Поиск - новости науки и техники

Граждане поневоле. Зачем иностранцам навязывали советские паспорта?

У этой брошюры два названия: “Миграции. Формирование Российского государства” и “От Рима – к третьему Риму”. Суть последнего объясняется просто: так называется ежегодный российско-итальянский семинар. По результатам нескольких встреч организаторы – Институт российской истории РАН и Римский университет “Ла Сапиенца” – выпускают брошюру с наиболее значимыми докладами по выбранной тематике. На этот раз – по животрепещущим для обеих стран вопросам миграции. Есть в брошюре и доклад заместителя директора ИРИ РАН доктора исторических наук Сергея ­Журавлева “Советское гражданство для иностранцев в 20-30-е годы ХХ века”. “Поиск” попросил Сергея Владимировича рассказать о нем подробнее. 
– Сначала несколько слов о самом международном семинаре-долгожителе: в этом году пройдет его 37-е заседание. Встречаемся мы дважды: весной итальянцы приглашают нас в Рим, осенью мы ждем их в Москве. Каждый год определяется тема обсуждений. А по завершении научных дискуссий издаются брошюры на двух языках с лучшими работами участников семинара – итальянских и российских историков, юристов, экономистов, демографов, политологов и др. Междисциплинарность – достоинство семинара, его “изюминка”.
Тема последнего издания – миграционные процессы в контексте истории империй, начиная с Римской и Османской, а также разные аспекты и ракурсы миграции в период Российской и “Советской” империй. Мы рассматриваем богатый опыт решения миграционных проблем, накопленный в разные исторические эпохи, и его использование в наши дни. Не секрет, что проблемы мигрантов и их адаптации крайне остро стоят в Европе, включая Италию, и в современной России.
Тема моего доклада, а затем и статьи в сборнике – правовой статус иностранцев в СССР в 1920-1930-е годы. Мне было важно не только рассказать о юридических нормах, навеянных революционной эпохой, но и раскрыть причины их быстрой изменчивости. Показать то, что юристы называют правоприменительной практикой, – как закон действовал в жизни, как политика влияла на судьбы людей. Какие правила существовали для иностранцев, по зову сердца ехавших в Советскую Россию строить социализм? Удивительно, как на протяжении всего полутора десятков лет резко изменилось отношение к ним: от гостеприимства и восторга до откровенной ксенофобии. Замечу, что до революции 1917 года в России понятия гражданства не было: все народы империи значились подданными царя. Пришедшие к власти большевики верили в скорую мировую революцию, а потому считали, что Советская Россия должна стать родиной для всех трудящихся мира. Приезжавшим иностранцам установили упрощенный порядок приема в советское гражданство. Вопрос решался быстро любым местным органом власти. Чтобы полноценно участвовать в советской жизни, иностранцу вовсе не требовалось становиться гражданином СССР. С начала 1930-х годов находившимся в стране трудящимся-иностранцам были предоставлены фактически равные экономические и политические права с советскими гражданами, даже избирать и быть избранным в Советы. В результате несколько десятков иностранных работников советских предприятий: немцев, американцев и др. – стали депутатами Моссовета, Челябинского, Сталинградского советов городов, где были большие иностранные колонии. Отмечу, что до конца 1930-х годов в советском законодательстве отсутствовали понятия “лицо без гражданства” и “лицо, имеющее двойное гражданство”. 
Ситуация стала стремительно меняться сначала в связи с паспортизацией, а нарастающая ксенофобия и шпиономания привели в конце 1930-х годов к ужесточению законодательства о советском гражданстве, получить которое стало очень сложно. Выяснилось, что в СССР проживает немало людей, не знавших, какое у них гражданство, или не имеющих документов, подтверждавших их статус. И это при том, что в условиях массовых политических репрессий заступничество иностранного посольства могло спасти от смерти.
Жертвами жестких законов о гражданстве конца 1930-х годов стали иностранцы, приехавшие в Российскую империю еще в XVIII-XIX веках. Их потомки обрусели, забыли язык, утратили связи с бывшей родиной, считая таковой Россию. Многие из них на самом деле были лицами без гражданства. И вдруг от них стали требовать документы, и тех, кто не смог доказать гражданство СССР, принудительно депортировали из страны. 
В годы индустриализации советское руководство использовало законы о гражданстве как инструмент для экономии валютных расходов. К началу 1930-х в категорию “потенциальных” граждан СССР с упрощенной процедурой приема в советское гражданство зачислили подданных бывшей Российской империи до 1917 года, а также их детей, пусть и обладателей заграничных паспортов Польши, стран Балтии, США, Канады и др. Желания этих людей, естественно, никто не спрашивал. Большинство из них знать не знали, что их американское гражданство в СССР “не действует”, так как на территории СССР они считаются “потенциальными” советскими гражданами. И защитить их было некому, поскольку дипотношений между СССР и США не было до 1933 года. И если, скажем, квалифицированный рабочий – бывший эмигрант в США из Российской империи – соглашался ехать на работу в СССР, то при пересечении границы у него могли отобрать паспорт (такие случаи были не редкостью) и под угрозой отказа от приема на работу предложить заполнить анкету на получение советского гражданства. С теми, кто плохо владел русским языком, было еще проще: под видом въездных документов им давали подписать уже заполненную анкету. Точной статистики нет, но таких случаев были сотни и тысячи. 
