иностранных селекционеров. Не хватает предложений от российских ученых по подсолнечнику, кукурузе. Государству необходимо серьезно включаться в развитие научно-технологической приборной базы, чтобы создавать конкурентные гибриды сахарной свеклы. 
Генетические ресурсы как важнейшая составляющая продовольственной безопасности должны быть отражены в ее доктрине. Это одна из наших инициатив. Кроме того, “Госсорткомиссия” готова привлечь свои технические возможности и квалифицированных специалистов для ускоренного внедрения перспективных сортов – параллельно с госиспытанием приступать к их размножению совместно с селекционерами.
Директор ФГБУ “Россельхозцентр” Александр Малько:
– Предназначение генетических ресурсов – через селекционный процесс перейти в сорта, а сорт – это фактор экономического роста, который позволяет через семена получить определенную прибавочную стоимость и вложить ее в расширенное воспроизводство. От того, как генресурс используется, зависит состояние нашей сельхозотрасли. Вот некоторые современные тенденции в его использовании.
С 2007 года качество семян, произведенных в РФ, стабильно повышается благодаря перевооружению агропромышленного комплекса, увеличению его поддержки со стороны государства и ряду других факторов. 
Мировой рынок семян перегружен. По емкости собственного мы находимся на 13-14-м месте в мире (по данным 2015 года), и в большинстве регионов наблюдается избыток семян и сортов. При этом, как уже было сказано, по ряду культур есть большая зависимость от иностранной селекции. 
По статистике высева по сортам, более половины его объема составляют только 10-15%, внесенных в госреестр, то есть потенциал находящихся в нем сортов и гибридов используется неэффективно. Запас, конечно, нужен. Но речь о том, что в реальном производстве не используется большинство сортов, они просто числятся в реестре. 
Уже несколько лет подряд на убыль идут посевы ценной сортовой пшеницы, и в целом качество продовольственного зерна становится хуже. На нашем рынке все больше импортных сортов, при этом отечественных гибридов в других странах практически нет. Чтобы изменить ситуацию, нужно развивать селекционную работу, а для этого необходимо международное сотрудничество.
Подготовила Татьяна ВОЗОВИКОВА
Фото Ольги Прудниковой 

Нет комментариев