Поиск - новости науки и техники

Риски группы. Социальный психолог Лариса Марарица ищет подходы к стрессу.

На встречу я пришел вовремя, но старший преподаватель кафедры социальной психологии факультета психологии Санкт-Петербургского госуниверситета Лариса Марарица, прислав смс, просила подождать: тренинг, который она ведет для управленцев крупной госкомпании, затягивался. Когда двери аудитории наконец открылись, на доске я увидел ее авторскую схему “принятия решений в организации”…
Задачка – актуальнее некуда. В современном обществе все чаще решают не кадры, а группы лиц, будь то совет директоров, команда менеджеров, жюри присяжных или коллектив кафедры. Конечно, вместе легче: можно учесть интересы и мнения участников обсуждения, использовать их знания и опыт, разделить зоны ответственности за результат. Но и подводных камней на этом пути немало. Они хорошо известны социальным психологам, изучившим многие частные случаи групповых решений. Вот, например, “феномен группомыслия” (описан американским исследователем Ирвингом Джанисом), когда стремление к согласию внутри группы доминирует над необходимостью решения проблемы как таковой. Но мало работ, предлагающих целостный взгляд на процессы, механизмы принятия и качество групповых решений.
Именно такой подход отличает кандидатскую диссертацию Ларисы Марарицы. В работе основным является когнитивный аспект – во главу угла ставится ментальность людей, их представления о мире и о возникающих проблемах. Потому и заинтересовали ее “Когнитивные эффекты принятия решений в группе” (это название диссертации).
За подсказку темы Лариса благодарна нобелевскому лауреату 2002 года по экономике психологу Дэниэлу Канеману, разработавшему вместе с Амосом Тверски (оба – Израиль, США) оригинальную модель принятия решений в условиях неопределенности.
– Меня эта модель очаровала, – признается Лариса, – она описывает взаимодействие интуиции и критического мышления, объясняет, как принимаются индивидуальные решения, дающие экономический эффект. Готовясь к поступлению в аспирантуру, я подумала, что было бы здорово построить работу на стыке теории Канемана и социальной психологии.
В первых экспериментах Лариса проверяла, помогает ли группа выправлять когнитивные искажения, характерные для индивидуальных решений. Известен, например, “рамочный эффект” – в зависимости от формулировки проблемы человек предлагает разные ее решения. Казалось бы, в процессе сопоставления мнений дефект можно преодолеть. Как выяснилось, нет. Это, в частности, означает, что не только индивидуальным, но и коллективным мнением можно манипулировать, по-иному формулируя задачу. А далее аспирантка уверенно перешла к анализу общих закономерностей принятия групповых решений.
Ей удалось выявить когнитивные продукты – некие групповые представления, соответствующие каждому этапу формирования решения и позволяющие участникам достигать консенсуса, несмотря на разность интересов и компетентности. Попутно был обнаружен замечательный эффект группового пресыщения. Суть в том, что группа может оборвать процесс формирования того или иного представления не в тот момент, когда оно сложилось, а когда всем кажется, что “хватит, и так понятно”. Причем способствует этому не только дефицит времени или усталость. По словам Ларисы, ощущение “разобрались, идем дальше” может возникнуть и на свежую голову.
Эти наблюдения и выводы в буквальном смысле проверены жизнью: объектами исследования были сотни людей, принимавших групповые решения, – студенты, эксперты и даже участники общественных слушаний о выделении земли под строительство торгово-развлекательного комплекса в Мурманске. Потому и легли в основу ее авторской модели и практических рекомендаций.
Но сама Лариса видит главную ценность фундаментальной работы в том, что она приносит новое, живое знание, которое можно передать студентам, а исследователя подвигает к продолжению поиска. Как говорит Л.Марарица, “нормальный научный интерес” побудил ее взяться за тему “Групповая работа по принятию решений в стрессогенной ситуации” – на нее и выделен президентский грант. Лариса постарается изучить все то, что происходит с группой и когнитивными продуктами под влиянием внешних и внутренних стресс-факторов.
Возможно, “на выходе” появится деловая игра для тренировки людей, принимающих решения в стрессогенных условиях. Еще более амбициозная цель: так прописать процедуру работы группы, чтобы она правильно действовала тогда, когда неподготовленная группа наделает ошибок. Вряд ли за два года, на которые рассчитан президентский грант, можно достичь этой цели. Но… лиха беда начало.
– Тем ученым, кто занимается групповыми решениями, очень не повезло, – сокрушается Лариса, – ведь принятие таких решений – интимный процесс, без посторонних. Скажем, если генеральный директор совещается с коммерческим и с главным инженером, он меня в свой круг не допустит, даже если мы друзья. Единственный способ “попасть внутрь” жизненной ситуации – создать свою компанию и на ней тренироваться!
Шутки шутками, а Лариса Марарица рассматривала такую возможность. Зарплата научного работника даже в статусном Санкт-Петербургском госуниверситете, увы, невелика. Тем не менее она убеждена, что сделала правильный выбор, оставшись на кафедре.
Не знаю как бизнес, а наука от этого точно выиграла.

Аркадий СОСНОВ
Фото Александра БОТКОВА

Нет комментариев