Поиск - новости науки и техники

Формулы реформ. В Высшей школе экономики проанализировали изменения в российском образовании.

Образование – отрасль консервативная. Но нам и нашим детям выпало жить в эпоху больших перемен. Изучение зарубежного опыта показывает, что и Россия, и мир пытаются решить схожие проблемы – сделать образование доступным и качественным. Но способы решения могут быть разными, и здесь необходимы постоянный мониторинг качества и оценка результатов проводимых реформ. Так, в 2000 году в Германии неожиданно низкие результаты теста PISA (Programme for International Student Assessment) среди 15-летних школьников показали, что немецкая система образования скорее усугубляет, чем смягчает социальное расслоение: 10-летние дети из зажиточных семей сразу зачисляются в престижные школы, их менее обеспеченных сверстников готовят к поступлению в менее престижные профессиональные училища. За 16 последующих лет Германия, по мнению автора теста, директора Департамента образования и профессиональной подготовки ОЭСР Андреаса Шляйхера, существенно повысила качество образования и исправила ситуацию в сфере обеспечения равенства. 
В 2016 году тест впервые проводился в школах Москвы, и 15-летние москвичи показали хорошие результаты – вошли в топ-10 рейтинга PISA.
Андреас Шляйхер и еще 200 иностранных экспертов приняли участие в XVIII Апрельской Международной конференции по проблемам развития экономики и общества, организованной Национальным исследовательским университетом “Высшая школа экономики”, где в рамках сессии “Оценка эффектов в трансформациях образования” как раз и анализировались результаты российских и зарубежных реформ в этой отрасли. Аналитики ВШЭ отметили, что за последние годы в России сокращается разрыв в результатах тестов у учащихся из крупных городов и небольших населенных пунктов. Ложку дегтя в красивые показатели добавил профессор Стэнфордского университета Мартин Карной, отметив, что Россия, как и США, – федеративное государство, регион региону рознь, “среднюю температуру” по школе измерять нельзя. Но если в Соединенных Штатах на основании анализа статистики хотя бы можно прийти к выводам, что в штате Массачусетс общее образование лучше, чем у соседей, и понять направление реформ, то в России региональная статистика – в частности, по результатам ЕГЭ – попросту недоступна для исследователей. 
Существенно продвинуться удалось россиянам в улучшении системы вознаграждения педагогов. Но, как отметил автор сравнительного исследования по оценке эффективности образовательных учреждений в различных странах, профессор школы менеджмента Миланского политехнического университета Томмазо Агазисти, хотя в условиях недостаточного финансирования система образования работает плохо, деньги не всегда обеспечивают скачок в развитии. Его поддержал Андреас Шляйхер, отметив, что лишь 23% учителей знают об инновациях в образовании и используют их. В сфере мотивации педагогов можно взять на вооружение опыт Китая, где учитель каждый год проходит тест на знание не только своего предмета, но и детской психологии и новых методик. Китай использует в реформах “проверенные образцы”, постепенно внедряя их в свою систему образования. Но всегда ли оправдано прокрустово ложе чужого опыта? Так, недавние результаты совместного исследования ученых НИУ ВШЭ, Стэнфордского и Мичиганского университетов показали, что упор на “чистую математику” в старших классах, характерный еще для советских школ, дает прекрасные результаты – школьники, изучившие формулы и алгоритмы, легко справляются с любыми заданиями из области точных наук. Так что приоритеты в российской школьной программе по математике расставлены верно.
Не оставили без внимания участники конференции и трансформацию высшего образования. Руководитель лаборатории “Развитие университетов” НИУ ВШЭ Дмитрий Семенов отметил, что программа повышения конкурентоспособности российских вузов – Проект 5-100 – приносит результаты. Так, не дожидаясь наступления “отчетного” 2020 года, пять российских университетов уже попали в топ-100 международных рейтингов – пока предметных. Это МГУ, НИУ ВШЭ, МИФИ, МИСиС и НГУ. Правда, последний – единственный вуз за пределами МКАД – господин Семенов вспомнил не сразу. Но, сверившись с данными исследования, подчеркнул, что именно Новосибирский государственный университет существенно повысил показатели, попав в 2017 году сразу в девять предметных рейтингов (в 2016-м вуз присутствовал в пяти). Словом, несмотря на легкий фетишизм в отношении рейтингов, программа повышения конкурентоспособности привела к трансформации университета классического образца в корпорацию. Теперь нужно тщательно анализировать плюсы и минусы такого превращения.
Уже в последние минуты дискуссии глобальный вопрос о качестве высшего образования поставил представитель МИФИ, подчеркнув, что в областях знаний, преподаваемых в этом вузе, – нанотехнологии, ИT, прикладная физика – происходят постоянные революции, а классическое университетское образование за ними не успевает. Необходима совместная работа организаций науки и высшего образования по подготовке достойного ответа на вызовы инновационного развития. Более опытные участники конференции тут же вспомнили, что совещание по такой тематике с участием представителей университетов, научных центров и инновационного бизнеса проводилось 15 лет назад в Томске. Увы, ответ пока не подготовлен.
Ольга КОЛЕСОВА
Фото с сайта https://ioe.hse.ru

Нет комментариев