Поиск - новости науки и техники

Разведка боем. Уральцы примерились к мировому рынку венчурного капитала.

“Ваш путь в русскую Силиконовую долину” – под таким девизом прошла в Тель-Авиве первая российско-израильская венчурная ярмарка. Вместе с фондом развития инновационного центра “Сколково”, компанией “Марталь” (Канада) и Ариэльским университетским центром Самарии (Израиль) ее инициатором стал Уральский федеральный университет (УрФУ, Екатеринбург). Здесь же он впервые представил на суд иностранных венчурных инвесторов три стартапа, связанных с коммерциализацией научных разработок.
Со школьной скамьи
Выступая на открытии ярмарки, заместитель министра иностранных дел Израиля Данни Аялон назвал основанное на знаниях и опыте партнерство наших стран естественным, а стремление к нему – природным свойством израильтян и россиян. Однако не менее действенные стимулы к сотрудничеству дает экономика.
Притом что весь госбюджет Израиля на 2011 год составляет $99,5 млрд, объем экспорта в 2010 году достиг $71 млрд. И значительная доля этого экспорта формируется благодаря продукции высоких технологий.
По официальным данным, именно израильтянам принадлежит абсолютное мировое первенство по числу патентов, зарегистрированных в США, и количеству создаваемых каждый год инновационных предприятий, стартапов. Именно Израиль – третий после США и Канады по числу компаний, котирующихся на хайтековской бирже NASDAQ. На душу здешнего населения приходится больше всего ученых и инженеров, все тех же патентов и компаний хай-тека. Не случайно посол РФ в Израиле Сергей Яковлев, приветствуя участников ярмарки, прямо признал Израиль лидером в инновациях и стратегическим партнером в деле модернизации России. Приоритетным направлением для сотрудничества, имеющего блестящие перспективы, определил взаимодействие с этой страной, сумевшей поставить производство технологий на поток, и руководитель Фонда “Сколково” Виктор Вексельберг.
Таков результат многолетней целенаправленной политики израильского государства. Еще во второй половине 1980-х, несмотря на гиперинфляцию и банковский кризис, через вновь созданный офис главного ученого оно принялось целенаправленно поддерживать разработчиков – как уже укоренившихся, так и тех, кто только приехал из СССР. Тогда же по американскому образцу было переписано патентное законодательство, а с 1993 года начала действовать – и действует поныне – специальная госпрограмма. В ее рамках каждый стартап на самой ранней, предпосевной стадии может претендовать на двухлетнюю субсидию общим размером от $500 тысяч до $700 тысяч.
– Претендентов – множество, – говорит Александр Зиниград, возглавляющий в Ариэльском университетском центре компанию по трансферу технологий. – В том числе благодаря системе школьного образования и даже армии, в которой многие будущие стартаперы получают не только боевой, но и управленческий опыт.
Придя после армии в университет, студент сразу может включиться как в реальные исследования, так и в разные формы предпринимательства. Рождающиеся при этом идеи их носители приносят в бизнес-инкубаторы, которые в Израиле называют технологическими теплицами…
Таких теплиц в Израиле сегодня двадцать четыре. Большинство из них создавались как некоммерческие, но потом государство решило, что руководители должны быть кровно заинтересованы в “урожае”, и провело приватизацию. Однако и теперь 85% своих средств эти структуры получают из госбюджета.
Финансированию израильских инноваций на ярмарке была посвящена специальная дискуссия. Управляющий партнер израильского фонда Gemini Иосиф Села, например, отметил, что без поддержки правительственных структур израильский хай-тек вообще бы не поднялся – во всяком случае, до нынешнего ежегодного оборота в $9 млрд. Сегодня эта поддержка тем более необходима, что ресурсы мирового венчурного рынка за 10 лет сократились впятеро.
– Резко уменьшилось за последние четыре года и число венчурных “игроков”, – сообщил председатель Израильского форума технологических инкубаторов Ияль Лившиц. – Сам рынок в этих условиях с инновационной деятельностью явно не справляется. Между тем в израильских бизнес-инкубаторах под присмотром опытных организаторов вызревают около 250 компаний.
Через барьеры
Для израильтян венчурная ярмарка – и в этом заключалась одна из ее “фишек” – стала завершением продолжительного конкурса. Из почти сотни продемонстрированных на нем проектов организаторы отобрали пять финалистов. Двум наиболее успешным из них предназначался статус резидента российского Инновационного центра “Сколково”, который на ярмарке представляли руководители двух из пяти его ведущих направлений – информационных технологий (ИТ) Александр Туркот и энергоэффективности Илья Дубинский. Приехал в Тель-Авив и директор департамента инвестиций и экспертизы ОАО “Российская венчурная компания” Ян Рязанцев.
В Россию израильтян, разумеется, влечет прежде всего коммерческий интерес. С учетом сужения венчурного рынка на Западе шанс получить российские деньги и выйти на российский рынок кажется весьма привлекательным. Однако частные венчурные фонды у нас только-только начинают возникать. А предоставление государственных средств связано с целым рядом ограничений.
Именно с этим препятствием столкнулись УрФУ и Ариэльский университетский центр, задумав создать на основе израильского алгоритма коммерческий ИТ-продукт – системы навигации внутри больших и сложных помещений – для России. После долгих обсуждений пришли к своеобразной “двухголовой” схеме: образуется параллельная российская компания, которая и становится резидентом “Сколково”, а по мере создания продукта и готовности к продажам предприятия развивают совместную деятельность.
Для реализации этой схемы израильским коллегам пришлось получать специальное разрешение главного ученого. Каким-то особым решением, судя по всему, придется обзавестись и “Сколково”, чтобы предоставить гранты тем двум израильским проектам, которые были объявлены победителями. И все-таки участники панельной дискуссии о “двухголовой” бизнес-модели российско-израильской кооперации в стартапах подтвердили: если желание сотрудничать взаимно, все барьеры преодолимы.
Впрочем, как показала еще одна дискуссия – о различных вариантах практики и моделях трансфера технологий, сходства и различия в мотивах и стереотипах человеческого поведения сбрасывать со счетов тоже нельзя. Например, общей для Израиля и России, отметил Юджин Бафф, входящий в руководство двух крупных американских компаний, остается поговорка: “Не учите меня жить, лучше помогите материально…” Поэтому в обеих странах очень неохотно прибегают к помощи консультантов. Между тем в США начинающий бизнесмен в первую очередь задумывается не о деньгах, а о партнерах.
А вот некоторая враждебность к центрам трансфера технологий – мол, враги просвещения отвращают молодежь от науки в пользу коммерции – является, судя по словам Баффа, общей уже для университетов России и США. Как подчеркнул проректор УрФУ по инновационной деятельности Сергей Кортов, успех тому или иному стартапу может обеспечить именно сотрудничество ученых и предпринимателей. Создание бизнеса – это не продолжение исследований, а новая деятельность, для которой необходимы люди, способные эффективно использовать имеющиеся средства.
Именно в этой дискуссии и возник спор о том, сколько лет понадобится России, чтобы инновационные механизмы заработали по-настоящему. “Сколковец” Илья Дубинский, например, назвал в качестве нижней планки десятилетие.
Несколько иначе оценил ситуацию Сергей Кортов. По его мнению, многие из тех, кто в девяностые годы ушел из науки в бизнес, окончательно с университетами не порвали и теперь получают возможность вернуться. Есть и те, кто, формально оставаясь в вузе, использовал его возможности в коммерческих целях. Элементарный анализ базы налогоплательщиков и официальных контактных данных показывает, что таких немало. Этот “теневой” инновационный бизнес, считает Кортов, вполне можно вывести на свет.
В одном только УрФУ, по словам Кортова, на поддержку стартапов выделяется около 200 млн рублей, и таких вузов в России – несколько десятков. И если до выхода инновационной системы на рубеж самовоспроизводства действительно пройдет лет десять, то ярких историй успеха можно ожидать через два-три года. Правда, Александр Зиниград, в свою очередь, высказал осторожный пессимизм: может и десятилетия не хватить.
Шанс на результат
Победителями израильского конкурса и кандидатами в резиденты “Сколково” в итоге были признаны компания Argus, предложившая новую систему видеофиксации многообразных нарушений правил дорожного движения, и компания JoinTech, представившая новую технологию лечения артрита. Так что российским пациентам в перспективе может полегчать, чего не скажешь о водителях.
Немалый интерес вызвали и презентации трех стартапов, которые представил УрФУ. Они были связаны с разработкой и выводом на рынок автоматизированных дозиметрических систем, перспективных антенн для систем связи, в том числе сверхмалых антенн для мобильной телефонии, и организацией производства энергоэффективных установок для очистки цистерн от остатков сжиженного газа.
“Покупка” этих проектов инвесторами тоже не исключалась. И все-таки для уральцев это изначально была разведка боем, призванная выявить как “огневые точки” желаемого партнера, так и собственные слабые места. Опыт вполне удался: вопросов “на засыпку”, связанных прежде всего с организацией будущего бизнеса, прозвучало немало. Впрочем, судя по кулуарной реплике одного из представителей “Сколково”, существенной доработки с этой точки зрения требовали и израильские стартапы. Еще одним результатом неформальных встреч стали визитные карточки тех, кто изъявил желание поучаствовать в продвижении уральских проектов за рубежом.
– Выход на международный рынок инновационного капитала, продвижение своих разработок на нем мы считаем одной из важнейших задач нашего университета, – говорит Сергей Кортов. – При этом ориентируемся на опыт не только Израиля и США, но и европейских стран, например Финляндии, Франции, Германии. Везде есть свои особенности, которые надо понять, усвоить и потом использовать…
Полученный опыт, считает проректор, важно применить для более глубокой проработки инновационных проектов – определения продукта, приоритетного рынка, бизнес-модели. Без них самая интересная идея, самое новейшее ноу-хау останутся без применения, не принесут результата. Но проблема даже не в том, чтобы подготовить достаточное число настоящих инновационных менеджеров, а прежде всего в том, чтобы отыскать желающих стать ими, увидеть свой жизненный – и не только материальный – интерес к этому особому роду деятельности. А потом помочь им найти общий язык с учеными, сформировать команду. В этом – условие успеха и шанс на конкретный осязаемый результат.

На верхнем фото: Идет панельная дискуссия. На трибуне – Аарон Манковски, глава израильской Ассоциации предприятий отрасли высоких технологий (HTIA)

На нижнем фото: Стартапер из УрФУ Алексей Колоколов (слева) и генеральный директор компании Energtek Лев Зайденберг

Андрей РАСТОРГУЕВ
Ариэль – Тель-Авив –
Екатеринбург

Нет комментариев