Поиск - новости науки и техники

Без основы. Качество документов, определяющих научную политику, не устраивает ученых.

Конец прошедшего и начало 2012 года были отмечены появлением новых и обсуждением готовящихся важных документов в области научно-технической и инновационной политики. В декабре премьер-министр Владимир Путин подписал Стратегию инновационного развития Российской Федерации до 2020 года (“Инновационная Россия – 2020”). В январе президент Дмитрий Медведев по представлению рабочей группы Совета безопасности утвердил “Основные направления политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу”. Находится в стадии согласования проект Государственной программы Российской Федерации “Развитие науки и технологий” (РНТ) до 2020 года. Чем вызвана такая активность и чего ждать научному сообществу от этих документов? Свое мнение по этому поводу корреспонденту “Поиска” изложил заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН Владимир ИВАНОВ.

– Владимир Викторович, зачем понадобилось в короткие сроки принимать так много основополагающих решений по науке?
– Ряд из них пришли на смену ранее принятым документам, таким как “Основы политики Российской Федерации в области науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу” и “Основные направления развития национальной инновационной системы до 2010 года”, действие которых закончилось. А “Стратегия Российской Федерации в области развития науки и инноваций до 2015 года”, как показал анализ, проведенный Минэкономразвития, практически не выполнялась, что во многом связано с качеством этого документа, неработоспособность которого отразилась на современном состоянии научно-технологического сектора страны.
– А что можно сказать о качестве новых стратегических инициатив?
– Плюсы и минусы разработанной Минэкономразвития стратегии “Инновационная Россия – 2020” подробно обсуждались на страницах газеты “Поиск”, журнала “Инновации”, в электронных СМИ. Замечаний по проекту со стороны научного сообщества было много, но далеко не все они учтены. Государственная программа Российской Федерации “Развитие науки и технологий” (РНТ) до 2020 года находится в стадии разработки.
– Скажите несколько слов об этой программе. В научных кругах о ней почти ничего не известно, в Интернете на сайтах ответственных за нее ведомств проект не опубликован.
– Впервые о разработке этого документа стало известно из Постановления правительства от 11.11.2010 г. “О перечне государственных программ Российской Федерации”. В этом списке среди сорока с лишним госпрограмм фигурировала и РНТ. Какой смысл придается новым экономическим инструментам, объяснил премьер-министр Владимир Путин. На специальном совещании по госпрограммам в марте 2011 года он заявил, что их предполагается положить в основу бюджетного планирования и всей деятельности правительства для повышения качества управления бюджетными средствами.
В сфере исследований и разработок поставленные задачи – “увязать работу госорганов с достижением стратегических целей страны, четко расставить приоритеты, сосредоточиться на ключевых проектах” – будет решать программа “Развитие науки и технологий”. Предполагается, что она должна стать инфраструктурным (базисным) элементом по отношению к целому ряду других государственных программ социально-экономической и научно-технической направленности. Проще говоря, речь идет о включении в РНТ профильных федеральных целевых программ и программ развития бюджетных организаций научно-технической сферы.
Госпрограмму “Развитие науки и технологий” было поручено разработать НИУ “Высшая школа экономики” (ВШЭ), Межведомственному аналитическому центру (МАЦ) и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС).
В проект РНТ вошли вместе со своими средствами ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России” и “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”, а также программы фундаментальных исследований государственных академий наук, РФФИ, РГНФ, Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере и ряда вузов, исследовательских центров, ведомств, госструктур. Одна из подпрограмм РНТ – “Фундаментальные исследования и развитие академического сектора науки”.
– Как в Российской академии наук оценивают эту подпрограмму?
– Нас, как и другие государственные академии, конечно, волнуют вопросы организации, координации и ресурсного обеспечения фундаментальных исследований. Поэтому мы с интересом ознакомились с вариантом подпрограммы “Фундаментальные исследования и развитие академического сектора науки”, подготовленным на основе концепции ВШЭ, ­РАНХиГС и МАЦ, и увидели, что он требует кардинальной переработки, в том числе в методологическом плане, поскольку не решает поставленных задач, а в ряде случаев противоречит самой логике организации фундаментальных исследований. Поэтому РАН предложила собственную концепцию, согласно которой единая программа фундаментальных научных исследований должна состоять из следующих разделов:
– программа фундаментальных научных исследований государственных академий наук, выполняемая в соответствии с законом “О науке…”,
– фундаментальные исследования, проводимые ведущими университетами,
– фундаментальные исследования, проводимые отраслевыми научными организациями, ГНЦ, Федеральным ядерным центром, НИЦ “Курчатовский институт”,
– исследования, поддерживаемые РФФИ и РГНФ,
– программа поддержки инфраструктуры фундаментальной науки, включающая создание на территории России крупных установок мирового класса, обеспечение выпуска отечественной научной периодики, проведение в России крупных научных мероприятий (форумы, симпозиумы, конференции), создание межведомственных лабораторий и кафедр, участие ученых в международных научных мероприятиях и т.д.
Управление программой фундаментальных исследований должен осуществлять Координационный совет. Механизм работы такого органа был хорошо отлажен в рамках выполнения действующей “Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук”. Координационный совет должен формировать систему приоритетов и готовить единый отчет по программе. Надеемся, что Минобр­науки России примет эти предложения.
– А может ли так случиться, что госпрограмма “Развитие науки и технологий” будет принята без учета предложений академии?
– Конечно, может. Вопрос в том, идет ли речь о принятии формального документа или реальной рабочей программы. Если РНТ действительно нацелена на то, чтобы, как сказано в аннотации к ней, служить “созданию единого научно-технологического пространства страны”, она должна приниматься с учетом мнения всех участников процесса и обсуждаться на уровне президента страны. Ведь фактически речь идет о будущем государства: станем ли мы передовой технологической державой или будем идти в фарватере стран – технологических лидеров.
Ситуация с программой непростая. Первоначально ее запуск планировался на 2012 год, но пока нет даже согласованных концептуальных подходов власти и научного сообщества к ее формированию. Хочется надеяться, что они будут выработаны. Наш оптимизм основан на том, что в последнее время наметились положительные сдвиги в понимании проблем развития научно-технического и образовательного комплексов. Так, например, стало ясно, что взятый несколько лет назад курс на создание конкуренции между академиями наук и вузами не дал ожидаемых результатов. Очевидно, что в области фундаментальных исследований научно-образовательный комплекс должен составлять единое целое, в котором первична наука. Это источник знаний, которые используются и в образовании, и для создания новых технологий. Поэтому конкуренцию имеет смысл поддерживать на уровне научных коллективов, а не на уровне структур. И конечно, необходимо расширить возможности РАН в образовательной сфере. Как верно заметил в одном из недавних интервью А.Фурсенко, “нам еще аукнется недооцененный образовательный ресурс Академии наук”.
Вообще же проблема заключается в том, что в последнее время появилось много “специалистов”, понимающих, как развивать науку и как ею управлять. Среди них есть и такие, кто не имеет к ней прямого отношения и, самое главное, не несет никакой ответственности за принимаемые решения. Почему-то именно им часто доверяют разработку стратегических документов. При этом мнение специалистов, реально работающих в научной сфере, далеко не всегда принимается во внимание. Отсюда и проблемы с организацией исследований и эффективностью науки.
– Вот по поводу эффективности давайте поговорим подробнее. Как, по-вашему, с ней обстоят дела в оте­чественной науке?
– Если сопоставить объемы финансирования науки и количество публикаций в высокоцитируемых изданиях, то выяснится, что Россия опережает США, Японию и Китай, а уступает только Канаде, объединенной Европе и Индии. При этом основная часть публикаций (по различным оценкам, от 50 до 80%) приходится на РАН.
Если же судить отечественную науку по “гамбургскому счету”, то очевидно, что при современном отношении к ней и, в частности, при существующем финансировании (в абсолютных, а не относительных показателях) практически невозможно обеспечить ее конкурентоспособность по многим направлениям. Поэтому проблема формирования научно-технической политики, адекватной внешним вызовам и направленной на инновационное развитие, стоит очень остро.
– А есть ли вообще в России научная и инновационная политика?
– Пока у нас есть только набор формальных, не всегда согласованных даже между собой документов, в которых говорится о науке и инновациях. Назвать это современной научно-инновационной политикой можно лишь весьма условно. Очевидно, что после выборов и формирования новых структур управления страной к этому вопросу придется возвращаться.
– Участвует ли Академия наук в выработке стратегических инициатив в области науки?
– За госполитику отвечают федеральные органы исполнительной власти, в нашем случае – Минобрнауки России. Государственные академии наук, конечно, могут и должны принимать участие в работах практически по любому направлению инновационного развития, но сегодня они выполняют в основном экспертно-аналитические функции. Ежегодно Президенту и Правительству России направляется большое количество аналитических материалов по различным проблемам развития страны. В конце прошлого года вышла монография “Инновационная политика: Россия и мир (2002-2010)”, подготовленная ведущими учеными и специалистами РАН, в которой анализируются мировые тенденции в области инноваций и предлагаются конкретные решения для России. В январе академик Евгений Примаков опубликовал статью, в которой говорится о необходимости реиндустриализации российской экономики на основе новой модели экономического развития. Нужно заметить, что под руководством Евгения Максимовича почти 10 лет назад были разработаны основные направления промышленной политики, но развития на государственном уровне они, к сожалению, не получили. Однако решать эту проблему надо как можно скорее, иначе наши передовые разработки будут двигать экономику конкурентов. Сегодня стратегическими приоритетами развития страны должны стать фундаментальная наука и наукоемкая промышленность.

Беседу вела Надежда Волчкова

Нет комментариев