Поиск - новости науки и техники

Какой расы рыба? Ученые постоянно обращаются к музейным коллекциям, чтобы найти подтверждение своим догадкам.

Известно, что уже через четыре года после образования Московского университета в 1755 году при нем существовали коллекции, сходные с хранившимся в петербургской Кунсткамере собранием минералов, образцов флоры и фауны, разных диковин. Тем не менее официально считается, что музей был основан осенью 1791 года благодаря усилиям профессора университета А.Прокоповича-Антонского и стал называться Кабинетом натуральной истории. В 30-е годы XX века его ввели в состав образованного в это время биологического факультета МГУ, а в 1970-1980-х годах под руководством О.Россолимо он был преобразован и получил новое имя: Научно-исследовательский Зоологический музей МГУ. О дне сегодняшнем музея рассказывает его директор доктор биологических наук Михаил Калякин.
– Как и 220 лет назад, мы собираем зоологические коллекции, определяем, исследуем, используем их в научной и образовательной деятельности. По приблизительным подсчетам, у нас хранятся 9-10 миллионов образцов (в первую очередь из нашего Палеарктического региона). По этому показателю мы входим в первую десятку крупнейших естественно-научных музеев мира.
Поскольку наш музей – это колоссальный архив биологического разнообразия, у нас немало экземпляров одного вида. У неспециалистов это часто вызывает недоумение. В 30-е годы прошлого века даже возникла идея избавиться от таких “лишних” экспонатов. Но ведь все они отличаются друг от друга – полом, окраской, возрастом, местом обитания, короче говоря, они неповторимы. Мы же убеждены, что все люди по-своему уникальны и имеют отличия?! То же можно сказать и о биологических объектах.
Зоомузей нельзя сравнивать с музеем искусств, где основная задача – сохранить в неизменном виде каждый экспонат как можно дольше. Наши коллекции – научно-исследовательские. Ученые постоянно обращаются к ним, чтобы уточнить, перепроверить свои мысли и догадки. И подчас ответы на многие вопросы можно найти только в музее, воспользовавшись образцами с четко прописанной “историей” (этикеткой). Например, сотрудник сектора беспозвоночных животных музея А.Мартынов на основе наших материалов более внимательно изучил онтогенез моллюсков и обнаружил ряд особенностей, которые позволяют значительно пересмотреть систематику этой группы. В современной биологии такое происходит не каждый день.
Или другой пример. Завсектором ихтиологии доктор биологических наук Е.Васильева, исследуя в том числе и наши коллекции, выявила генетические расы и механизм образования пола у некоторых видов рыб. На основе этих работ созданы методики, которые с успехом применяются при разведении осетровых для увеличения производительности рыбных хозяйств.
Так что коллекции музея – своего рода база для исследований в области систематики, фаунистики, морфологии, сравнительной анатомии. Тем более что с появлением новых технологий появляются и новые возможности. Скажем, еще недавно большие сомнения вызывала вероятность выделения ДНК из мертвых образцов. Теперь же это, скорее, вопрос техники.
К сожалению, наша коллекция, как и другие, ей подобные – зоологические, ботанические, коллекции вирусов или семян, являются недооцененным ресурсом страны. Ресурс этот огромен, потенциал его трудно переоценить, сохранять далеко не просто, зато очень легко потерять, после чего восстановить его будет уже невозможно. Очень хочется, чтобы об этом помнили не только во время празднования юбилеев.

Юрий ХОМЕНКОВ

Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев