Поиск - новости науки и техники

Дружить садами. Азербайджанские ботаники расширяют международную кооперацию.

К центральному зданию Института ботаники Национальной академии наук Азербайджана (НАНА) ведет аллея мощных платанов. У входа два бюста: слева – выдающийся просветитель Гасанбек Зардаби, еще в XIX веке начавший издавать первую в Российской империи газету на азербайджанском языке “Экинчи” (“Сеятель”), в которой приводились новейшие по тем временам сведения по земледелию и агрономии; справа – крупнейший исследователь кавказской флоры и растительности академик Александр Гроссгейм, основатель и первый директор института (1936-1947), впоследствии работавший в Ботаническом институте (БИН) АН СССР и в Ленинградском университете. А еще он известен как автор научно-популярной книги о совместной экспедиции азербайджанских и ленинградских ботаников “В горах Талыша”, узнаваемыми прототипами героев которой были ученые БИН…
Сочетание этих имен символично для истории института, только что отметившего 80-летие: национальные корни переплетаются с традициями русской академической школы. Нынешний директор член-корреспондент НАНА Валида Али-заде тоже напрямую причастна к этой школе. Аспирантура и защита кандидатской диссертации в Москве; после защиты докторской (научным консультантом был известный специалист в области физиологии растений профессор Дмитрий Вахмистров) проработала 15 лет заместителем директора в институте, где до этого прошла путь от лаборанта до заведующей отделом. И вот уже пять лет руководит учреждением, чья современная деятельность активно обогащается международным опытом. 
Валида-ханум – девятый по счету директор – с огромным пиететом относится к первому. Еще до создания института Александр Гроссгейм начал комплексное изучение растительных ресурсов республики. Подготовил и издал трехтомник “Флора Азербайджана”, причем на азербайджанском языке, в чем, по словам собеседницы, проявились его глубокое уважение к жителям республики и подлинная интеллигентность. Он нашел 34 новых для науки вида растений, произрастающих только в Азербайджане, – их типовые образцы хранятся в гербарии, начало которому тоже положил Гроссгейм еще в 1928 году.
Свидетельство продолжения “линии Гроссгейма” – лежащая на столе директора Красная книга Азербайджана, составленная под ее непосредственным руководством. Это второе издание, увидевшее свет в 2013 году, – результат многолетнего мониторинга редких и исчезающих видов растений и грибов сотрудниками института – содержит описания 300 раритетных видов (в первом издании было 140), из них 266 высших. Книга, отвечающая всем стандартам Международного союза охраны природы (IUCN), помогает определить ключевые ботанические территории, места концентрации редких и исчезающих растений. Их берут под охрану, как это сделано с единственным в мире местом естественного произрастания эльдарской сосны в районе Гянджи, и успешно интродуцируют в ботаническом саду, который тоже создал Гроссгейм на некогда голой окраине Баку – сейчас это цветущий и благоухающий оазис в центральной части города.
– Неоценимую помощь в формировании Красной книги оказал нам замечательный петербургский ботаник-систематик член-корреспондент РАН Рудольф Камелин, – рассказывает профессор Али-заде. – На рубеже 2010-х годов он с супругой Ольгой Петровной, видным ученым-эмбриологом растений, специально приезжал в Баку, чтобы восстановить научные связи, распавшиеся в экстремально трудные не только для российской, но и для азербайджанской науки 1990-е. Фактически Камелин заново открыл для нас русскую ботаническую школу. Благодаря ему мы заключили и реализуем договор о сотрудничестве с БИН РАН в области изучения флоры республики. К великому сожалению, весной этого года нашего друга не стало…
Корифеи уходят, но жизнь продолжается. По проторенной Камелиным тропе в бакинский институт потянулись представители научных и образовательных учреждений регионов России. Хозяева дают им возможность отыскать в обширном гербарном фонде (около 600 тысяч единиц хранения, охватывающих 1065 родов из 135 семейств!) исторические образцы “своих” растений, отправиться в поле за свежими сборами. 
В Санкт-Петербурге “линию Гроссгейма” продолжает врио директора БИН РАН Дмитрий Гельтман, недавно вновь посетивший Баку. Он видит свою миссию в том, чтобы продолжить углубленные исследования по традиционной ботанике, систематике растений на территории республики. Правда, с одной поправкой – у БИН для этого должны быть средства, хотя бы с натяжкой сопоставимые с теми, которые вкладывают в сотрудничество с ботаниками Азербайджана коллеги из Ботанических садов Берлина, Лондона, Нью-Йорка или Сент-Луиса. У БИН с ними хорошие отношения, но это не повод самим сворачивать научную активность в регионе, где она была инициирована российскими и советскими учеными!
Исследователей со всего света привлекают разнообразие и уникальность кавказской флоры (она насчитывает 6500 видов, из них почти 5 тысяч представлены в Азербайджане, в том числе около 200 национальных эндемиков и новых для науки типов, которых больше нигде в мире нет, 950 кавказских эндемиков). Валида-ханум рассказывает о сенсации столетней давности: тогда немецкие ботаники впервые нашли на территории нынешнего Кубинского района, чуть ли не на дороге, редкий вид орхидеи, название которой переводится с латыни как “ремнелепестник красивый”. И вот 100 лет спустя группа исследователей из Германии, Венгрии и Азербайджана отправилась по следам той экспедиции и вновь буквально на том же месте обнаружила небольшую популяцию этих исчезающих растений! Ученые взяли образцы для молекулярно-генетического анализа и установили, что этот самый красавец, возможно, является предковым для других похожих видов рода ремнелепестник, обитающих в Средиземноморье. 
Валида Али-заде идет на сотрудничество с западными коллегами с открытыми глазами, понимая, что кроме научного у них может быть и вполне прагматичный интерес к уникальной природной кладовой Кавказа, например к редким лекарственным растениям, потенциальному ресурсу фармацевтики. Взамен азербайджанские ботаники получают из первых рук современные методики мониторинга за состоянием флоры, доступ к международным базам данных, новейшее оборудование… Начавшийся с 2000 года ренессанс науки, в том числе биологических дисциплин, в Азербайджане она связывает не только с общим подъемом экономики, но и напрямую с открытостью научной сферы для международной кооперации. Деятельность Института ботаники НАНА служит ярким тому подтверждением.
Первым его серьезным “интересантом” в 2003 году стал Нью-Йоркский ботанический сад, затем завязались прочные контакты с Миссурийским, выпустившим в 2014 году в США “Красную книгу эндемиков Кавказского региона”. Валида-ханум называет ее суперважной. И потому что издана на английском языке – значит, адресована мировой общественности. И потому, что впервые в ней даны оценки состояния эндемичных видов растений региона, позволяющие определить перспективы сохранения биоразнообразия, увязать угрозы ему и качеству жизни в целом. А главное – потому, что впервые под одной обложкой были собраны исчерпывающие описания эндемиков по каждой из шести стран Кавказа! С учетом политической ситуации в регионе эта работа была бы невыполнима без интегрирующей роли заокеанских специалистов, объединивших усилия ботанических институтов кавказских стран, включая, разумеется, ведущих экспертов Института ботаники НАНА. Кстати, ее инициатором с американской стороны выступила Татьяна Шулькина, в прошлом сотрудница Ботанического сада БИН, в 1990-е годы эмигрировавшая в США. Так ученые напомнили политикам, что растительный мир неделим. 
Конкуренцию американским коллегам в исследовании и сохранении биоразнообразия Кавказа составляют европейцы. Успешно завершен трехлетний проект института с Берлинским ботаническим садом и Ботаническим музеем (Германия), поддержанный Фондом Фольксвагена. Он был посвящен бережному сохранению и оцифровке того заложенного Гроссгеймом гербария, который считается ныне самым значительным на Кавказе. Удалось полностью изменить его инфраструктуру, условия содержания, сделать гербарный фонд поистине открытым для ученых разных стран. Азербайджанские ботаники получили возможность обучения за рубежом по современным направлениям молекулярной систематики и генетики сохранения растений. Немцы еще и приплачивали молодым сотрудникам института, которые с помощью дорогостоящего оборудования сканировали образцы растений для размещения в Европейском виртуальном гербарии. Проект будет продолжен в рамках нового меморандума. Тем временем британские коллеги предложили свой вариант сохранения и исследования редких и исчезающих растений Азербайджана – в “Банке семян тысячелетия” знаменитых Королевских ботанических садов Кью. И здесь подписан долгосрочный меморандум, уже ведутся два проекта.
Еще один суперважный проект: прогнозирование риска исчезновения редких видов азербайджанской флоры с применением математического моделирования. Рассказывая о поездке в США для обсуждения его результатов, директор института подчеркивает, что востребована на Западе именно как представитель русской ботанической школы, которая зиждется на фундаментальных знаниях. Но водораздел 1990-х парадоксально изменил для ученых стран СНГ и лингвистические предпочтения, и маршруты командировок. Вот и Валида-ханум, бегло говоря с нами по-русски, использует английский для публикаций в рейтинговых журналах и в дискуссиях с зарубежными партнерами. 
Она то и дело ссылается на IPBES (Intergovernmental Science-Policy Platform on Biodiversity and Ecosystem Services). Это – межгосударственная междисциплинарная платформа в области сохранения биоразнообразия под девизом “Наука и политика для людей и природы”. Профессор Али-заде гордится тем, что входит в число ученых высшей квалификации, привлеченных к разработке глобального документа о том, что ждет растительный мир планеты в связи с антропогенным воздействием, климатическими изменениями, деградацией экосистем, ландшафтов и как избежать негативных последствий этих процессов. 
