Поиск - новости науки и техники

Погиб не напрасно. Падение Schiaparelli подскажет верный путь на Марс.

Спускаемый модуль Schiaparelli первой российско-европейской миссии “ЭкзоМарс”, скорее всего, разбился при посадке на поверхность Марса. К такому выводу приходят эксперты, хотя в Европейском космическом агентстве (ЕКА) пока избегают слова “разбился” и говорят о “нештатной посадке”. Точно известно одно – меньше чем за минуту до нее модуль перестал передавать данные. 

В день запланированной посадки Schiaparelli Институт космических исследований (ИКИ) РАН проводил научную сессию, посвященную миссии “ЭкзоМарс-2016” и ее научным задачам. Предполагалось, что участники сессии – ученые и журналисты – смогут в ходе прямого включения трансляции из Центра управления полетами Европейского космического агентства непосредственно следить за событиями на Красной планете. К сожалению, стать свидетелями исторического момента им не удалось, зато за часы ожидания они узнали многое из того, что было на тот день известно об амбициозном космическом проекте.
Российско-европейскую миссию “ЭкзоМарс” реализуют госкорпорация “Роскосмос” и ЕКА, причем с российской стороны головным исполнителем по научному обеспечению проекта стал ИКИ РАН, а по техническому – НПО им. С.А.Лавочкина. 
Президент РАН Владимир Фортов отметил, что, несмотря на сложную политическую обстановку, “проделана большая работа при тесной кооперации с Европейским космическим агентством”. В то же время, по его словам, реализация этого проекта – “не очень частый в последнее время пример, когда наука и производство работают вместе на одну цель”. Он подчеркнул, что научная составляющая “ЭкзоМарса” разработана в РАН и реализована практически в виде комплекса приборов. 
Директор ИКИ РАН и научный руководитель миссии академик Лев Зеленый, представив историю исследований Красной планеты, констатировал, что сейчас человечество находится на второй стадии изучения Марса: “На первой мы искали воду, теперь нам предстоят поиски жизни на этой планете – или ее следов”. 
Миссия “ЭкзоМарс” предполагает два пуска космических аппаратов на Марс. Первый состоялся 14 марта 2016 года, когда с космодрома Байконур стартовал российский ракетоноситель “Протон-М” со станцией “ЭкзоМарс-2016” на борту. Она состояла из двух модулей: марсианского научного орбитального аппарата TGO (Trace Gas Orbiter) и спускаемого аппарата с автоматической марсианской станцией – Schiaparelli. 
Модуль TGO успешно доставлен к Марсу, и с него уже поступают первые сведения об атмосфере и поверхности планеты. Два из четырех установленных на TGO прибора разработаны в Институте космических исследований РАН. Первый – ACS (Atmospheric Chemistry Suite) – набор из трех инфракрасных спектрометров для изучения химии и структуры атмосферы Марса. Второй – FREND (Fine Resolution Epithermal Neutron Detector). Как рассказал научный руководитель экспериментов FREND Игорь Митрофанов, ученые рассчитывают с его помощью получить снимки с разрешением на порядок больше, чем у тех, что делались ранее. В результате будут созданы подробные карты распространенности воды и изменения границ снежного покрова (к слову, снег на Марсе состоит из углекислого газа), а также получены данные о радиационном фоне на поверхности планеты. Кстати, данные об уровне радиации FREND передавал уже в процессе движения к Марсу – эта информация очень значима для планирования будущих полетов людей на Красную планету.  
…По расчетам, Schiaparelli должен был сесть на плато Меридиана вечером 19 октября. Первый этап спуска проходил согласно всем графикам, однако примерно за минуту до посадки модуль пропал с радаров ученых, “замолчал”. Несколько дней специалисты надеялись получить сигнал с аппарата. В истории космонавтики бывало, что аппараты выходили на связь позже. Но это, видимо, не тот случай. Вскоре с орбитальной станции НАСА Mars Reconnaissance Orbiter были получены фотографии поверхности Марса с местом предполагаемой посадки Schiaparelli, на которых по сравнению с прошлыми изображениями появились два новых объекта – предположительно свидетельствующие об аварии при посадке аппарата.
Как говорится в заявлении ЕКА, по предварительным оценкам, после выключения двигателей Schiaparelli падал с высоты от 2 до 4 километров и к столкновению с поверхностью планеты набрал скорость свыше 300 километров в час. Возможно, при ударе модуль взорвался. 
По данным главы отдела межпланетных миссий Европейского центра управления космическими полетами Андреа Аккомаццо, после раскрытия парашютов двигатели мягкой посадки аппарата успели отработать всего 3-4 секунды, а должны были, согласно плану, – 29 секунд. Также специалисты предполагают, что двигатели аппарата могли включиться раньше расчетного времени. 
Но, повторим, это оценки предварительные, поскольку они сделаны на основании интерпретации снимков низкого разрешения. Более точная информация, говорится на российском сайте проекта “ЭкзоМарс”, появится в ближайшее время – после расшифровки полученных с аппарата данных и изучения снимков высокого разрешения. 
Да, Schiaparelli все же частично выполнил свою главную миссию и передал в ЕКА большую часть данных об алгоритме посадки. Эта информация позволит более точно рассчитать параметры мягкого приземления, или, точнее, “примарсения”, на втором этапе “ЭкзоМарса”, в 2020 году, когда на Красную планету будет доставлена российская платформа с марсоходом и бурильной установкой, которая возьмет пробы грунта с глубины 2 метров. Цель – та же: найти признаки жизни, существующей или существовавшей когда-то на Красной планете. А транслировать на Землю все добытые данные будет орбитальный аппарат TGO, который сейчас успешно доставлен к Марсу. 
Татьяна ЧЕРНОВА
Фото Николая Степаненкова и с сайта www.esa.int

Нет комментариев