Поиск - новости науки и техники

Строем труднее. Как попасть в Шанхайский рейтинг?

В 2017 году в шанхайские предметные рейтинги попало 12 российских вузов. Санкт-Петербургский государственный университет вошел в топ-100 (51-75-е места) по направлению “Автоматизация и управление”. По информации “Поиска”, около половины научной продукции СПбГУ по данному направлению произведено кафедрой теоретической кибернетики. О том, как коллективу удалось этого добиться, рассказал заведующий кафедрой, доктор технических наук, профессор Александр Фрадков.

– Александр Львович, вы ожидали такого результата? 

– Мы рейтингами не очень интересуемся, поэтому новость прозвучала как гром среди ясного неба. 

– Провели анализ причин, которые привели к успеху?

– Шанхайский рейтинг – в основном наукометрический. Методика расчета четкая и прозрачная. Место в рейтинге, если не вдаваться в детали, определяется суммой пяти показателей: число статей в журналах, индексируемых в Web of Science; средняя цитируемость статей, нормированная на мировое среднее по данной области наук; доля международных публикаций (авторы из нескольких стран); число публикаций в топовых журналах; число престижных международных премий. Каждый показатель измеряется в процентах от наивысшего значения среди вузов, включенных в рейтинг. В 2017 году учитывались статьи, вышедшие в 2011-2015 годах. Таких статей по направлению “Автоматизация и управление” при участии ученых СПбГУ опубликовано 104. Авторами около 50 статей являются ученые нашей кафедры и те, кто работает по выигранному ею гранту. Все мы принадлежим к научной школе, созданной выдающимся российским ученым членом-корреспондентом РАН Владимиром Андреевичем Якубовичем, одним из основоположников кибернетики и теории управления. Он основал нашу кафедру в 1970 году. Важный вклад в показатели для рейтинга внесла премия Международного общества систем управления (IEEE Control Systems Award), присужденная Якубовичу в 1996 году. Так что успех родился не на пустом месте. 

– Получается, что статьи учитываются за предыдущие пять лет, а международные премии – бессрочно? 

– Не совсем так. Премии, полученные в 2011-2015 годах, учитываются с весом 100%, полученные в 2001-2010 годах – 75% и так далее. То есть каждое десятилетие идет снижение веса этого показателя на 25%.

– Вы сказали, что ваших статей “в общем котле” – примерно половина. Кто еще обеспечил вхождение СПбГУ в топ-100 Шанхайского предметного рейтинга?

– Кроме нашей кафедры, важный вклад внесли ученые факультета прикладной математики и процессов управления, где работает несколько сильных научных групп, возглавляемых профессорами В.Харитоновым, Л.Петросяном, А.Александровым. Но в топовых журналах статьи нашей кафедры составляют наибольшую часть – 19 из 29. Только при участии профессора А.Матвеева опубликовано восемь статей, ряд из которых содержит прорывные результаты по управлению мобильными роботами в среде с подвижными препятствиями. Стоит подчеркнуть: каждая статья в топовом журнале – это, как правило, годы труда, мучительных раздумий, споров с рецензентами.

– Кстати о топовых журналах. Какие издания в вашей области входят в эту группу? Где вы публиковались? Есть ли среди “топов” российские?

– Все журналы, индексируемые Web of Science, разбиты на категории, соответствующие разным областям наук. Наша область рейтинга “Автоматизация и управление” (Automation and Control) включает две категории: Automation and Control Systems и Robotics. В соответствии с мнением экспертов, к числу топовых отнесены пять журналов: Automatica, IEEE Transactions on Automatic Control, International Journal of Robotics Research, IEEE Transactions on Control Systems Technology, IEEE Transactions on Robotics. Их меньше 7% от всех индексируемых журналов в нашей области, и это действительно самые престижные издания. Каждая публикация в них, особенно в первых двух, – предмет гордости авторов, какую бы страну они ни представляли. С российским соавторством в 2011-2015 годах в этих журналах опубликовано 55 статей. Так что научная продукция кафедры (19 статей, как я уже говорил) составляет треть российских публикаций высшего качества. На нашем сайте tcyber.ru приведен список всех 104 статей СПбГУ, учтенных в Шанхайском рейтинге, отмечены публикации в топовых журналах и публикации нашей научной школы.

Российских журналов среди топовых нет. Конечно, выбор экспертов можно критиковать, но ведь правила одинаковы для всех университетов мира.

– По направлению “Автоматизация и управление” в рейтинг вошел только ваш университет. Как оцениваете шансы коллег из других российских вузов вас догнать?

– Догнать нас трудно, но шансы войти в топ-100 есть у Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (Университета ИТМО). Если правила не изменятся, то в 2018 году будут учитываться публикации 2012-2016 годов, а еще через год – 2013-2017 годов. Все эти статьи уже написаны, а большинство – опубликованы. В будущем году Университет ИТМО немного не дотянет: минимальный порог вхождения в рейтинг – 100 публикаций в Web of Science, а у них только 93. Зато еще через год заветный порог наверняка будет преодолен, и вуз попадет. Я буду рад, если это произойдет, поскольку в результатах этого университета есть частичка и моего труда. К сожалению, у остальных российских вузов дела в данной области науки обстоят гораздо хуже. Даже у МГУ число соответствующих публикаций не дотягивает до 50, причем из них в топовых журналах – всего две.

– А вы теперь к чему будете стремиться?

– Конечно, раз уж мы попали в рейтинг, постараемся продвинуться вверх. Мы сравнили свои планируемые показатели 2018 года с ближайшим конкурентом – Израильским технологическим институтом (TECHNION), занимающим сейчас 50-е место. В будущем году мы должны его догнать и, значит, можем перейти в топ-50.

– Что бы вы порекомендовали коллегам, которые хотят попасть в Шанхайский рейтинг?

– Как видно на нашем примере, погоду в науке может сделать даже одна небольшая кафедра (у нас четыре профессора, шесть доцентов и аспиранты, причем половина преподавателей, в том числе и я, – совместители). 

Огромную роль играет принадлежность к научной школе, возглавляемой ученым с мировым именем. Серьезные школы растут долго. Рассчитывать на успех можно разве что лет через 10-15. Если говорить о тактике, уверен, не надо объединять и реструктурировать научные группы, как это у нас любят делать и в вузах, и в научных организациях. Двум независимым коллективам с разной тематикой легче пробиться в топовые журналы, когда они не находятся в рамках одной структуры с централизованным управлением. Кроме того, постоянные перестройки мешают работать.

Не заставляйте ученых ходить строем! Сильным, активным исследователям и научным группам надо давать свободный график работы, не докучать мелочным контролем, не отвлекать бесконечными планами и отчетами. Злейший враг научных успехов – закон о госзакупках, он страшно осложняет жизнь руководителей коллективов. 

Наконец, необходимо всеми силами поддерживать международные контакты. Российские коллективы должны конкурировать на мировом уровне. Поэтому важно заводить знакомство с основными игроками на научном поле, приглашать их к себе, вести совместные работы, поддерживать поездки перспективной молодежи на зарубежные конференции и стажировки. И конечно, должно быть больше грантов, поддерживающих эту деятельность. Нам помог грант РНФ, полученный моей лабораторией в Институте проблем машиноведения РАН в 2014 году.

Беседу вела Надежда Волчкова 

Фото предоставлено А.Фрадковым

 

Нет комментариев