Поиск - новости науки и техники

Его колеёй. Пятигорск объединил высоцковедов.

Владимиру Высоцкому, которого по праву можно назвать кумиром старшего поколения россиян, 25 января исполнилось бы 79. Чем дальше уходит от нас его время, тем меньше остается тех, кто его знал. И тем ценнее услышать их воспоминания об этом человеке. Один из таких людей работает в Пятигорском государственном университете (ПГУ) – это Валерий Перевозчиков. 

Недавно в ПГУ пришло письмо из Государственного культурного Центра-музея В.С.Высоцкого. Руководитель центра, сын поэта Никита Высоцкий поблагодарил Валерия Перевозчикова за многолетнее сотрудничество с музеем, за помощь в пополнении его фондов и отметил, что книги В.Перевозчикова, посвященные Высоцкому, по праву вошли в историю высоцковедения. 
Вот я и отправился в ПГУ на встречу с Валерием Кузьмичем.
…Небольшой кабинет. На стенах фотографии Владимира Высоцкого, гитара, которую тот держал в руках. На стеллажах и тумбах – атрибуты того времени: катушечный магнитофон – мечта меломанов 80-х, проигрыватель с пластинками Владимира Семеновича. На столе хозяина кабинета вырезки, записки и свежий номер единственного в мире журнала, целиком посвященного поэту, “В поисках Высоцкого”,  который вот уже шесть лет издает университет. За столом – редактор журнала, сотрудник медиацентра ПГУ Валерий Перевозчиков. С журнала и началась наша беседа. 
– Бросается в глаза, что на его страницах, кроме статей почитателей Владимира Семеновича, много научных работ, посвященных творчеству поэта. И география авторов весьма обширна. 
– Это закономерно. Сложилось целое научное направление высоцковедение, в котором работают самые разные исследователи. Что же касается географии, то журнал читают в США, Западной Европе, во многих уголках нашей страны. 
– Мы с вами беседуем в Пятигорском университете. Насколько я знаю, Владимир Семенович трижды бывал в этих краях. Что его сюда приводило?
– Первый раз он приехал в регион на съемки. Они должны были проходить в Теберде и Домбае, но там сошла лавина, съемки отменили. Местные альпинисты повели Высоцкого через перевал к озеру Рица. Со вторым приездом до сих пор много неясностей. Есть только один подтвержденный факт: Высоцкий прилетел в Минеральные Воды, зашел в горком партии и попросил машину до Домбая. Что происходило дальше, у меня, во всяком случае, достоверных сведений нет. А вот в третий приезд поэта я с ним и познакомился. Это было в 1979 году. Он прилетел на три дня к своим друзьям Тумановым – Вадиму Ивановичу и Римме Васильевне, которая в те годы работала диктором на Пятигорской студии телевидения. Я же после окончания журфака МГУ и распределения в Пятигорск вел молодежную программу. У Риммы Васильевны возникла идея пригласить Высоцкого в студию. Как она мне рассказала, Владимир Семенович дал согласие, но поставил одно условие: “Человек, который будет брать интервью, должен быть умным”. Выбор пал на меня. Я позвонил Владимиру Семеновичу, представился и заявил: “Я тот человек, который не должен быть дураком”. Высоцкий несколько ошарашенно хмыкнул в трубку и ответил: “Ладно, приеду”. 
Я хорошо помню этот день, 14 сентября 1979 года, когда Высоцкий появился в только что оборудованной студии цветного телевидения. Пока ее готовили к съемкам, мы ходили по коридору и разговаривали о его недавних гастролях во Франции, где у него были не только спектакли, но и три концерта. О тех его выступлениях в советской прессе практически не писали. “В первый день, – рассказывал Владимир Семенович, – заполнилась примерно половина зала. На второй день зал был полон, а на третий перед зданием собралась огромная толпа. Всех желающих, конечно, зал вместить не смог”. Так что, по мнению Высоцкого, гастроли прошли очень успешно. 
Началась запись, я разволновался и ошибся во вступлении. Режиссер, Ляля Шапран, зная, что я увлекаюсь французским языком, по громкой связи посоветовала мне начать с французского. Владимир Семенович к концу жизни очень прилично говорил на нем. Интервью давал. Переводил интервью Любимова для одного из французских изданий. Одним словом, запись пошла. Я начал задавать вопросы из “анкеты Достоевского”. На Западе ее называют еще “анкетой Пруста”. Владимир Семенович на меня несколько удивленно посмотрел и спросил: “Вы что, всем такие вопросы задаете?” Два вопроса, на мой взгляд, определили тональность разговора: “Я Вас считаю, в первую очередь, поэтом, а Вы?” и “Какой вопрос Вы хотели бы задать самому себе?” Ответ Владимира Семеновича на второй вопрос был такой: “Сколько лет, месяцев, дней и часов мне осталось – не жизни, а творчества?” Напомню, это был сентябрь 1979-го. Жизни оставалось меньше года.
– Валерий Кузьмич, а каким вам показался тогда Высоцкий: уставшим, уже осознавшим груз славы, отстраненным?
– Нет, открытым, простым, доброжелательным и бодрым. В то время для съемок требовалось много света. В студии стояли не современные энергосберегающие лампы, а обычные и очень мощные. Жара была неимоверная. Владимир Семенович бросил нам фразу: “Вам за эту работу молоко давать надо!” Он так взмок, что Вадим Туманов съездил домой и привез голубую рубашку, в которой и прошла запись. Но, знаете, мне показалось, а позже я это еще больше осознал, что Высоцкий понимал происходящее вокруг его жизни и творчества, значимость каждого своего слова. Это стало особенно заметно при расшифровке интервью – ни одной лишней фразы. 
Значительно позже выяснилось: аудиозапись нашей беседы по длительности и насыщенности оказалась уникальной. До нее была запись в Таллине. Но, во-первых, она значительно короче, во-вторых, на ней Владимир Семенович сам рассказывал о своем творчестве, перемежая рассказ песнями. Эту запись, кстати, довольно часто используют и сегодня на телевидении. Мы же полностью посвятили встречу вопросам и ответам, лишь в конце Высоцкий спел три песни. Я попросил его спеть “Я не люблю…”, но он отказался, сказав, что споет песню, с которой начинал свой творческий путь, – “Парус”. 
Прошло совсем немного времени, Владимира Семеновича не стало. Как-то раз у меня раздается телефонный звонок из Москвы. Звонит Юрий Петрович Любимов: “Нам очень нужна запись вашей беседы. Платим любые деньги”. А тогда видеосюжеты, если помните, писались на больших бобинах, которые постоянно были в ходу. Стали искать в архиве студии. Выяснилось: на одной из них поверх интервью с Высоцким позже была записана встреча с Героем Социалистического Труда. От интервью остался небольшой кусок в восемь минут. Немного разговора и три песни. Этот отрывок также до сих пор используют в телепередачах. 
К счастью, по наитию или по совету свыше я догадался записать наш разговор на магнитофон. Взял в студию километр пленки, звукорежиссеры поставили ее на профессиональную аппаратуру. В результате получилась качественная запись. Я схватил эту большую коробку под мышку и повез в Москву. Так мы познакомились с Юрием Петровичем (в следующем году будет отмечаться его столетие). 
Надо сказать, что Любимов подошел к записи творчески. Он “вырезал” из нее мои вопросы – их со сцены в спектакле задавали актеры. Это был еще тот старый, звездный состав Театра на Таганке – Вениамин Смехов, Валерий Золотухин, Иван Бортник, Алла Демидова… А Владимир Семенович отвечал как будто из Вечности. Сильное впечатление. 
– За годы, прошедшие со дня кончины Высоцкого, появилось огромное количество статей, воспоминаний, рассказов близких, не очень близких и совсем далеких от поэта людей. Остались ли в его творчестве, в его жизни какие-то тайны?
– У меня вышла недавно книга “Высоцкий. Можно ли было спасти?”. В ней есть глава: “Тайны биографии”. Например, как могло так произойти, что мать отпустила маленького Володю с отцом и мачехой в Германию? Другой малоизвестный и до конца не выясненный факт связан с последним периодом жизни Высоцкого. Фактически ведь произошел полный разрыв с Мариной Влади. Она со своей стороны нигде и никак об этом подробно не говорила, но, по некоторым данным, Марина просто устала бороться с губительными привычками Володи. Под вопросом остается текст последнего письма Высоцкого Марине. Сегодня дискутируется подлинность семи стихотворений поэта. Есть исследователи, считающие их фальсификацией.  
– Не могу не задать вопрос… Интересуется ли творчеством Высоцкого современная молодежь? Вы сами, Валерий Кузьмич, еще недавно преподавали в Пятигорском государственном университете. Да и сейчас постоянно общаетесь со студентами. 
 – У нас в университете читается курс о Высоцком. Интерес есть, но, к сожалению, он снижается. Этому, на мой взгляд, много причин. Во-первых, засилье западной масс-культуры. Во-вторых, уходит из жизни поколение людей, которые знали Владимира Семеновича, общались с ним. В-третьих, наше бытие стало иным. Кому-то кажется уже неактуальным то, о чем пел и говорил поэт. Хотя это совершенно неверно. Время – лучший “оселок” истинного творчества. А творчество В.Высоцкого – именно таково. 
Беседовал Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото автора 

Нет комментариев

Загрузка...