Поиск - новости науки и техники

Трудности реального диалога. В обновленном Баку лингвисты СНГ и ШОС задавались “последними вопросами”.

Русский язык молодежь Азербайджана в основном уже не знает, разве только на уровне “другой размер, цена, скидка”. Иными иностранными наречиями в массе своей тоже не владеет. Но ребята из Бакинского славянского университета (БСУ) вполне свободно изъясняются на русском. По крайней мере, те, что в дни VI Международного форума “Диалог языков и культур СНГ и ШОС в ХХI веке” заполнили огромный конференц-зал своего вуза. Увидев их, подумалось, что после первого кофе-брейка зал сильно опустеет. Однако молодежь не ушла. Результат послушания? Все-таки в зале было полно их профессоров, в президиуме – ректор. Но, похоже, удержало их другое. После развала Советского Союза населявшие его народы оказались на пути, по которому двигаться можно лишь осознанно, иначе забредешь в “никуда”. Не зря накануне на пресс-конференции, посвященной открытию форума, заместитель исполнительного директора Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ Татьяна Бубнова напомнила, что в фольклоре всех народов СНГ есть пословицы, смысл которых “вместе лучше, чем врозь”. Но чтобы быть вместе, надо уметь вести диалог.
Что это такое? Как в ХХI веке можно вести диалог в области культуры, языка, религии, чтобы достичь результата? Да и каким он должен быть? Об этом и шел разговор в БСУ с участием профессуры вузов СНГ, духовенства, крупного бизнеса, прессы, представителей парламентов, исполнительных органов России, Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Украины. Каждый говорил о своем: филологии, инновационных подходах к изучению языков, СНГ, международном регионоведении – как о новой дисциплине при подготовке переводчиков, о тонкостях межконфессионального общения, важности социологии, о сложной науке превращения ресурсов в человеческий капитал, а все вместе – о развитии наших стран. Короче и яснее всех цель форума выразила Ирина Халеева, ректор Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ), просто сказавшая в зал: “Ради вас, молодежь, мы собираемся”…
Как известно, на Востоке особо прислушиваются к старейшинам. Эту роль на форуме выполнил депутат Государственной Думы РФ, академик РАН Михаил Залиханов. Он повел речь о глобализации – всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации, основой которой сегодня служит научно-технический прогресс. Однако, подчеркнул ученый, мало кто из серьезных исследователей решится трактовать глобализацию как абсолютное благо. Ведь техносфера (совокупность технологий и связанных с ними общественных отношений) стремительно расширяется, причем сплошь и рядом – в ущерб биосфере. А значит, глобализация грозит человечеству экологической катастрофой, разного рода ловушками прогресса. Осознав угрозу, ученые ввели в мировой лексикон понятие “устойчивое развитие”. ООН определило его как развитие, при котором нынешние поколения удовлетворяют свои потребности, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять их собственные нужды и потребности. Принцип был определен как магистральная цель развития мировых производительных сил, приобрел не только природоохранное, но политико-экономическое и социальное значение. Каждой стране было предложено выработать конкретные стратегии устойчивого развития исходя из собственной специфики.
– Работа, судя по разразившемуся в 2008 году кризису, не была доведена до конца, – делает вывод академик, – но в той или иной форме началась во всех странах СНГ. Российские ученые, например, пришли к выводу, что адекватные ответы на вызовы, связанные с планетарным расширением зоны техносферы и глобализацией, должны основываться на данных как точных, естественных наук, экономики и политологии, так и исследований в области общественных отношений и межкультурного диалога. Ведь человечество создало несколько цивилизационных моделей, базирующихся в значительной степени на религиозных представлениях и этнических традициях, то есть на самобытной культуре, и каждая из этих цивилизаций сформировала свои представления о собственном месте в мире и считает именно их истинными. Дабы в такой ситуации избежать межэтнических и религиозных конфликтов, надо не затушевывать острые вопросы, не отмахиваться от них, а искать ответы путем диалога и взаимодействия культур. Применительно к полиэтническим и многоконфессиональным странам СНГ это является категорическим императивом, поскольку еще Господь сказал: “Всякое царство, разделившееся само в себе, пустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит” (Мт 12: 25).
Как же может происходить взаимопроникновение культур? На каких принципах и до каких пределов может возникать общность миропонимания без посягательств на культурное своеобразие и национальную идентичность? Россия в ее современном состоянии, равно как и другие бывшие республики Союза, пережив болезненные государственные трансформации, порой слишком увлекаясь обновленчеством, утратила многие государственные институты и общественные традиции, которые ранее служили основой успешного межнационального диалога.
Разделяя взгляды русского историка Николая Гумилева, Залиханов считает, что почти тысячу лет гигантское пространство Евразии было объединением народов, в котором сначала ведущую роль играли тюрки, осваивая это пространство с востока на запад, а затем русские – с запада на восток. Но кто бы ни играл в этом объединении ведущую роль, ни один малочисленный народ не ушел с исторической сцены, ни одна официальная конфессия не прервала своей миссии. Даже общее существование в атеистическом Советском Союзе с его гонениями на религии чрезвычайно много дало с точки зрения взаимообогащения и взаимодействия культур. По мнению Залиханова, весь этот опыт межнационального взаимодействия представляет собой огромную ценность не только как ностальгическое воспоминание – он важен с точки зрения устойчивого развития наших стран в условиях глобализации.
Прибывший на форум протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, не так благостно вспоминает СССР, но убежден, что диалог религий и культур в странах СНГ не должен состоять из одних торжественных мероприятий, а должен вестись, прежде всего, простыми людьми. И цель этого диалога – отнюдь не объединение всех религий, о котором истово мечтали западные идеологи экуменизма в 1960-1980-е годы. “Сегодня проект глобальной этики, которая была бы над религиями, культурами, провалился и выдохся, – эмоционально высказался отец Всеволод. – Пытаясь объединить религии вокруг чисто утилитарных ценностей – брюха и кошелька, его создатели просчитались. Более сытой и беспроблемной жизни на Земле верующие ценят свои представления об Истине и Рае. Унификации они предпочитают уникальность. Так что диалог религий сегодня вполне может быть диалогом людей, которые по-разному понимают Бога, устройство общества, имеют “разные города на вершине холма”, но, тем не менее, готовы общаться ради того, чтобы избежать конфликтов. Эта модель диалога не предполагает нравоучительности и компромисса, предпочитая уважение к целостным духовным движениям, просвещенной религиозности, образованию в духе разума”.
Подобные высказывания, согласитесь, понятны не всякой аудитории. В БСУ молодежь внимала докладчикам со всей серьезностью и без скуки. Чувствовалось, что университет, десятилетие назад созданный на базе Азербайджанского пединститута русского языка и литературы, имеет крепкие корни хороших научных школ. Ибо что делает из вуза настоящий университет? Как известно, традиции. Так вот в традициях БСУ, о которых рассказывал ректор Камиль Абдуллаев и которые мы наблюдали, знакомясь с центрами языков СНГ, факультетами и научными лабораториями, проведение исследований в области проблем перевода, страноведения, фольклора, составления словарей. В этом вузе даже в самые смутные годы распада Союза выпускали и до сих пор продолжают выпускать журнал “Русский язык и литература в Азербайджане” на русском языке, “Ученые записки БСУ”, а полтора десятка лет назад начали издавать литературный, научный и переводческий журнал “Мутарджим”. Действует здесь и магазин “Русская книга”. Впрочем, многие участники форума не первый раз посещают этот вуз. МГЛУ уже проводил подобный форум в Баку вместе с БСУ. Может, поэтому участники дискуссии легко переходили от философских понятий к практике диалога, довольно искренне обсуждая образовательную деятельность в своих вузах. Выступали преподаватели из вузов Баку, Минска, Киева, Душанбе, Ташкента, Алма-Аты, Бишкека, Бельц, а также их коллеги, прибывшие на Каспий из городов разной истории и мощи – Грозного, Иркутска, Санкт-Петербурга, Москвы.
Ректор МГЛУ – вуза, который уже 10 лет является базовой организацией по языкам и культуре государств-участников СНГ, – профессор Ирина Халеева в своем выступлении сказала о том, что высшей школе безотлагательно нужны прорывные реформы в области гуманитарного образования, причем как в сфере лингвистических исследований, так и в системе подготовки и повышения квалификации специалистов по языкам и межкультурной коммуникации. К таковым, по ее убеждению, относится принципиально новая идеология лингвистического образования – на базе сетевой интеграции вузов СНГ и ШОС. Необходимость в этом продемонстрировали результаты исследования, проведенного социологами МГЛУ, которые под руководством профессора Игоря Образцова обследовали состояние и динамику рынка лингвистического образования на примере 89 вузов и 40 фирм нашей страны.
Выяснилось, что для успешного трудо-устройства переводчику подчас требуется владение совершенно определенным набором языков, далеким от традиционных сочетаний, давно устоявшихся в российских университетах. Так что устойчивое развитие государств, базирующееся на трех китах – экономике, экологии, социальном развитии, зависит и от уровня языковой подготовки дипломированных специалистов, владеющих иностранными языками. Потому что, востребованные рынком труда, они становятся скрепой этих трех компонентов. А если скрепы нет – нет и устойчивости треугольника. Поэтому в осмыслении и пересмотре нуждается и набор языков, которым учат в лингвистических вузах. Вот-вот выйдут в свет с дипломами переводчиков, владеющих языками стран СНГ, выпускники МГЛУ. Видимо, вузу уже сейчас следует озадачиться, куда пойдут работать студенты, освоившие языки стран ближнего зарубежья… Распределения, конечно, нет, но если им предложат хорошие места работы, это станет визитной карточкой вуза, рискнувшего в свое время стать инициатором инновационного проекта Международного института подготовки переводчиков по языкам стран Содружества.
Однако современному переводчику мало знания языка, ему требуются и новейшие информационные технологии, и знания в области социологии, экологии, экономики. Например, в прошлом году Таджикистан и Киргизия с удовольствием прислали для обучения в МГЛУ магистров по специальности “Регионоведение”. А еще в 2000 году, когда в вузе только начала формироваться новая кафедра, часть преподавателей пожимали плечами: охота “Международное страноведение” звать на модный лад? Но Евгений Минин, заведующий кафедрой теории регионоведения МГЛУ, убежден: XXI столетие – век регионов. Не государств, а территорий. “Люди, – говорит он, – более комфортно чувствуют себя жителями конкретных регионов, плюсы и минусы которых им понятнее, чем особенности гигантской страны, границ которой они отродясь не видели. В Европе с ее мелкими, по нашим меркам, государствами, “Регионоведение” преподают с конца XIX века. А мы только в ХХI столетии осознали, что переводчику кроме лексического необходим запас знаний по экономической географии, истории, политике, обычаям и прочим деталям жизни населения, язык которого он старается познать. Ведь беседа двух разноязыких людей – это разговор двух культур, двух социумов, двух разных миров. Если друг о друге они ничего не знают, далеко ли они продвинутся в диалоге?”
Тему неожиданно развил Александр Бондарев, заведующий кафедрой литературы МГЛУ, выступавший в конце конференции. Слова протоиерея Всеволода Чаплина о том, что объединение всех конфессий в единую мировую религию провалилось из-за того, что у каждого человека своя культура, своя судьба, предназначение и свой поиск Бога, заставили профессора задуматься: а разве подлинный диалог обязательно завершается согласием? “Совсем нет. Во-первых, потому, что жизнь постоянно громоздит перед нами новые задачи. Стоит решить одну, как тут же возникает другая. С этой точки зрения желанный консенсус – утопия, а реальный диалог – большой труд, – размышлял А.Бондарев. – Диалог тяжелый, связанный с уяснением себе каждой проблемы в отдельности, с попыткой ее решения, коррекцией планов и действий либо по причине сложности задачи, либо в результате расширения нашего сознания. Расширения, вызванного сопротивлением, которое нас развивает. Если бы расширения сознания не было, мы являли бы собой то, что Юнг называл “инфляцией эго”. Под инфляцией он понимал как завышение самооценки, так и ее занижение. И то, и другое не на пользу адекватности нашей реакции на жизнь. Доказательство? Тот же диалог. Вообще-то он имеет несколько форм. Наиболее доступен формальный, типа “который час?”, “где вы родились?” Без него невозможно техническое общение. Но то, что мы, ученые, называем подлинным диалогом, намного серьезнее”. “Хотите удостовериться? – спросил он, глядя в глаза молодым слушателям, которые составляли девять десятых аудитории зала. – Тогда дайте ответ, зачем вы родились на свет? Каково назначение вашей жизни, какой вы ее видите в перспективе? А, может, знаете, что думает по поводу вашего назначения на земле Создатель? Наверное, он связывает с вами какие-то планы? Вы в состоянии почувствовать, понять его ожидания?”
В зале стихло.
– Видно, поняли, что это и есть “последние вопросы”… Этот термин – диалог по последним вопросам межкультурной коммуникации  – из Достоевского. И мы, говоря о диалоге языков и культур СНГ, по сути, проводим сегодня полилог по “последним” – сверхсложным вопросам постсоветского пространства: экономического, социального, исторического, культурного, конфессионального толка… – пояснил ученый. – Задаваться “последними вопросами”, как известно, мучительно трудно, но полезно, потому что поиск ответов на них расширяет сознание, способствует укреплению личности. А личность в контексте межкультурного диалога – высшая категория, в конечном счете, цель развития каждого человека в отдельности. Настоящий диалог только и возможен между личностями. И в этом смысле форум, помимо реальных соглашений о сотрудничестве вузов (их было подписано 14!) достиг цели: докладчики и слушатели задавались этими трудными вопросами. То есть сознательно или бессознательно способствовали разрешению ближайших конкретно исторических проблем, делая это, не завышая и не занижая своих возможностей, с полной личной ответственностью. И не страшно, что не все студенты все понимали. Еще Томас Манн говорил, что общение с кем-то должно быть настолько сложным, что отчасти непонятным. Потому что, когда все понятно, то скучно, внимание сходит на “нет”. А когда трудно понять, возникает умственное, эмоциональное, интеллектуальное напряжение, и если человек к нему готов, оно развивает. В этом суть настоящего диалога. Он не гарантирует приятные для всех ответы, он заставляет думать, и в этом контексте я считаю, что наш форум действительно полезен и эффективен. Это и есть реальный диалог языков и культур СНГ.

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев