Поиск - новости науки и техники

Ясно, что опасно. Социологи узнали, чего нам следует бояться.

Одна из главных угроз национальной безопасности России связана сегодня со сферой здравоохранения и здоровьем нации. Такой вывод получен в ходе исследования, проведенного учеными Института социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Фридриха Эберта в РФ. Основой аналитического доклада “Национальная безопасность России в оценках экспертов”, представленного на этой неделе широкой общественности, стали результаты экспертного опроса, сделанного в рамках совместного проекта ИС РАН и исследовательской группы “ЦИРКОН” в октябре-ноябре нынешнего года.
Участие в опросе приняли более 130 экспертов – рекордное для таких мероприятий число,  представляющих три области профессиональной деятельности: ученые, специализирующиеся на изучении политических, экономических, юридических, военных аспектов национальной безопасности (в тексте отчета обозначенные как “теоретики”); практики, имеющие большой опыт работы в системе обеспечения безопасности страны (в тексте отчета обозначенные как “практики-госслужащие”); лидеры общественного мнения – представители гражданского общества в лице журналистов, общественных деятелей, правозащитников (в тексте отчета обозначенные как “практики-общественники”). В качестве основы для формирования перечней национальных угроз безопасности РФ, мировых сил, разного рода военных, экономических, внешнеполитических союзов, предположительно оказывающих влияние на состояние нацбезопасности нашей страны, а также организаций и институтов, обеспечивающих ее, исследователи использовали российские государственные доктрины и концепции как в области национальной безопасности, так и в области ее отдельных составляющих (экологическая безопасность, продовольственная безопасность, военная безопасность и т.п.).
Главной целью исследования, по словам директора ИС РАН члена-корреспондента Михаила Горшкова, было выявить и топологизировать представления российской политической и интеллектуальной элиты об основных угрозах национальной безопасности страны.
В целом, состояние нацбезопасности России на нынешний момент характеризуется экспертами неоднозначно. Практически не было крайних оценок, как “катастрофических”, так и сугубо оптимистических. Превалировали умеренно тревожные настроения и оценки, отметил М.Горшков. Кстати, точно такие же оценки давались и в отношении ближайших перспектив. У ученых это вызывает определенную озабоченность, поскольку обеспечение безопасности предполагает помимо оперативного реагирования на появляющиеся угрозы выработку мер превентивного характера, нацеленных на предупреждение этих угроз и опасностей в будущем.
Исследование выявило значительный разброс в оценках нынешнего состояния нацбезопасности представителями различных групп опрошенных. Меньше всего тревожность испытывают эксперты из числа госслужащих, связанных с ведомствами, непосредственно занимающимися проблемами этой самой нацбезопасности, больше всего – представители научного сообщества, а также эксперты-“общественники”. Около 70% из них испытывают уровень тревоги выше, чем средний, в то время как чиновники и представители право­охранительных органов – 47%. Подобная картина во многом характерна для современной России, считают исследователи, поскольку представители властных структур преисполнены оптимизма по поводу положения дел в различных сферах, а ученые и общественные деятели им оппонируют с более критических позиций.
Если говорить о перспективах, то большинство опрошенных экспертов склоняются к тому, что ситуация будет ухудшаться, пусть и не слишком быстро и заметно. Пессимистические оценки состояния и перспектив нацбезопасности в определенной мере связаны с кризисом 2008-2009 годов, который высветил уязвимость социально-экономической системы, ее зависимость от неблагоприятных мировых тенденций. Кроме того, по-прежнему нестабильна обстановка на Северном Кавказе, учитывается социальное расслоение, а самое главное, несмотря на все попытки противодействия, растет коррупция, ставшая главной “язвой” – самой болевой точкой в жизни государства.
Не случайно лишь около четверти опрошенных ждут улучшения ситуации в стране в ближайшие три-пять лет, да и то не слишком значительного, а заметного улучшения не ожидает вообще никто. Вдвое больше тех, кто полагает, что ситуация в России будет ухудшаться (46%). Остальные уверены в том, что никаких изменений ни в худшую, ни в лучшую сторону не произойдет. Это, подчеркивают исследователи, свидетельствует о том, что большинство угроз, с которыми сталкивается наша страна, носят отнюдь не конъюнктурный, а долгосрочный стратегический характер.
В оценках перспектив ситуации с национальной безопасностью страны также наблюдается расхождение во мнениях представителей различных экспертных групп: свыше 60% опрошенных экспертов-“общественников” и ученых полагают, что ситуация будет ухудшаться, в то время как среди “ведомственных” экспертов доля пессимистов составляет менее 24%. Возможно, они более осведомлены о перспективах повышения уровня национальной и общественной безопасности, мерах, которые будут предприняты в ближайшее время. Но вполне возможен и эффект “розовых очков”, через которые сотрудники заинтересованных ведомств наблюдают за развитием ситуации в стране и мире.
В ходе исследования экспертам было предложено оценить состояние нацбезопасности по отдельным направлениям, связанным с противодействием тем или иным конкретным угрозам и вызовам. Как показали результаты опроса, относительно благополучной эксперты признали ситуацию лишь в нескольких сферах: в области энергетической, военной, а также государственной безопасности (защита конституционного строя, политическая стабильность и т.п.). Однако следует отметить, что благополучие в этих сферах носит довольно условный характер, поскольку энергетические запасы, как известно, имеют тенденцию к истощению, военная безопасность связана, скорее, с низкой вероятностью масштабного военного противостояния, чем с высокой боеготовностью Вооруженных сил страны. А говорить о политической стабильности, принимая во внимание напряженность на Северном Кавказе, вообще довольно трудно.
