Поиск - новости науки и техники

Грант как награда. Победа в президентском конкурсе не только полезна, но и почетна.

На прошлой неделе скромно, без шумихи, стартовал конкурс на право получения грантов Президента России для государственной поддержки молодых ученых на 2011 год. Стоящие на кону в этом научном состязании суммы несравнимы с теми, которые государство выделило на обеспечение исследований в вузах под руководством ведущих ученых. Поэтому прессе посмаковать здесь нечего. А вот у профильного сообщества, особенно той его части, что только начинает строить свою научную карьеру, интерес к президентским грантам огромный. В прошлом году их стремились получить три с половиной тысячи молодых ученых. Конкурс среди докторов наук до 40 лет составлял в среднем 6 заявок на место, а у кандидатов до 35 лет – 10.
Такая серьезная конкуренция вполне объяснима. С недавних пор размер грантов для молодых ученых ощутимо (вчетверо!) увеличен. Согласно вышедшему в 2009 году указу президента, в течение двух лет победившим исследовательским группам ежегодно выделяется: миллион рублей – на обеспечение деятельности  молодого доктора наук (МД) и как минимум трех его учеников и 600 тысяч рублей – на руководителя-кандидата (МК) с, по меньшей мере, одним работающим под его началом молодым ученым, студентом или аспирантом. Вполне приличное для небольшого научного коллектива обеспечение исследовательского процесса, которое получают с учетом двухлетнего срока гранта 920 групп научной молодежи по всей стране (800 руководимых кандидатами и 120 – докторами).
Правда, после упомянутого конкурса мегагрантов задана другая планка финансирования, и избежать тут сравнения очень трудно. На фоне приглашенных в вузы ученых, которые получили 150-миллионные гранты, молодые доктора – гордость и надежда отечественной науки – со своими двумя миллионами выглядят, как бедные родственники.
Мы попросили прокомментировать эту ситуацию председателя Совета по грантам Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых и по государственной поддержке ведущих научных школ РФ (далее – Совет по грантам), президента МГТУ им. Н.Э.Баумана академика Игоря Федорова. Он отметил, что мегагранты вряд ли корректно сравнивать с конкурсами МК и МД. А вот третий вид президентской поддержки – для ведущих научных школ (ВНШ) – по смыслу близок к конкурсу ведущих исследователей, которые будут создавать в российских университетах лаборатории мирового уровня.
– И в том, и в другом случае речь идет о команде, которая должна успешно “выступать в эстафете”: здесь важны и высокие результаты, и наличие лидера, и постоянная передача “эстафетной палочки”, то есть присутствие смены, – образно охарактеризовал суть обеих программ И.Федоров. – В наших ведущих научных школах все эти признаки наличествуют. Наверное, появятся сильные коллективы и в ходе выполнения проектов по мегагрантам. Но финансирование этих программ, увы,  существенно различается!
– Не собирается ли Совет по грантам добиваться подтягивания выплат по ним к новому уровню, недавно продемонстрированному научному сообществу?
– Мы неоднократно обращались в вышестоящие органы с просьбой увеличить финансирование грантов для ведущих научных школ. Будем обращаться и впредь, надеясь на положительный ответ.
В этом году конкурс на гранты Президента РФ для государственной поддержки ВНШ не объявлялся: он проводится раз в два года. Поэтому мы обратились к заместителю председателя Совета по грантам, генеральному директору Всероссийского теплотехнического института, члену-корреспонденту РАН Александру Клименко с просьбой рассказать об особенностях проведения конкурса для молодых кандидатов и докто­ров наук.
– Александр Викторович, не предполагается ли в следующем году проиндексировать размер грантов МК и МД с учетом инфляции?
– Вопрос об этом даже не ставился. Дело в том, что с 2010 года выплаты по президентским грантам для молодых ученых увеличены в разы, так что в новых суммах не только прошлая инфляция учтена, но и содержится весомый задел на будущее.
– Почему соглашения с победителями конкурса-2010 заключались в июле, хотя результаты были объявлены в марте?
– Мы были готовы отдать средства в апреле-мае. Но к этому времени Роснаука, которая осуществляла полномочия по заключению соглашений с грантополучателями, была ликвидирована. Справедливости ради надо отметить, что до своего расформирования агентство успело перечислить средства на проведение исследований в рамках грантов второго года. Так что пострадали только те, с кем надо было заключать новые соглашения. Мы надеемся, что в следующем году никаких форс-мажоров не произойдет. Новые конкурсы уже объявлены, в конце декабря соберем заявки, в марте 2011 года подведем итоги и обнародуем результаты. Победители получат причитающиеся им средства во втором квартале. А “второгодникам” деньги будут переведены в самом начале года – сразу после того, как Совет по грантам утвердит представленные экспертами заключения по их отчетам.
– Будут ли внесены изменения в условия проведения конкурсов?
– Условия уже объявлены, и они остались прежними.
– На мартовском заседании Совета по грантам, где подводились итоги конкурса 2010 года, обсуждались предложения по внесению ряда поправок в законодательство по грантам. Какова их судьба?
– Внести изменения в нормативную базу не так-то просто. В настоящее время эта работа только начинается. От имени совета мы передали в Министерство образования и науки наши предложения. Одно из предлагаемых новшеств касается механизма проведения конкурса, другое – состава его участников. Теперь министерство должно выйти с соответствующими поправками в администрацию президента и правительство.
Идея первой поправки состоит в том, чтобы предварять федеральный уровень рассмотрения заявок внутренним конкурсом. Каждая организация, выдвигающая свои молодые дарования на соискание гранта президента, обязана проанализировать состав претендентов и выбрать наиболее достойных. Мы столкнулись с ситуацией, когда из некоторых вузов приходило до сотни заявок – в основном по гуманитарным наукам. Людей побуждали их писать, но при этом качество проектов на местах никто не оценивал. Нашему совету и так приходится в ограниченные сроки проводить огромные объемы экспертиз, конкурс среди молодых кандидатов наук уже достиг 10 человек на одно место. Так что лишняя работа с откровенно слабыми заявками нам не нужна. Поэтому было предложено установить квоту для организации в зависимости от численности научно-педагогического персонала.
Еще одно планируемое изменение – распространение права получения гранта президента не только на российских ученых, но и на их коллег из стран СНГ, работающих в наших НИИ и вузах на постоянной основе в качестве штатных сотрудников. Сегодня такой человек не может получить грант, даже если не один год трудится в российской научной организации и показывает прекрасные результаты. В указе президента написано, что “гранты предоставляются молодым российским ученым”.
Между тем условия проводимого на основе Постановления правительства №220 конкурса по привлечению ведущих ученых для руководства крупными проектами в российские вузы таких ограничений не предусматривают. И в мероприятии 1.5 ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”, которое поддерживает проведение научных работ коллективами под руководством приглашенных исследователей, ученые тоже не разделяются на “своих” и “чужих”. Мне кажется, это правильно. Разве важно, откуда приезжает ученый? Главное, чтобы люди работали на российской территории, здесь производили новые знания и технологии, помогали нам решать проблему привлечения молодежи в науку. Такую же логику, видимо, следует распространить и на гранты президента.
– Насколько я помню, некоторые члены Совета по грантам ставили вопрос о том, что надо добиваться увеличения квот для молодых докторов наук. Как обстоят дела с решением этого вопроса?
– Данная точка зрения не набрала большинства голосов, и я тоже был в числе ее противников. Среди докторов наук конкуренция не столь высока. Ситуация с кандидатами у нас более острая: там конкурс зашкаливает. Хотя в прошлом году так вышло, что в конкурсе МД у физиков был большой наплыв претендентов, и лучшего из лучших выбрать оказалось непросто. Но в следующий раз такого ажиотажа может не быть. Поэтому совет решил вопрос об изменении квот пока не ставить.
– Есть ли какие-то новшества в организации экспертизы?
– В прошлом году у программы сменился совет, экспертные группы также были существенно обновлены. Поэтому сейчас вряд ли есть смысл что-то трансформировать. А вот сам механизм работы этих комиссий мы усовершенствовали. До сих пор все участники экспертного процесса для изучения заявок съезжались в Москву. С этого года вводится в действие информационно-аналитическая система, позволяющая проводить экспертизу в режиме удаленного доступа. Это облегчит работу и экспертам, и  организационно-административным службам программы.
– Совет по грантам принял решение отмечать выигравшие научные школы дипломами победителей. А лауреатов конкурсов МК и МД, согласно указу президента, с 2010 года предписано чествовать в своих федеральных округах. Как реализованы эти решения?
– Свидетельства о том, что победивший в конкурсе научный коллектив признан ведущей научной школой, мы подготовили и отправили в организации, где работают лауреаты. Они должны были вручаться на ученых советах. Дипломы для молодых кандидатов и докторов также были разосланы по полпредствам в регионах с просьбой приурочить их вручение к торжественным датам. Из некоторых регионов получены сообщения о том, как происходило награждение лауреатов президентских грантов. Например, в Северо-Западном федеральном округе их чествовали в рамках Четвертого Санкт-Петербургского конгресса “Профессиональное образование, наука и инновации в XXI веке”. В Уральском и Сибирском федеральных округах лауреаты получили свои свидетельства из рук полномочных представителей  Президента РФ.

Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА/Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев