Поиск - новости науки и техники

Легко ли первым? Ответственность за сегодня и завтра технологические платформы берут на себя.

Сбор руководящего комитета Технологической платформы (ТП) “Медицина будущего” в Калининграде несколько удивил. Известными клиниками регион не славится, медицинскому факультету Балтийского федерального университета года три всего. Объяснялось все просто: там активно работает один из научно-технических советов (НТС) платформы, который возглавляет молодой руководитель отдела геномных и протеомных исследований Балтийского федерального университета Максим Патрушев. Он предложил провести совет в дни Балтийского образовательного форума, мы приняли приглашение.
Знакомство
Много людей – много мнений, пока народ съезжался на форум, услышала про ТП разное. В том числе и мысль о том, что незачем плодить новую бюрократическую структуру. Платформа – коммуникативная площадка, да Интернет в сто раз лучше…
Вот эту точку зрения я и выдала первому встретившемуся мне в Калининграде “платформисту” – Максиму Патрушеву, которого накануне коллеги поздравляли с международным признанием работы его группы. После публикации о механизме токсикоза щитовидной железы в журнале “Биохимия” к нему обратились китайские и австрийские фармацевты с просьбой предоставить первичные данные: хотят начать разработку биомишени, а потом на ее основе создать фармпрепарат для лечения этого заболевания. Поздравление я увидела на сайте БФУ. Простая коммуникативная площадка.
– Чисто теоретически Интернет может всю жизнь заменить, но практически – нет, – считает М.Патрушев. – Действительно, ТП начинали создавать как коммуникативную площадку, где нос к носу сходятся ученый, производственник, представитель власти. Но платформа – не место, а сообщество, в котором рушатся барьеры, стоящие между участниками, начиная с банального непонимания. У бизнеса требование – извлечение прибыли, а ученый считает свою разработку настолько важной, что, по его мнению, ее надо внедрять, если даже прибыли не будет. Ведь она поможет разрешить социально значимые проблемы. Платформа пытается урегулировать разногласия, переформатировать отношения. Зачем? Чтобы строить долгосрочные стратегии, помогающие нам жить, на реалиях жизни.
– То есть теперь с платформ будет спрос за наше будущее? Мол, если говорите, что у вас есть ученые, представляющие, как будут развиваться технологии, и бизнесмены, знающие, что будет востребовано на рынке, тогда вам и составлять программу, чем всем надо заниматься, подо что государству давать деньги.
– Примерно так. Теперь на ТП возложена задача по разработке долгосрочных документов – дорожной карты (ДК) ТП “Медицина будущего” и Стратегической программы исследований (СПИ). Все участники НТС ломают над этим голову. Такие документы, кстати, не составить, не проверив качество предлагаемых НИР, ОКР.
– Кто этим займется? Общество устало от вульгарного лоббирования, все твердят о необходимости честной экспертизы…
– Твердить – одно, взять на себя смелость разработать такую в рамках своей платформы – другое. Правила ведь и тебя лично будут касаться. Глава руководящего комитета ТП “Медицина будущего” Людмила Михайловна Огородова не зря то и дело напоминает: “Платформы создаются не для того, чтобы каждый из нас выигрывал конкурсы, чтобы накормить научные организации или другие коллективы, которые возьмутся за выполнение непонятно кому и для чего нужных ОКР. Платформы возникают потому, что общество пришло к пониманию: долгосрочное планирование технологического прогнозирования рождается с использованием долгосрочных документов – стратегической программы исследований, дорожной карты. Мы пытаемся их создать, чтобы яснее и короче был путь к новым общим целям”.
– Говорят, у вас восемь НТС в платформе. Не много? Какова их роль?
– Меньше некуда, мы решаем конкретные задачи по совершенно конкретным направлениям: поиск стоящих разработок, помощь при составлении заявок на конкурсы, у нас в стране нет четко организованного депо этих проектов. Платформе и года нет, ее в апреле утвердили, до этого мы занимались организацией структуры как таковой, а сегодня начинается реальная деятельность, есть поддержанные крупные проекты.
– Сколько их?
– На нашем НТС “Молекулярные и клеточные мишени для диагностики и терапии” сегодня два. Запуск в Питере производства отечественных секвенаторов ДНК. Зарубежные стоят по 10 млн рублей за штуку, наш дешевле на порядок, то есть будет стоить 1 млн рублей. С помощью этих приборов будут выявлять наследственные заболевания на доклиническом этапе и в клинической практике. В Питере эти секвенаторы знают, как делать, Институт биологического приборостроения РАН и компания “Синтол”. Их представитель приедет на совет.
Еще у нас проект совместно с Томском и Москвой по диагностике описторхоза. Есть такие паразиты-опистохи, которые живут в рыбе и при нарушении технологии ее приготовления поражают органы пищеварения. Бич Сибири. Почему? Не знаю. Эндемичное заболевание. Диагностика практически на нуле, проводится древними методами на грани искусства. Когда опытная лаборантка с большим стажем работы понимает, что она делает. Но задача сегодняшнего дня – стандарт эффективности и качества медицины.
Проект большой потому, что по этим паразитам мало что известно, начинать надо с расшифровки их генома и заканчивать разработкой тест-систем и их производством. Поэтому в проекте принимают участие сотрудники Центра “Биоинженерия” РАН, НИЦ “Курчатовский институт”, БФУ,
СибГМУ, МФТИ и представители бизнеса, которые подключаются на самом начальном этапе, они софинансируют работы. Ну, звучит красиво, но процесс переговоров, уговоров и договоров долгий, он занял около восьми
месяцев.
Титанические сомнения
Когда по случаю открытия Балтийского образовательного форума прямо из кафедрального собора Калининграда все участники торжества поехали в ресторан, представителям ТП “Медицина будущего” руководство предложило другой маршрут: в аудиторию-скворечник главного корпуса БФУ. Чтобы начать работу не как другие – завтра, а сейчас. Мол, иначе времени не хватит. Народ, съехавшийся из разных концов России, принял уплотненный график как норму. Осенью Консорциум ТП “Медицина будущего” насчитывал уже 186 организаций, присоединившихся к меморандуму платформы, то есть разделяющих принципы и цели сотрудничества, – 248. За лето поступило более полусотни заявлений от организаций, желающих войти в ряды ТП: 22 – от научных организаций, столько же – от бизнес-структур и несколько – от вузов. Руководящий комитет разработал поэтапную процедуру вступления. Ну, а вошедший в состав ТП “МБ” раз в год должен отчитаться, что сделал. Для не слишком активных предусмотрена ротация. Говорят, среди фирм, не занимающихся продуктивной деятельностью, но уже получивших от начальства приказ примкнуть к какой-нибудь технологической платформе, прошел слух: в “Медицину будущего” не соваться. Там еще на входе спрашивают: “Ты кто? Какие проекты предлагаешь? Пообщайся-ка предметно с народом из профильного НТС”.
Ну, а если без шуток, здесь действительно идет интенсивная работа, с каждым днем набирающая обороты. Вот дошли до обсуждения принципов создания долгосрочных документов: дорожной карты и Стратегической программы исследований. Про СПИ Людмила Огородова, председатель руководящего комитета ТП, профессор Сибирского государственного медуниверситета, сказала:
– В ней мы намерены обозначить наши подходы, логику, план первоочередных действий, логистику, оценить компетенции организаций – разработчиков СПИ. Подготовить СПИ, сверстать, принять и распространить ее мы должны в марте 2012 года.
О дорожной карте, ее месте и предназначении говорили представители Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” Анна Позняк и Павел Рудник. По их мнению, исходная точка ДК – анализ рынков, их перспективы, формирование образа будущего совместно с кругом заинтересованных сторон. Цели и задачи платформы разработчики ДК хотели бы специализировать по срокам, выделить направления и наиболее перспективные сегменты, обуславливаемые различными заболеваниями с помощью экспертов ТП.
– Вы делите ДК на карту-план и карту-атлас по присутствию крупного бизнеса. Но задача Технологической платформы “Медицина будущего” не новые гаджеты для мобильников создавать, – не согласились участники ТП. – Где в ДК роль государства? Как оно повлияет на реализацию Стратегической программы исследований? Надо сегодня обозначить точки напряженности, приоритеты, прорывные направления, риски, куда бизнес пока не придет и куда надо идти государству с бюджетным финансированием, чтобы осуществить импортозамещение…
Долго шла дискуссия. Поразительно, насколько последовательно и терпеливо ее участники препарировали проблему. Не зря говорят, что “все решения в этом коллективе сначала подвергаются титаническому сомнению, рассматриваются под медицинскими микроскопами, а когда принимаются, то выполняются”.
