Поиск - новости науки и техники

Притяжение имиджа. Власть довольна программой мегагрантов.

Правительство намерено уже в марте рассмотреть предложения о мерах по созданию условий для продолжения деятельности исследовательских лабораторий, созданных в рамках программы мегагрантов. Согласно решению, принятому на заседании правительства 20 октября, эти предложения должны подготовить Минобрнауки РФ, Минфин РФ, ФАНО России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, РАН и научными фондами. 
В последнее время вопрос функционирования лабораторий мирового уровня после окончания мегагранта поднимался неоднократно: и самими учеными – на встрече с Президентом РФ В.Путиным, и на II Международной конференции “Наука будущего”, и на уровне руководства страны – на совещании у Президента РФ по вопросам финансирования фундаментальной науки (см. “Жизнь после гранта”, “Поиск” №43, 2016). Октябрьское заседание правительства стало следующим шагом. 
Премьер-министр Дмитрий Медведев, представляя членам правительства программу мегагрантов, напомнил о ее цели (“чтобы российские вузы и научные центры стали местом притяжения для исследователей всего мира”), немалом финансовом обеспечении (28,7 миллиарда рублей до 2020 года) и предыстории (за шесть лет проведены пять конкурсов, поданы почти 3 тысячи заявок учеными 45 стран, созданы 160 научных лабораторий). Полученные учеными результаты “открывают новые возможности в целом ряде направлений: это медицина, машиностроение, исследование космоса, создание новых технологий, разработка лекарственных препаратов, методов диагностики и лечения”, отметил премьер. Подчеркнув, что молодые сотрудники лабораторий вполне вероятно будущие лидеры научных направлений в стране, руководитель правительства сделал вывод: “Нужно создать условия для дальнейшей работы таких лабораторий”.
Министр образования и науки Ольга Васильева назвала программу мегагрантов “визитной карточкой России в сфере международного научно-технического сотрудничества, средством интеграции России в мировую научную среду”, обратив внимание на политическое значение этой программы: она “создает благоприятный имидж, репутацию России как страны, предоставляющей широкие возможности научной деятельности ведущим ученым”. Благодаря ей, “существенно расширились связи российских вузов и научных организаций с ведущими научно-образовательными организациями более чем 40 стран мира”. 
Ольга Васильева уточнила, что молодые специалисты, студенты, аспиранты, кандидаты наук составляют 58% участников программы. Привела она и другие цифры. За шесть лет было опубликовано 4 тысячи статей, причем большинство из них “напечатано в основных журналах, входящих в первый кластер, много статей в журналах Science и Nature. На базе 13 мегагрантовых лабораторий выросли новые НИИ, международные межвузовские исследовательские центры. Лауреатами государственных премий, а также премий Президента и Правительства РФ в области науки, техники, технологий стали 13 сотрудников лабораторий, в том числе семь молодых ученых. Получены принципиально новые результаты, в том числе мирового уровня, например, впервые в России проведены измерения сверхпроводящих кубитов – основных элементов будущих квантовых компьютеров (лаборатория сверхпроводящих материалов МИСиС, возглавляемая Алексеем Устиновым). В лаборатории инженерного материаловедения МГУ им. М.В.Ломоносова под руководством Дмитрия Иванова создан нанокалориметр, обладающий чувствительностью к чрезвычайно малым количествам вещества. А в НИЛ нейробиологии Казанского (Приволжского) федерального университета (руководитель Рустэм Казипов) открыты особые формы активности в сенсорной коре головного мозга новорожденных.
Наибольшее количество лабораторий, по словам министра, создано на базе вузов, подведомственных министерствам, – 60%. “Но при этом следует учесть, что организации ФАНО России начали участвовать в конкурсе только с 2013 года, – заметила О.Васильева. – После внесения изменений в положение о выделении грантов соотношение созданных лабораторий между этими ведомствами составляет один к одному”.
Президент РАН Владимир Фортов в своем выступлении избежал сочетания слов “организации ФАНО”, сумев, тем не менее, подчеркнуть их роль в программе мегагрантов. Отметив, что “как всякое стоящее дело, эта программа рождалась в муках и имела поначалу много противников”, В.Фортов не преминул напомнить, что “по недавней традиции программа была ориентирована исключительно на вузовскую науку, из нее были полностью исключены ученые РАН, а также выдающиеся ученые, работающие внутри страны”. 
Президент РАН обратил внимание на то, что после того, как программа мегагрантов была распространена на РАН, качество проектов резко повысилось, а количество публикаций увеличилось примерно в полтора-два раза. “Сегодня по конкурсу на долю РАН приходится около половины проектов, в то время как РАН занимает всего 15-17% научного ландшафта”, – заметил он.
Владимир Фортов сделал вывод, что “программа мегагрантов вполне состоялась, но нуждается в развитии”. Он предложил включить в нее программу постдоков – поддержку молодых кандидатов наук, которые сейчас “оказываются брошенными”, а также программу участия российских ученых в экспериментах на мегаустановках: “страны, которые их создали, приглашают наших ученых, но мы, к сожалению, не можем их послать в том количестве, в котором это надо бы сделать”. Кроме того, президент РАН поддержал идею создания новых отделов и новых лабораторий, так как “молодежь стремится к независимости”. Наконец, он выступил против “колоссального засилья бюрократии”, о котором, по его словам, говорят все ученые, приезжающие к нам работать. “Причем бюрократия делается на пустом месте и не имеет никакой логики, если честно”, – добавил он.
“В целом мы, конечно, поддерживаем этот проект и считаем, что он очень важный и его надо развивать”, – заключил В.Фортов. 
В решении Правительства РФ по результатам этого заседания в числе “дополнительных мер по совершенствованию организации научных исследований и системы воспроизводства научных кадров”, кроме создания условий для продолжения деятельности исследовательских лабораторий мирового уровня под руководством ведущих ученых, была также названа разработка механизма закрепления в образовательных и научных организациях высококвалифицированных научных и научно-педагогических кадров этих лабораторий. 
Что именно стоит за этими словами – узнаем весной. 
Наталия БУЛГАКОВА

Нет комментариев