В других сферах ситуация, по мнению экспертов, далека от благополучия. Наибольшую озабоченность вызывает безопасность в сфере здравоохранения и здоровья нации, общественная безопасность, связанная с низкой защищенностью личности и общества от преступных посягательств, экологическая безопасность, а также угрозы, связанные с терроризмом, с низким уровнем качества жизни людей.
Тут взгляды на отдельные аспекты проблемы обеспечения нацбезопасности со стороны представителей государственных ведомств и общественности, включая научную, также сильно различаются. “Ведомственные” эксперты склонны сужать проблему национальной безопасности до компетенций госучреждений, которые они представляют. Это, естественно, в первую очередь касается террористической угрозы и угрозы общественной безопасности, непосредственно являющихся объектом деятельности правоохранительных органов страны. Ситуация в других сферах нацбезопасности волнует их намного меньше: они ведь не отвечают за нее непосредственно. Что касается остальной части сообщества, то самым критичным является взгляд экспертов-”общественников”. Они считают, что неблагополучны все сферы национальной безопасности, за единственным исключением – энергобезопасности.
Полученные в ходе исследования результаты частично коррелируют (но частично и расходятся) с экспертными оценками внешней и внутренней политики российских властей тех вызовов, с которыми им приходится сталкиваться. В отношении внешнеполитической деятельности государства это соответствие в целом достигается с учетом тех возможностей, которыми располагает наша страна в настоящее время. Так, внешняя политика, проводимая российскими властями, получила позитивную оценку экспертов в той части, которая касается госбезопасности (защита конституционного строя, политической стабильности, независимости и суверенитета; +0,9 по шкале от -3 до +3), военной безопасности (защищенность от угроз, связанных с применением военной силы; +0,8), энергетической безопасности (защищенность от угрозы дефицита энергоресурсов; +0,7).
Значительно выше разброс экспертных оценок соответствия внутренней политики государства существующим вызовам. Умеренно позитивные или нейтральные оценки получила российская внутренняя политика по обеспечению все той же энергетической безопасности (+0,5), политической стабильности (+0,4), предотвращения военной угрозы (0,0). Наиболее же негативно были оценены: борьба с террористической угрозой и преступностью, степень эффективности деятельности властей в отношении всего комплекса социальных проблем (здравоохранение, экология, культура, уровень и качество жизни граждан).
В исследовании специально анализировался и круг проблем, требующих приоритетного внимания со стороны государства и его профильных ведомств. Как показал опрос, первостепенное значение в настоящее время приобретает проблема коррупции в российских органах власти и административных структурах. Эксперты оценили угрозу, исходящую от коррупции, в 6,1 балла по 7-балльной шкале. Она, по мнению экспертов, приобрела такие масштабы, что подрывает нацбезопасность практически по всем направлениям, делая крайне неэффективными любые меры по предотвращению угроз в экономической, социальной и других сферах жизни общества. На верхних позициях этой свое­образной иерархии также находятся: высокая изношенность основных фондов в промышленности (отставание России от ведущих стран в сфере инноваций и модернизации экономики); сокращение численности населения страны; сохранение экспортно-сырьевой модели экономики; активизация террористической деятельности; социальное и экономическое расслоение населения; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ; высокая зависимость важнейших сфер экономики от внешнеэкономической конъюнктуры; низкое качество образования; уничтожение лесов, сокращение и загрязнение водных ресурсов; втягивание России в долгосрочный конфликт на Кавказе; отток специалистов за рубеж; снижение уровня жизни населения.
В то же время опрос показал, что многие из угроз эксперты сочли мнимыми, далеко не самыми актуальными. Причем среди этих угроз есть те, которые еще 15 лет назад, в середине 1990-х, всерьез беспокоили общество. Например, угрозы насильственной смены государственного строя, гражданской войны, утраты Россией статуса мировой державы. Не очень сильно беспокоят экспертов и угроза распада страны, расширение НАТО на восток, ухудшение отношений России с Западом, не говоря уже о заговорах типа “сионистского” или “масонского”.
“Пятерка” лидеров-угроз, по мнению экспертов-ученых, такова: коррупция, демодернизация страны, высокая изношенность фондов в промышленности, зависимость России от внешнеэкономической конъюнктуры, низкое качество образования. Эксперты-чиновники акцентировали внимание на терроризме, коррупции, незаконном обороте наркотиков, отставании в сфере инноваций и социальном расслоении. Специалисты-“общественники” в фокус внимания ставят коррупцию, отставание в области инноваций, износ основных фондов, низкое качество образования, депопуляцию страны.
Учитывая, что обеспечение национальной безопасности отнюдь не сводится только к “силовой составляющей” и дипломатической деятельности, в ходе опроса респондентам был задан вопрос о степени влияния институтов гражданского общества и общественного мнения на обеспечение национальной безопасности России. Выяснилось, что это влияние есть и оно скорее позитивное, однако весьма ограниченное. Эксперты, представляющие общественные институты, склонны несколько выше остальных оценивать их позитивную роль в обеспечении нацбезопасности. Тем не менее очевидно, что ресурс влияния гражданского общества мог бы быть гораздо выше, чем это имеет место в настоящее время.

Подготовила Нина ШАТАЛОВА

Нет комментариев