Поиск - новости науки и техники

Прорыв по центрам. Питерский Политех нашел свой ключ к ФЦП “Кадры”.

Санкт-Петербургский государственный политехнический университет результативно участвует в Федеральной целевой программе “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы. За первые три года действия ФЦП политехники подали 276 заявок, выиграв 51 конкурс на право заключения государственных контрактов. Особо стоит отметить разработки, выполняемые коллективами научно-образовательных центров вуза (мероприятие 1.1) – подписано 16 контрактов. В этой номинации университет занимает 5-е место по России. Кроме того, принято около 20 заявок на выполнение проектов молодыми кандидатами наук и целевыми аспирантами в НОЦ. Всего в ходе выполнения этих работ защитились 33 аспиранта и 15 докторантов.
О роли программы в воспроизводстве и закреплении молодых кадров в сфере науки, образования и высоких технологий с корреспондентом “Поиска” беседует ректор университета член-корреспондент РАН Андрей РУДСКОЙ.
– Андрей Иванович! В программе “Кадры” обозначены целевые индикаторы. И что любопытно: по такому показателю, как доля профессорско-преподавательского состава высшей научной квалификации (кандидаты и доктора наук), ваш вуз выглядит прекрасно – 71,4% от общей численности педагогического корпуса (при целевом индикаторе 63-64%). А вот доля исследователей и преподавателей в возрасте до 39 лет, в том числе “остепененных”, до индикатора программы существенно не дотягивает. Хотя как раз в последние три года наметилась позитивная динамика. Выходит, есть куда расти?
– Безусловно, и не только нам. Проблема закрепления молодых кадров в научно-образовательной, да и в промышленно-технологической, среде стоит очень остро. На ситуацию влияют и демографические факторы, и “утечка умов”, и непрофильное использование выпускников, и сырьевой крен экономики. Но одна из причин заключается в том, что сама высшая школа еще до конца не освоилась в рыночных реалиях, когда надо менять подходы к подготовке востребованных специалистов и в то же время сохранять преемственность в науке и образовании. В этом видится актуальность данной ФЦП, которая недвусмысленно предлагает вузам: хотите взаимовыгодно поработать на экономику – не живите только старым багажом, формируйте коллективы с участием студентов, аспирантов, молодых ученых и боритесь за госконтракты.
– Политехнический, став национальным исследовательским университетом, сохраняет верность принципу “высшее образование через науку”, который в мире называют “русским методом обучения инженеров”. Как же, наверное, легко вам было вписаться в ФЦП “Кадры”, основная цель которой – вовлечение молодежи в исследования!
 – Точнее будет сказать, что нам удалось вписать данную программу в повседневную деятельность вуза. А это как раз не было легкой задачей. Составление заявок на участие в различных конкурсах и программах – целая наука, и мы всегда серьезно относились к ее процедурам. Но, к сожалению, сегодня есть недобросовестные мастера, которые замечательно быстро и ловко предлагают свои услуги на демпинговых условиях. И нередко побеждают честных и ответственных профессионалов! Я не знаю, где еще в мире отношение к интеллектуальному труду определялось бы по минимальной стоимости выполнения работы, а не по содержательной составляющей. Все-таки экспертиза должна в первую очередь учитывать квалификацию ученых, уровень оснащения лабораторий, практическую значимость разработок. И лишь после этого обращать внимание на ценовой параметр. Недаром пословица гласит: мал золотник да дорог.
Безусловно, это не значит, что все хорошие исследования должны быть дорогими, но разумное соотношение цены и качества нужно соблюдать! ФЦП “Кадры” – не исключение, особенно когда речь идет о рассмотрении заявок от научно-образовательных центров. Сами НОЦ служат несущими элементами программы, той инфраструктурой, в которой она реализуется, а потому исследования, проводимые в центрах, как правило, являются прорывными, масштабными и финансово емкими. Не сочтите за громкие слова, но для нас было делом чести не просто активно участвовать, но и побеждать в этой номинации. Сформировали отборочную комиссию, которая оценивает заявки по глубине проработки и другим названным мной критериям, – без ее одобрения и прохождения внутреннего конкурса участие в ФЦП от нашего вуза невозможно.
– Сколько научно-образовательных центров было создано специально под программу “Кадры”?
– Поверите – ни одного! НОЦ для нас не предмет конъюнктуры. Они организационно оформлялись по нашей инициативе еще шесть-семь лет назад (а фактически действовали и раньше) именно с целью консолидации научно-педагогических ресурсов на современной материально-технической базе. Сегодня в структуре вуза насчитывается порядка 30 НОЦ по широкому спектру исследований. Это и физика полупроводников, и энергетика, и электротехника, и материаловедение, и нанобио­технологии. Когда появилась ФЦП “Кадры”, коллективы центров были, что называется, на выданье.
За первый год действия программы четыре наших НОЦ стали победителями конкурсов, в последующие два года – еще 12. Отрадно, что по тематике они охватывают основные научно-практические направления деятельности университета, в которые отныне вливается “свежая кровь” – интеллектуальный ресурс. Так, студенты помимо подготовки выпускных работ в бакалавриате и магистратуре могут поступить в аспирантуру и выполнить исследование по теме диссертации, съездить на стажировку или международный симпозиум. Я уж не говорю о том, что НОЦ запускают и осваивают новое оборудование, не уступающее зарубежным аналогам. Для человека, решившего связать себя с наукой, это если не все, то многое. От добра, как известно, добра не ищут.
Яркий тому пример – деятельность Центра “Физика нанокомпозитных материалов электронной техники” (НОЦ “ФНК”). Создан он был еще в 2005 году на базе совместной учебно-научной лаборатории СПбГПУ с Физико-техническим институтом им. А.Ф.Иоффе РАН и Петербургским институтом ядерной физики им. Б.П.Константинова – и начинался с двух человек. А сейчас в его коллективе 27 сотрудников (причем две трети – в возрасте до 30 лет): три доктора и семь кандидатов наук, два докторанта, семь аспирантов и восемь студентов, занимающих должности инженеров и младших научных сотрудников.
В 2009 году, участвуя в ФЦП “Кадры”, НОЦ заключил госконтракт на разработку и исследование самоорганизованных диэлектрических и мультифункциональных мате­риалов. Это своего рода кирпичики для производства электронных изделий нового поколения – наноконденсаторов гигантской емкости, аккумуляторов механической энергии, твердотельных генераторов СВЧ-колебаний… Работы ведутся на уникальном оборудовании: тут и рентгеновский дифрактометр для кристаллографии веществ с малыми размерами молекул и белков, и ультраширокополосный диэлектрический спектрометр, и криогенный атомно-силовой микроскоп… Студенты приобщаются к исследованиям уже на третьем-четвертом курсах, к пятому, как правило, выбирают тему магистерской или кандидатской диссертации.
Один из таких “молодых да ранних” Роман Бурковский сумел отличиться в рамках ФЦП “Кадры” дважды – сначала в составе коллектива НОЦ, а год спустя выиграл контракт уже как целевой аспирант (мероприятие 1.3.2). В феврале этого года Роман защитил диссертацию и сейчас работает на кафедре физической электроники вуза.
В стратегических планах этого НОЦ (научный руководитель – профессор Политехнического, заведующий лабораторией нейтронной физики ФТИ им. А.Ф.Иоффе Сергей Вахрушев) – создание крупнейшего на Северо-Западе Центра диагностики параметров твердого тела. Он будет “заточен” на исследование свойств материалов в диапазоне низких и криогенных температур, что чрезвычайно важно для освоения арктического шельфа. Кадровый и научный потенциал НОЦ этим амбициям соответствует, а проблема нехватки площадей будет решена с вводом в строй научно-исследовательского корпуса университета.
– Еще один принцип политехнического образования – тесные контакты вуза с промышленностью. Находят ли отражение эти контакты в контрактах, финансируемых в рамках ФЦП “Кадры”?
– Понятно, что полное совпадение было бы идеальным вариантом, но в жизни так, естественно, не бывает. Чаще всего по линии ФЦП финансируются фундаментальные исследования, заказчиком которых выступает Минобрнауки, и в этом особая ценность программы. Ведь промышленность интересуют главным образом прикладные разработки, а они без прочного научного фундамента просто немыслимы.
Вместе с тем еще при создании НОЦ во главу угла ставилась возможность практического применения их разработок. В партнерах университета более 200 научно-промышленных предприятий и организаций, сотрудничество с ними расширяется. Скажем, НОЦ в области энергетики плотно работает с Федеральной сетевой компанией (наш договор с ней предусматривает и целевую подготовку кадров, и проведение исследований, и повышение квалификации персонала компании). По той же схеме строятся отношения с госкорпорацией “Российские технологии”. У Центра по конструкционным и функциональным материалам прямые контакты с ОАО “Северсталь”, ВНИИ неорганических материалов им. А.А.Бочвара, ЦНИИ конструкционных материалов “Прометей”.
Можно сказать, за каждой поданной нами заявкой на участие в ФЦП “Кадры” стоит даже не одно, а несколько базовых предприятий по той или иной отрасли.
– По предварительным данным, с начала реализации программы на счету молодых участников больше патентов и публикаций, чем, скажем так, у возрастных. Вы эту закономерность подтверждаете?
– Наш анализ результатов интеллектуальной деятельности говорит об ином – о необходимости сохранения и развития научных школ, которыми всегда славился Политехнический. Сегодня их руководители работают по международным и российским грантам, непосредственно связаны с промышленностью, которая императивно требует от ученых прикладной конкретики. По их стопам идут молодые исследователи. Каждый коллектив в большинстве случаев состоит из учителя и учеников, поэтому на одного маститого автора приходится несколько молодых соавторов. И ФЦП эту преемственность поддерживает, побуждая нас к созданию разновозрастных коллективов.
 В ходе исполнения контрактов высоких результатов добился академик РАН Юрий Васильев, руководитель научной школы по возоб­новляющимся источникам энергии. Им и его учениками (профессор, заведующий кафедрой возобновляющихся источников энергии и гидроэнергетики Виктор Елистратов, профессор Леонид Кубышкин, доцент Ирина Кудряшова и более молодые коллеги) разработаны компьютерные программы по расчету ветроэнергетических ресурсов, полезная модель ветроэнергетической установки, способ трехмерного моделирования оборудования и гидроэнергетических сооружений, база данных по гидроаккумулирующим станциям. Эти достижения востребованы проектно-конструкторскими организациями, в частности “РусГидро”, подкреплены авторскими свидетельствами, решениями о выдаче патентов, свидетельствами о госрегистрации. За последние три года по этим же направлениям защищено около 30 дипломных работ и магистерских диссертаций, восемь человек обучаются в аспирантуре.
– До завершения программы осталось два года. Есть ли у вас конкретные планы на оставшийся период?
– Мы намерены в ней участвовать не менее эффективно, чем прежде. Но задумываемся и о судьбе победителей, уже получивших оборудование, добившихся первых результатов. Проекты в рамках ФЦП “Кадры” рассчитаны на три года. Это примерный срок становления коллектива в прикладной сфере, фундаментальные исследования более “долгоиграющие”. А что же дальше? Стоило бы в продолжение программы объявить конкурс на дальнейшую поддержку наиболее эффективных НОЦ, групп и молодых исследователей, дать им шанс на дополнительное финансирование в русле своих уже одобренных проектов.
 Конечно, вуз эти коллективы без копейки не оставит. Только ведь университет призван поддерживать и тех ученых, которые (пока!) ничего не выиграли, но ведут перспективные исследования. Чем мы и занимаемся на конкурсной основе. И кстати, направляемые на эти цели суммы соизмеримы с теми, что выделяются по линии ФЦП “Кадры”.

ПОЛДНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF.

Фото предоставлены СПбГПУ

Спецвыпуск подготовили Наталия Булгакова,
Аркадий Соснов

Нет комментариев