Зачем были нужны такие “хитрости”? В годы первых пятилеток СССР остро нуждался в услугах иностранных специалистов. И они к нам ехали, поскольку в Европе была массовая безработица, а в США – Великая депрессия, так что желающих получить работу в Союзе были сотни тысяч. Но в качестве главного условия иностранцы ставили оплату труда в валюте (чтобы кормить остававшиеся дома семьи). СССР же валюты не хватало: на нее закупали оборудование для заводов. И самым простым способом экономии иностранных дензнаков было превращение валютного контракта в рублевый.
– А вернуться, скажем, бывшие американцы могли или застревали в СССР навсегда?
– Видевшие “ловушку” отказывались менять условия годового контракта и возвращались по его окончании. А остававшиеся на более длительный срок становились заложниками “большой политики”. С одной стороны, с появлением американского посольства в Москве в 1933 году желающим вернуться в США стало проще восстановить документы. С другой – те, кто уже несколько лет жил в СССР, оказались “под колпаком” у американских дипломатов, составлявших “черные списки” своих граждан – “советских симпатизеров”, возвращение которых в США было нежелательно. Одним из таких дипломатов был будущий “архитектор холодной войны” Джордж Кеннан. В списках оказались не только проживавшие в СССР как политэмигранты члены компартии США, но и американцы, участвовавшие в советских выборах, награжденные за труд советскими орденами и медалями, просто добросовестные работяги, о которых писали советские газеты.
Вот история оказавшегося в СССР американского фермера Джорджа МакДауэлла, к началу 1930-х уже немолодого человека, ветерана войны США с Мексикой. Он приехал в начале 1920-х из Канады в иностранную колонию “Кузбасс”. Это было одно из первых образцовых хозяйств, организованных на коммунистических принципах: совместный труд, зарплата в общий котел и др. Года через четыре коммуна прекратила свое существование, часть американцев отправилась по домам, а опытный фермер МакДауэлл заключил валютный контракт с зерновым совхозом на юге России. Он женился на русской женщине и прославился как изобретатель приспособлений для вспашки земли. О нем писали газеты, крестьяне избрали его депутатом сельского совета, а позже за ударный труд его наградили орденом. Неудивительно, что его причислили к “советским симпатизерам”. 
По окончании контракта с совхозом в конце 1920-х МакДауэлл написал письмо в американское консульство в Риге с просьбой восстановить документы для возвращения в США. В Советскую Россию он въехал через Дальневосточную республику, которой уже давно не существовало, без оформления американского паспорта. В Национальных архивах США (Вашингтон) сохранилась дипломатическая переписка, из которой видно, что американские дипломаты под разными предлогами препятствовали возвращению в США американского гражданина, армейского ветерана, получившего американские награды. Сначала его заставили написать, где он родился, учился, проходил воинскую службу… Затем объявили, что, став фермером в Канаде, он якобы утратил гражданство США. Последний аргумент – отказ на въезд в США для его русской жены. Бросить ее он отказался и остался в СССР. Его следы теряются в середине 1930-х годов.
– Не хватало только, чтобы он попал под репрессии…
– Я задавался этим вопросом, но в архивах ФСБ его дела не нашел. Надеюсь, что, когда открылось американское посольство в Москве, ему все же удалось уехать. История показательная, поскольку в подобном положении оказались многие американцы. Когда в СССР начались массовые репрессии 1937-1938 годов, большинство американцев поспешило вернуться на родину и стало обращаться за защитой и покровительством в посольство. Однако дипломаты не спешили помогать фигурантам “черных списков”, которых сотрудники НКВД подчас арестовывали сразу при выходе из посольства. В то время факт посещения иностранного посольства считался деянием “подозрительным по шпионажу”.
– Как складывалась судьба других иностранцев?
– Под “прессом” оказались и граждане Германии – тысячи их работали на наших предприятиях. А общая численность политэмигрантов приближалась к 20 тысячам (вместе с членами семей). Положение их в СССР резко изменилось после прихода Гитлера к власти. С 1934 года немцев стали заставлять принимать советское гражданство. Частично по политическим причинам (не может же сознательный рабочий, тем более коммунист, оставаться гражданином фашистского государства?), частично из-за валютной экономии. Бедные немцы, особенно коммунисты и евреи, оказались “между молотом и наковальней”. И на родине их не ждали, и в СССР обстановка ухудшалась: работавших, например, на военных заводах стали увольнять “с волчьим билетом”. Судьба же тех, кто все же решился вернуться в Германию, сложилась по-разному. Некоторые погибли в концлагерях, другие были выпущены, пройдя фильтрационные лагеря. 
…Советское законодательство о гражданстве иностранцев 1920-1930-х годов представляется мне достаточно противоречивым, но крайне интересным феноменом. С одной стороны, в 1920-е годы оно было настолько “либеральным”, что размывались границы между гражданами СССР и проживавшими здесь иностранцами. Это приводило к тому, что многие граждане других стран не поддерживали связь с дипмиссиями и имели просроченные документы о гражданстве. Но то, что тысячи иностранцев, трудившихся на советских предприятиях, пользовались всеми теми правами, что и советские граждане, – редкий случай в мировой истории. 
Обо всем этом я говорил на российско-итальянском семинаре в Риме в прошлом году. Какие выводы из давней этой истории можно сделать сегодня? Подобно тому, как это было в 1920-1930-е годы, после распада СССР руководство РФ могло бы предоставить статус “потенциальных” граждан России с максимально упрощенной процедурой принятия в российское гражданство бывшим гражданам СССР – русским по национальности и русскоязычным – носителям отечественной культуры, не по своей воле оказавшимся за пределами страны.
Юрий Дризе
Фото предоставлено С.Журавлевым

Нет комментариев