– Ученые первыми осознали, что каждое государство несет ответственность за сохранение биоразнообразия. Осталось убедить в этом политиков и общественность. Платформа IPBES как раз и призвана стать интерфейсом науки и политики, – размышляет она. – К сожалению, во всех странах, не только в СНГ, чиновники работают как бы отдельно от ученых. Министерства принимают решения, не опираясь на мнение экспертного сообщества. Почему-то до сих пор считается, что разговоры об устойчивом развитии, о восстановлении редких видов эндемичной флоры, об усовершенствовании системы особо охраняемых природных территорий с реальностью не соотносятся. 
Профессор доказывает: еще как соотносятся! Сегодня на первый план выходит продовольственная безопасность – никогда раньше с жизнью диких растений ее не связывали. Между тем сокращение биоразнообразия ведет к нарушению природного баланса, которое может отразиться на продуктивности сельскохозяйственных культур. Вторжение инвазивных видов приводит к резкому изменению привычной среды обитания животных. Поэтому в институте занялись и растениями-“чужаками”. Выявили, что на высокогорных пастбищах кормовые виды вытесняются пришельцами-сорняками, чему способствует подкисление почвы вследствие человеческой деятельности. Продолжается проект, поддержанный Исламским банком развития и Фондом развития науки при Президенте Азербайджана, по улучшению маргинальных, засоленных почв Кура-Аразской низменности. На исконных зимних пастбищах ученые создают фитоценозы диких растений с культурными апробированными видами, имеющими практическую ценность, например с киноа (высокобелковая культура, некогда возделываемая индейцами в Андах, а теперь признанная “растением будущего”). 
Государство предоставило институту земельные участки в разных районах. На них созданы опытные станции для наблюдения за природными растительными сообществами, выращивания экологически чистой сельскохозяйственной продукции, интродукции лекарственных, в частности эфиромасличных, растений. Так что на нынешнем этапе расширения и укрепления аграрного сектора в республике связь науки с практикой будет еще органичнее.
Тесно взаимодействует институт и с Ботаническим садом, где, совсем по Маяковскому, сплошные “чудеса ботаники”: банановая пальма, артишок, гранат, чинары, секвойя, земляничное дерево… Но подлинное украшение сада, конечно, розарий. Его официальное название – опытный участок лаборатории цветоводства. Здесь занимаются интродукцией зарубежных сортов (из Германии, Франции, России, Италии) и выведением новых, устойчивых к сухому и жаркому субтропическому климату Апшерона. Их можно увидеть на улицах, площадях, в скверах и парках столицы.
Как рассказал заведующий лабораторией Асеф Искендеров, в саду собрана самая большая на Кавказе коллекция – 600 сортов роз, из них 550 интродуцированных, а гибридных форм выведено еще больше. Такого изобилия нет даже у друзей из Никитского ботанического сада в Крыму… В саду он работает с момента поступления в аспирантуру в 1966 году, то есть ровно полвека. И все эти полвека не знает, что такое суббота и воскресенье. Первые 40 лет Искендеров занимался акклиматизацией западных сортов, прививал их к шиповнику. А с 2006 года взялся за выведение новых местных сортов. Сейчас их уже 24, причем на три сорта получены патенты и авторские свидетельства. Это “контракт века”, “сары гелин” (в переводе с древнетюркского “маленькая невеста”) и “назпери” (в честь популярной певицы Назпери Досталиевой). Еще четыре сорта названы именами видных ученых, академиков НАНА (редкая и достойная привилегия; как не вспомнить, что по инициативе известного петербургского астронома члена-корреспондента РАН Андрея Финкельштейна имена выдающихся ученых присваивались малым планетам, открытым нашими соотечественниками!). 
Селекционер должен жить долго: на выведение сорта требуется минимум четыре-пять лет. Искендеров поведал, что раньше из-за нехватки воды страдал не только розарий, но и весь сад. Изначально под него было выделено более 100 гектаров, потом осталось 16, и, лишь когда открылось водохранилище между Баку и Сумгаитом, площадь сада выросла до 41 гектара, что позволяет развивать территорию, открывать новые тематические участки, применяя новинки садового дизайна. Конечно, это не самоцель, а средство привлечения и экологического просвещения посетителей, особенно молодых. Заметим, посещение сада для детей бесплатное, для студентов льготное, билет для взрослых стоит 1 манат (менее 40 рублей).
И.о. директора сада Вахид Фарзалиев подвел нас к эффектной композиции: пахучая эльдарская сосна тянется к небу из стилизованного глобуса как символ неумирающей природы. Подумалось: чтобы природа была жива во всем многообразии, надо сохранить не только леса Большого Кавказа, но и ту растущую у дороги орхидею из Кубинского района, что занесена в Красную книгу Азербайджана.
Аркадий СОСНОВ
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев