Поиск - новости науки и техники

Читайте, вам зачтется! По востребованности научной периодики можно судить об уровне вуза.

С 2005 года в рамках Федеральной целевой программы Министерства образования и науки “Исследования и разработки…” почти 400 российским научным и образовательным организациям был открыт доступ к десяткам наиболее актуальных электронных зарубежных научных ресурсов. Основным поставщиком этой информации стало Некоммерческое партнерство “Национальный электронно-информационный консорциум” (НЭИКОН). В рамках этого проекта проводится анализ использования научных журналов российскими институтами и университетами. Что же читают сегодня наши ученые и профессора? Об этом мы решили поговорить с исполнительным директором НЭИКОН Александром Кузнецовым. Но начался наш разговор с вопроса о сути деятельности самого Некоммерческого партнерства.

– Рынок электронных научных изданий развивается стремительно, и основная задача НЭИКОН – расширить возможности доступа российских организаций к актуальной научной информации, а также упорядочить и оптимизировать условия подписки на различные ресурсы по гуманитарным и естественным наукам, предлагаемым зарубежными и российскими поставщиками информации. Эта деятельность началась в 2000 году и поначалу проходила под эгидой Института “Открытое общество” (Фонд Сороса) как часть проекта “Пушкинская библиотека”. При этом мы специализировались на комплектовании библиотек современными информационными ресурсами. В конце 2002 года наша организация стала самостоятельной – отчасти из-за того, что процесс обеспечения электронными ресурсами принципиально отличается от “книжного”. Здесь нет никаких материальных ценностей, которые передаются библиотекам. Мы помогаем нашим партнерам получить услуги онлайн-доступа, оформляем лицензионные соглашения, которые регулируют взаимодействие издательств, консорциума и подписчиков (электронных библиотек). Это, по сути дела, новая форма обслуживания читателей. Кстати, издатели очень ревностно следят за тем, как используются их ресурсы, как и кому они продаются. В отличие от книжной продукции онлайн-доступ – это не обезличенный продукт, здесь условия подписки позволяют оценивать, насколько полно он востребован.
– Теперь уже ясно, что электронные библиотеки – это особый мир. Об их существовании и возможностях первым в России заговорил, если не ошибаюсь, именно Институт “Открытое общество”?
– Не совсем так. У нас первопроходцем был Российский фонд фундаментальных исследований. В 1997-1998 годах фонд обеспечил присутствие на отечественном рынке электронной продукции 10-12 крупных зарубежных издательств, однако вся остальная ниша научной периодики оказалась совершенно не представленной в России. В рамках ИОО удалось привлечь экспертов, которые объясняли нам, как этот мир устроен, как формируется взаимодействие между издателями и библиотеками. На Западе этот рынок существует гораздо дольше. А российские институты и университеты, которые были участниками проекта РФФИ, тоже поначалу плохо представляли, как работают электронные ресурсы, они просто получили бесплатно доступ и что-то читали. В 2002 году окончательно сформировался наш консорциум, в его деятельность вовлечены сегодня более 600 организаций, которые хотят и могут использовать научно-техническую и справочную информацию в электронном виде. 40% из них – университеты, еще 40% – научные институты, а остальная часть представлена публичными библиотеками и некоторыми другими организациями.
– То есть существует, с одной стороны, большое количество зарубежных издателей научной периодики, с другой – заинтересованные в их продукции отечественные читатели, а вы – своего рода “мостик”, который помогает им взаимодействовать. Каковы ваши основные функции?
– Функций довольно много: мы ведем переговоры с издательствами, готовим адаптированные к российскому законодательству лицензионные соглашения, участвуем в тендерах и котировках, другими словами – облегчаем работу университетов, институтов и библиотек в этом направлении.
– Вы говорили о том, что издатели ревностно отслеживают статистику. Наверное, и им, и вам известно, какие научные журналы наиболее востребованы в России? Что больше всего интересует российского читателя?
– Действительно, мы располагаем огромным массивом статистики по всем университетам, институтам, регионам и знаем, кто, как и что читает. К примеру, мы поняли, какие области науки в нашей стране наиболее популярны. Это, прежде всего, химия и физика. В этом мы отличаемся от Запада – там больше востребованы медицинские научные ресурсы.
– А известно ли вам, какие из отечественных университетов самые читающие?
– Это прежде всего, СПбГУ, МГУ, НИУ-ВШЭ. Из региональных – Уральский, Приволжский федеральные университеты, Томский госуниверситет. В последние годы часто противопоставляют университеты и академические НИИ. Но если отталкиваться от нашей статистики, то читают там и там примерно одинаково.
– Важно ведь не только, сколько читают, но и что?
– Конечно, электронные научные ресурсы очень разные. Есть более популярные, массовые, такие как журналы Science и Nature, а есть узконаправленные издания. Их, к примеру, выпускает крупное международное издательство Elsevier, которому принадлежат 25-30% мировой научной периодики. Основная часть его продукции предназначена специалистам в конкретной области: аспирантам, преподавателям, студентам старших курсов. Не без гордости скажу, что сегодня – это один из самых главных наших партнеров.
– Есть мнение, что крупные коммерческие издательства в целях привлечения подписчиков ведут на рынке довольно агрессивную политику. В какой мере это относится к Elsevier?
– Тут надо понимать, что интересы издателей и читателей (в данном случае – институтов, университетов и библиотек) часто совпадают. Естественно, издательства хотят, чтобы их продукцию как можно больше читали, но ведь и институты хотят читать как можно больше литературы высокого качества. С Elsevier мы начали работать в 2003 году, а перед этим вели долгие переговоры. Сейчас для нашего консорциума этот проект один из самых успешных. Журналы издательства наиболее востребованы российскими читателями. Достаточно сказать, что более 40 организаций (в основном университеты) подписаны на его различные коллекции, а коллекцию “Freedom”, которая является наиболее полной и объединяет около 2000 журналов, выписывают 17 ведущих университетов.
– Университеты готовы воспринимать такую обильную информацию? Для этого, как я понимаю, нужен не только английский язык, но и высокий научный уровень?
– Когда мы начинали свою деятельность, больше всего нас интересовало: а будет ли все это востребовано? Будут ли пользоваться спросом зарубежные научные журналы? Как выяснилось, проще всего преодолеть языковой барьер. А вот приучить отечественных преподавателей использовать в своих курсах актуальную научную информацию оказалось делом более трудоемким. На Западе совершенно иначе подходят к процессу обучения. Студентам дается тема, те разбираются в ней, используя современные источники, а затем обсуждают с преподавателем ключевые моменты. У нас же до сих пор преподавание ведется по методичкам, написанным десятки лет назад, а дополнительная литература, в том числе и научная периодика, считается чем-то второстепенным.
– Получается хрестоматийно: “Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты”? Другими словами, о научном уровне университета можно говорить, изучив статистику читательских предпочтений?
– Вот именно. Уже стало привычным делом говорить о количестве цитирований, количестве статей, а ведь можно подойти к оценке научной состоятельности и с другой стороны. Понятно, что для того, чтобы успешно работать в науке, публиковаться, нужно хорошо понимать, что происходит в мире в конкретной научной области. То есть сначала читать, чтобы определить, в каком направлении двигаться.
– Вы уже неоднократно упоминали уникальную статистику, которую обеспечивает электронный способ доступа. А как технически ее получают?
– Cтатистику нам по договорам предоставляют издательства, а мы ее лишь отслеживаем и всячески анализируем. В частности, во всем мире принято оценивать среднюю стоимость одной загруженной полнотекстовой статьи. Для этого стоимость годовой подписки делится на число полнотекстовых статей, открытых за подписной период. Эти данные можно получить по каждому конкретному вузу. Если полученная цифра не превышает три-четыре доллара, это хороший результат на общемировом уровне.
Многие университеты сегодня вкладывают в электронную подписку собственные средства, поэтому им важно контролировать разумность их расходования. По прошествии определенного периода вуз видит, подходит или нет ему конкретный научный ресурс. Иногда, правда, администрации приходится убеждать преподавателей более плотно работать с авторитетными научными журналами, включать их в свои курсы…
– В последнее время все чаще говорят о перспективах технологий открытого доступа. Что вы думаете по этому поводу?
– Это, безусловно, красивая идея. Но здесь есть некоторое лукавство, ведь система открытого доступа не может существовать без финансирования. Как обойтись без редколлегий, верстки, поддержки платформ, веб-сайтов, каналов связи, создания поисковых механизмов, разработки новых сервисов? Все это требует денег. Разница лишь в том, что в этом случае платит автор, который хочет опубликоваться, а не читатель. Выгода спорна. Можно, конечно, выложить все в открытый доступ, но что толку читать все подряд, не зная, хорошие это статьи или плохие.
На мой взгляд, нужно уважать труд ведущих научных издательств за то, какую систему анализа, экспертизы, подбора журналов они построили. Тот же Elsevier привлекает к работе несколько десятков тысяч экспертов по всему миру, издает более двух тысяч журналов. Можно уверенно сказать, что в этих изданиях содержится квинтэссенция науки!
– Как же, на ваш взгляд, будут в дальнейшем развиваться электронные научные ресурсы?
– Ситуация меняется очень быстро. Возможно, со временем вообще изменится подход к информации, исчезнут централизованные подписки с ip-адресов. Многое будет зависеть от развития техники, каналов связи и в конечном счете от развития того самого информационного общества, о котором все говорят уже более 15 лет.

Беседовала Светлана Беляева/Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев