Поиск - новости науки и техники

Формула счастья. Кому жизнь в радость?

Ученые Томского политехнического университета и Гронингенского университета (Нидерланды) разработали гипотезу, которая может дать объяснение возникновению дефицита счастья у человека, что, в свою очередь, способствует развитию депрессивных расстройств. В Международный день счастья профессор кафедры экологии и безопасности жизнедеятельности ТПУ Светлана Иванова рассказала, в чем эта гипотеза заключается.
Выдвинутая профессором Томского политеха Светланой Ивановой и профессором Гронингенского университета Антоном Луненом гипотеза подкорковой регуляции эмоционального поведения человека объясняет, почему люди страдают депрессиями. 
– Наши эмоции и поведение регулируются не только корой головного мозга, как считают сегодня многие психологи и психиатры. Включены и другие его структуры, которые присутствовали еще в мозге позвоночных, живших миллионы лет назад. Мы считаем, что поведение, соответствующее обстоятельствам окружающей среды, является характеристикой всех высших организмов. Оно позволяет нам адаптироваться к тем изменениям, которые постоянно происходят в окружающей среде. По сути, наш мозг при помощи определенного типа поведения управляет исходными данными, чтобы создать определенный выход из той или иной ситуации, – говорит С.Иванова.
Гипотеза профессоров Лунена и Ивановой подробно изложена и обсуждается в зарубежных высокорейтинговых журналах в области нейронаук, таких как Frontiers in Human Neuroscience, Frontiers in Neuroscience, Medical Hypotheses, Neuroscience and Biobehavioral Reviews. По мнению ученых, существуют два основных типа поведения у всех высших организмов (людей и животных) – поисково-вознаграждающее и стресс-избегающее. Поисково-вознаграждающее поведение позволяет обеспечить нам наиболее комфортное существование, упрочить свое положение в окружающей среде (в том числе в обществе). В эволюционном плане оно проявляется в поиске еды, комфорта, территории, секса и т.д. Стресс-избегающее поведение “включается” у нас в тот момент, когда нам требуется обеспечить себе защиту от внешних угроз, боли, дискомфорта и других факторов, которые эволюционно могли снизить шансы остаться в живых и иметь потомство.
– Два этих основных типа поведения регулируются разными нейрональными каскадами. Целый ряд определенных структур мозга (базальных ганглиев) контролирует увеличение активности человека как в поиске вознаграждения, так и в избегании страдания посредством стимуляции префронтальной и лимбической коры, – объясняет Светлана Иванова. – Успешная реализация поисковой активности приводит к ощущениям удовольствия (гедонии), в то время как реализация избегающего поведения – к счастью (эйфории). Эти две системы взаимодействуют, как инь и ян.
В норме эти механизмы поведения уравновешивают друг друга. Когда же один из них начинает работать неправильно или же не взаимодействует с другим, у человека возникает дефицит счастья, который в дальнейшем может привести к депрессии и более серьезным расстройствам. По итогам многолетних наблюдений профессора Иванова и Лунен выявили закономерность – при клинически выраженной депрессии существует смещение равновесия в активности двух этих систем в сторону избегающего поведения.
– Можно выделить, как минимум, два основных структурных очага возникновения депрессивного расстройства. Первый возникает в стволе головного мозга и префронтальной коре, с этими структурами можно соотнести такой вид депрессии, как расстройство способности ощущать удовольствие. Подобный тип депрессии характеризуется наличием ангедонии – неспособности испытывать радость от приятных ощущений и недостатком энергии – анергией. Второй возникает вследствие нарушения функционирования гиппокампа и амигдалы и характеризуется состоянием тревожности и дисфорией, – продолжает Светлана Иванова.
Ученые отмечают, что их гипотеза не противоречит основным существующим гипотезам о депрессии, а, наоборот, дополняет их. Согласно ей, в лечении депрессии могут быть успешными как методы психотерапии, направленные на восстановление баланса исследуемых нейрональных каскадов, так и лекарственные воздействия на нейромедиаторные рецепторы определенных структур мозга (в частности, регулирующие обмен серотонина). 
– Новая гипотеза сегодня вызывает бурную дискуссию в научной литературе и нуждается в дальнейшем подтверждении или опровержении, основываясь на научных фактах, поскольку у homo sapiens имеются такие существенные отличия, как система накапливания информации, целеполагание, замещение простых сенсорных реакций собственными фантазиями и, наконец, речевое общение. Однако нет сомнений, что наша гипотеза может значительно расширить систему существующих подходов к лечению депрессии, – заключает Светлана Иванова.
Пресс-служба ТПУ
Фото Ольги Прудниковой

Нет комментариев