Поиск - новости науки и техники

Поводы для гордости. РНФ держит марку.

Недавно Российский научный фонд (РНФ) отчитался о своей деятельности за 2016 год перед Попечительским советом и направил соответствующий доклад Президенту и Правительству России. Третий год работы РНФ был весьма насыщенным: фонд развивал ставшие уже традиционными формы поддержки ведущих научных коллективов, внедрял новые направления, совершенствовал организацию конкурсов.  Об этом во время брифинга на площадке информационно-сервисного портала indicator.ru рассказал журналистам генеральный директор РНФ Александр Хлунов.

Для начала он акцентировал внимание на том, что в последнее время доля публикаций российских исследователей в общемировом количестве статей, индексируемых в мировых базах данных, стабильно растет. 

– Публикационная активность была одним из важнейших показателей эффективности фундаментальных исследований, который Президент РФ обозначил в своей предвыборной программе, – отметил А.Хлунов. – Мы считаем, что их  рост, который как позитивный тренд отслеживает и международное научное сообщество, – достижение, которым можно гордиться. Россия вернулась на мировые научные фронты, несмотря на то, что финансирование фундаментальных исследований в последнее время не было столь значительным, как планировалось, а иногда даже замораживалось. 

Российский научный фонд внес свой вклад в общий успех, подчеркнул А.Хлунов и проиллюстрировал это заявление итогами работы РНФ в прошлом году.  

В настоящее время фонд поддерживает более 2,5 тысячи проектов (652 начались в 2016-м), в которых участвуют свыше 27 тысяч исследователей (в том числе 60% молодых ученых), работающих в более чем 500 научных организациях. Результаты грантополучателей были представлены в более чем 26 тысячах статей, из них 7,5 тысячи проиндексированы в базе данных Web of Science. Деятельность РНФ ориентирована не только на столицы: поддержанные заявки пришли из 41 региона. 

В 2016 году фонд провел 6 конкурсов и объявил 13. Среди них самый массовый – для отдельных научных групп. Важным событием, отметил А.Хлунов, стало продление победивших в конкурентной борьбе наиболее сильных и перспективных проектов, которые финансировались в течение предыдущих трех лет. Получила новый импульс и международная деятельность: объявлены совместные конкурсы с DFG, Объединением немецких научно-исследовательских центров им. Гельмгольца, Австрийским научным фондом, Министерством науки и технологии Тайваня, началось сотрудничество с Японией. По поручению Президента России РНФ организовал целевые конкурсы: для аграриев – по картофелеводству и птицеводству, для гуманитариев – по исследованию русского языка и других языков народов нашей страны.

Впервые, причем по нестандартной процедуре, была проведена ротация экспертных советов фонда. По результатам опроса руководителей поддержанных РНФ проектов и экспертов фонда для каждой отрасли знаний был составлен рейтинг ведущих ученых, которые имеют высокие публикационные показатели и хорошую репутацию в научном сообществе. За первую тройку лидеров в каждой области знания было объявлено голосование и победителей пригласили участвовать в деятельности экспертных советов фонда. А.Хлунов сообщил, что на  предложение поучаствовать в голосовании  буквально в течение трех дней откликнулось более 2 тысяч экспертов. “Радует, что люди посчитали необходимым высказать свое мнение”, – подчеркнул он. 

Комментируя тот факт, что никто из ведущих ученых не отказался от приглашения принять участие в работе экспертных советов, Александр Витальевич заметил, что, по его мнению, стремление попасть в состав советов связано, в первую очередь, с желанием получить доступ к информационным ресурсам, а не к распределению средств. 

– Ученым такого уровня интересно отслеживать новейшие тренды, и мы уверены, что они используют свои возможности на благо науки, – заявил генеральный директор РНФ.

Фонд постоянно обновляет и расширяет свой экспертный корпус. В ближайшее время пополнить его ряды пригласят руководителей поддерживаемых проектов. “Эти люди прошли серьезный отбор, и у них не должно возникнуть  конфликта интересов с заявителями, ведь они уже получили гранты”, – пояснил генеральный директор фонда.

Среди экспертов РНФ – более 3,7 тысячи российских специалистов и тысяча зарубежных.

Грантодержатели РНФ публикуются много и в престижных журналах. Удельный вес индексируемых в Web of Science статей, написанных по результатам поддержанных РНФ исследований, в общем числе публикаций российских ученых составил в 2016 году 12,8%. Несколько десятков статей по различным областям знаний вышло в Science, Nature и близких к ним по импакт-фактору изданиях. 

– На средства гранта в 5-6 миллионов рублей наши исследователи публикуют в год не менее пяти статей в Web of Science, это объективно хорошие результаты, – заметил А.Хлунов. – По Scopus у нас также приличные цифры. Везде производная положительная и растет. Мы гордимся тем, что сейчас ведущие научные журналы не выходят в свет без результатов российских ученых. Раньше наши статьи появлялись в них раз-другой в год, а теперь это стало обыденностью.

Как распределяются публикации по областям знания, видно из диаграммы на с. 3. В лидерах – физики и химики, лишь немного отстают от них математики, медики, биологи, подтягиваются к ним и гуманитарии.

– Нам говорили, что, выставив высокие “входные” требования по публикациям, мы отсечем от  участия в конкурсах целый ряд отраслей знания. В частности, математику, гуманитарные, социальные, сельскохозяйственные, медицинские науки, однако эти опасения не подтвердились, – сообщил генеральный директор РНФ. – Ученые всех специальностей нашли возможность усилить научную активность и публиковаться в ведущих журналах. Мы начинали с того, что требования к представителям аграрных, инженерных, социогуманитарных наук были ниже, чем к остальным. Сейчас эта привилегия сохранена только для гуманитариев. 

Фонд выполнил и даже по многим пунктам перевыполнил все показатели, установленные для него государственной программой, заявил А.Хлунов. “Но мы уже не увлекаемся этой арифметикой, а делаем акцент на качестве”, – добавил он. 

Докладчик не обошел вниманием и финансовый аспект деятельности РНФ. Он рассказал, что в 2016 году общий объем финансирования (включая субсидию из федерального бюджета и большой взнос от “Роснефтегаза”) составил чуть более 15 миллиардов. Однако израсходовал фонд почти 18 миллиардов, благодаря перенесенному на начало года остатку прошлого периода. 

– Счетная палата квалифицировала это чуть ли не как преступление, хотя РНФ имеет право так делать, – отметил глава фонда. – Мы потратили средства в феврале, обеспечив возможность непрерывного финансирования проектов и поддержав научные коллективы бюджетных учреждений, которые, как известно, в начале года испытывают большие финансовые проблемы.

“На себя” фонд израсходовал всего 1% полученных средств, причем взял их не из бюджета, а за счет инвестирования временно свободных средств, подчеркнул А.Хлунов. 

Журналисты, конечно же, задали вопросы о том, как в фонде относятся к опубликованному недавно отчету Счетной палаты, которая подвергла РНФ критике за якобы необоснованные решения, связанные с отбором финансируемых проектов.

– Текст, опубликованный на сайте Счетной палаты, – это представление в адрес Минобрнауки. Что делать с данной информацией, должно решать министерство, – ответил А.Хлунов. – Мы никаких преступлений не совершили. Имеются недостатки, будем их исправлять. Конечно, мы не можем согласиться с тем, что решения РНФ по поводу поддержки проектов не обоснованы. Да, их невозможно “оцифровать”, как требует Счетная палата. Научная экспертиза не банно-прачечный комбинат, где можно посчитать простыни и наволочки. А вот с требованием выпустить нормативный акт о том, “как должен выглядеть” эксперт, мы, скорее всего, согласимся. Попробуем зафиксировать критерии подбора экспертов, связанные с научной активностью и репутацией. При этом нужно понимать, что, если мы выпустим такой приказ, подобные документы должны будут издать все бюджетные учреждения, финансирующие фундаментальные исследования. 

Замечание Счетной палаты о том, что фонд не ведет учет созданных за средства грантов результатов интеллектуальной деятельности (РИД), он назвал абсолютно необоснованными. 

– В законе о РНФ сказано, что фонд финансирует фундаментальные и поисковые исследования, а это предкоммерческая стадия, – отметил Александр Витальевич. – В Гражданском кодексе есть статья, в которой перечислены охраняемые государством РИД. Под номером один там значатся “произведения науки”, то есть публикации. Мониторинг этих результатов у нас налажен в полной мере. Но фонду почему-то поставили в вину отсутствие учета стоящего на седьмом месте вида РИД – изобретений. На самом деле, созданные  нашими грантополучателями изобретения – побочный для них вид деятельности. Будем объяснять представителям Счетной палаты, что для фундаментальной науки статьи – более существенный результат, и, думаю, сумеем это замечание оспорить. 

Корреспондент “Поиска” поинтересовался, почему при формировании конкурсов в рамках Президентской программы по поддержке исследовательских проектов (на которую в этом году выделены дополнительные 5 миллиардов рублей) РНФ не прислушался к предложению Совета по науке при Минобрнауки. Совет просил фонд предусмотреть  преференции ученым, оказавшимся в “долине смерти” – вышедшим из разряда молодых, но не накопившим достаточно ресурсов на “входной билет” в РНФ. 

Александр Хлунов напомнил, что решение о запуске программы было принято после встречи Президента РФ с мегагрантниками, которые сообщили главе государства о позитивных трендах в развитии российской науки и проблемах, которые необходимо срочно устранять. 

– Президент согласился с учеными и смог в условиях жесточайшей экономии бюджета найти средства на решение обозначенных ими задач – приоритетную поддержку молодежи и научных лидеров, укрепление связи науки с бизнесом, – сообщил генеральный директор РНФ. – Поэтому мы не могли рассматривать возможности использования этих средств на другие цели. Мы прекрасно понимаем, что в науке много проблем. Но разве РНФ, как в  известном анекдоте, “единственный солдат в израильской армии”? Средства фонда составляют не многим более 10% от выделяемых на финансирование фундаментальных исследований 120 миллиардов рублей. 

Надежда ВОЛЧКОВА


 

 

Нет комментариев