Четче всех, мне показалось, высказался представитель Межведомственного аналитического центра Александр Чулок, назвавший дорожную карту “просто инструментом визуализации стратегии”:
– Если у вас есть стратегия, то построение по ней дорожной карты – техническое дело. Но любая международная “roadmap” – это 50 страниц текста и только потом картинки. Европейская практика построения технологических платформ предполагает, что в их регламент включен элемент ДК. А платформа строится на результатах форсайта, то есть на стратегической программе. ДК сама по себе не живет, а является отражением глубинных решений, которые есть в документах ТП. Платформа не создавалась для того, чтобы генерировать ДК, она рассчитана под задачи более высокого уровня. И если для достижения этих целей нужны ДК как инструмент, то они разрабатываются.
Раунд за раундом
Шесть страниц убористого текста – таково Положение об экспертизе проектов, выполняемых в интересах ТП “Медицина будущего”. Обсуждать этот документ, представленный ректором Ханты-Мансийского госмедуниверситета Федором Петровским, начали еще в присутствии в зале замминистра образования и науки РФ А.Пономарева, ректора БФУ А.Клемешева и губернатора Калининградской области Н.Цуканова. Обычно гости такого ранга раздаточный материал, который перед ними загодя раскладывают на столе президиума, там же и забывают. А эти листочки Н.Цуканов, прощаясь, бережно сложил и прихватил с собой. Видно, заинтересовали.
Независимую экспертизу в ТП “Медицина будущего” планируют проводить в три этапа. Первый этап – предварительная экспертиза, когда будут рассматривать только краткое заявление о намерениях. Делать это будут три эксперта, один из которых непременно должен быть специалистом по интеллектуальной собственности.
Второй этап – оценка научной составляющей. Ею будут заниматься пять привлекаемых экспертов, каждый из которых получает заявку независимо и не должен обладать информацией о других участниках экспертной группы. Им поручено не только дать рецензию на проект, но и оценить его в баллах. Если хоть один из пяти научных экспертов обоснованно укажет на несостоятельность проекта, к дальнейшей экспертизе заявку/проект не допустят. Ну, а те работы, что пройдут через это сито, передадут экспертам третьего этапа. Их будет всего двое, один – экономист, другой – специалист по инвестициям. Первый должен иметь опыт работы на предприятиях медицинского либо фармацевтического профиля или в медицинском/фармацевтическом вузе либо НИИ, а второй – в соответствующих инвестиционных компаниях. Но вот что удивительно: если заявка покажется экономически необоснованной, ее могут и не отклонить, а по решению экспертного совета направить на доработку.
Не буду дальше вдаваться в детали положения об экспертизе. Всю эту работу в ТП “Медицина будущего” намерены осуществлять силами постоянного экспертного совета (числом в полтора десятка человек) при руководящем комитете ТП и группы привлекаемых экспертов из состава всех НТС платформы.
Услышав о столь строгом отношении к самим себе, замминистра образования и науки Алексей Пономарев сказал: “Сегодня вы голосовали по формату Стратегической программы исследований, надеясь успеть сделать ее в марте. Но сейчас формируется “Госпрограмма развития науки и технологий на 2013-2020 годы”, и этой зимой мы хотели бы сформулировать приоритеты, по которым дальше можно было бы согласовывать и разрабатывать программы и проекты бюджетного финансирования начиная с 2013 года, а это значит, что экспертизу они должны пройти не позднее ноября этого года. Мы хотим впервые за последние 20 лет не только поддержать инициативы отдельных людей или коллективов, но и выделить часть средств на лучшие технические задания ради сохранения и развития нашей технологической среды. Тут будет учитываться мнение и комитета, работающего для преодоления кризиса, и комитета, связанного с Советом безопасности. Это серьезное изменение в нашей научно-технической политике, которое мы рассчитываем осуществить в вашей области благодаря формирующемуся в вашей ТП сбалансированному экспертному сообществу. Да, это будет пилотный проект, но надеемся, что инверсия формирования плана с использованием технических заданий сработает. Первую итерацию мы хотели бы сделать до конца ноября, в рамках первого проекта “Госпрограммы науки и технологии”. Причем провести ее и по разделу прикладных и поисковых исследований, и по разделу инфраструктуры, то есть по формированию центров коллективного пользования, закупке оборудования, которое нам принципиально важно сегодня для выхода на мировой уровень по нашим приоритетным направлениям. По медицине, фармакологии мы очень рассчитываем на ваше сообщество профессионалов”.

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев