Поиск - новости науки и техники

Просто Ленин. О деятельности вождя мирового пролетариата рассказывают документы.

28 сентября в Выставочном зале государственных архивов откроется выставка с коротким названием “Ленин”. Организаторы экспозиции – несколько отечественных архивов во главе с Российским государственным архивом социально-политической истории (РГАСПИ) – решили не знакомить посетителей с многочисленными оценками роли вождя мирового пролетариата, а дать им возможность самим составить представление о нем и о политике возглавляемой им партии большевиков в 1917 году. И отобрали 1000 документов, многие из которых демонстрируются впервые. Отметим, что “Ленин” продолжает цикл историко-документальных выставок, которые российские архивы проводят в рамках проекта “Лидеры советской эпохи” и которые посвящались Хрущеву, Брежневу, Косыгину, Андропову. И вот теперь Ленину. Рассказать об открывающейся экспозиции “Поиск” попросил директора РГАСПИ Андрея Сорокина.

– Почему образ Ленина сегодня оказался вытесненным из общественного сознания? – был первый вопрос к ученому.
– По моему мнению, причин две и они взаимосвязаны, – считает Андрей Константинович. – Двадцать шесть лет назад завершился советский период российской истории, и образ Ленина перестал быть интересен нашему обществу. На первый план вышел другой политический персонаж – Сталин. С его именем связывают все важнейшие события советского периода: достижения, ошибки, преступления. И чтобы распутать клубок противоречивых мнений, необходимо осмыслить исторический опыт нашего государства в ХХ веке. Прежде всего, обратиться к Великой российской революции, как называют сегодня события 1917 года. Так сошлось, что они стали поворотными и в политической жизни Ленина. Отмечу, что в советское время на ленинских выставках показывали в основном музейные раритеты да немногие документы, как правило, иллюстрирующие набор штампов из арсенала советской пропаганды. А в постсоветской России экспозиций, посвященных Ленину, не было вовсе. 
РГАСПИ хранит едва ли не все ленинские документы, собранные буквально по всему миру из архивов, музеев и личных собраний. Самые значимые мы продемонстрируем посетителям, добавив к ним и те, что находились на секретном хранении. В конце 1990-х годов они были опубликованы в сборнике “Ленин. Неизвестные работы”. Удивительно, но многие из них так и не востребованы, а потому неизвестны общественности и даже историкам. 
– Какие из представленных на выставке узловых моментов политической жизни Ленина вы бы выделили?
– На мой взгляд, в досоветском периоде деятельности Ленина едва ли не главный “узел” – это политическое размежевание большевиков с левыми партиями – меньшевиками и эсерами, основными конкурентами в борьбе за умы и, в конечном итоге, за власть. Конфронтация продолжилась в первые годы советской власти и завершилась репрессиями, став одной из важнейших причин Гражданской войны. Поворотный момент – история созыва, а затем роспуска Учредительного собрания в начале 1918 года, которое все политические силы страны, и большевики в том числе, считали легитимным. Проиграв выборы в него родственным социалистическим партиям, большевики разогнали Конституанту (Учредительное собрание). Как мне кажется, это была своего рода “точка невозврата”, после чего идея формирования единого народного социалистического правительства сделалась неосуществимой – и страна оказалась ввергнутой в Гражданскую войну. Этот “поворот” принципиально важен. Еще один “узел” – образование новых национальных государств на постимперском пространстве, когда советская Россия столкнулась с “парадом суверенитетов”. Так, о независимости в 1918 году объявила украинская Центральная рада и именно после разгона Учредительного собрания. 
Большевики пытались реформировать буквально упавшую им в руки власть, однако продуманного плана, как построить справедливое социалистическое общество, у них не было – тем самым они глубоко разочаровали мечтавшее о социализме русское общество. 
– Потому что все силы отдавали борьбе за власть?
– Да, на тот момент это была главная цель партии и персонально Ленина – самой яркой политической фигуры среди большевиков, хотя и далеко не единственной. Но не будем упрощенно судить об этих людях: они боролись не за власть ради власти, а за осуществление своего социалистического идеала, как мы знаем теперь, в основном утопического. Это нужно понимать. 
– Дает ли выставка представление о “самом человечном человеке”?
– Мы не ставили такую задачу, посвятив экспозицию политической биографии Ленина, вся жизнь которого была подчинена идеалам революции. Лучше всего о его личности рассказывают документы, дающие, например, представление о жестокой политической борьбе, в том числе и в годы Гражданской войны, о репрессиях и терроре, имевших место в то время. Об этом говорят даже документы личного характера. Особенно относящиеся к раннему периоду жизни и деятельности Ленина. Внимание посетителей, безусловно, привлечет переписка с Инессой Арманд, подтверждающая, что короткое время ее и Ленина связывали, скажем так, романтические отношения.
– Какие документы представляют наибольший интерес для вас, как историка и архивиста?
– Меня интересует комплекс документов, позволяющий взглянуть на личность Ленина в целом. Среди них те, например, что призывают к террору, в том числе относящиеся к периоду первой русской революции 1905-1907 годов. А также источники, обнаруживающие его бережливое, я бы сказал, отношение к соратникам, иногда доходившее до “близорукости”, как, например, к провокатору Малиновскому, которого он много лет защищал с “пеной у рта” и который был расстрелян большевиками в 1918 году после его возвращения в Россию. Или, скажем, короткая записка Е.Преображенскому накануне перехода страны к НЭП, в конце 1920 года. Искренне убежденный в своей правоте, он пишет, каким в идеале представляет крестьянина: “государственный работник на государственной земле”, и готов биться об заклад, что такое положение, безусловно, устроит крестьянина. Так заблуждался руководитель огромной страны, взявшийся переустроить мир. Переход к НЭП для Ленина и подавляющего большинства его соратников был всего лишь политическим маневром, закончившимся в конце 1920-х годов возвратом к политике фактически военного коммунизма: продразверстке и принуждению крестьянства к коллективизации. 
– Из документов последних лет жизни Ленина не возникает ощущения, что его охватывают сомнения? Он до конца был уверен в правильности своих решений?
– Думаю, сомнения его посещали не раз, и в последних диктовках он прямо выражает обеспокоенность за судьбу партии, опасаясь ее раскола и отсутствия механизмов, способных его предотвратить. Угрозу власти большевиков он видит и в характере мелкобуржуазной страны, каковой считал Россию. Сомнения вызывают и узловые вопросы социально-экономического развития РСФСР. Это подтверждает, например, записка о работе Госплана и монополии внешней торговли. Вопреки единогласному мнению ЦК в этом вопросе, Ленин выступил против и поручил Троцкому, в котором на тот момент видел союзника, защиту своей позиции. Факт неизвестный в советское время. Как и документы, связанные с формированием уже в годы Гражданской войны партийной номенклатуры. Когда правящая элита создает для себя вполне комфортные (естественно, относительно) условия жизни в виде пайков, отдыха в санаториях, лечения за границей… Хотя это и противоречило официальным установкам. Система привилегий номенклатуры впоследствии стала одним из главных факторов, дестабилизирующих политическую систему СССР в 1980-е годы. 
В последних работах Ленин пишет о непригодности советского аппарата, называя его старым. Понятно, что новому и взяться было неоткуда, и по сравнению с аппаратом управления царской России он только увеличивался количественно. Что неудивительно: ведь большевики поставили целью монополизировать и регулировать все сферы жизни общества, национализировав практически все области экономики. А каков будет результат, Ленина, похоже, не тревожило вовсе до того момента, пока он не столкнулся с последствиями всеобщей бюрократизации страны, невозможностью оперативно и эффективно ею управлять. Административно-командная система сложилась уже в начале 1920-х годов, и возглавил ее Сталин, которого Ленин привел во власть и рекомендовал на пост генерального секретаря партии. Уже в 1923 году он завладел рычагами принятия решений, что в итоге закончилось диктатурой. Но не будь его, во главе партии встал бы кто-то другой. Возможно, Ленин понимал, что созданный при его участии механизм может быть использован для любых целей.
– А почему именно Сталин, ведь вокруг было столько ярких личностей? Потому, что ничем себя не зарекомендовал и поддерживал генеральную линию?
– Хотя по большей части Сталин был лоялен к Ленину, но не всегда и не во всем. Так было и в спорах о монополии внешней торговли, и в вопросе образования СССР. Ленин выступал за союз формально независимых республик, а Сталин за автономизацию: вхождение будущих советских республик в состав РСФСР на началах автономии. Их позиции расходились и в ряде других спорных моментов, особенно в последние годы жизни Ленина, когда Сталин превратился в самостоятельную политическую фигуру. Связано это с тем, что он, видимо, лучше других понял преимущества управления сверху, при котором чиновная вертикаль решает все насущные политические и экономические вопросы. Однако вновь отмечу: овладение властью было для большевиков (в том числе и для Сталина) не самоцелью, а средством решения политических и хозяйственных задач. 
А то, что именно Сталин встал у партийного руля, во многом произошло случайно. Если бы не смерть Свердлова, долгое время занимавшегося администрированием, и не преждевременный уход самого Ленина, думаю, ему вряд ли бы это удалось. Видным деятелем был Троцкий. Во время Гражданской войны он пользовался исключительным доверием Ленина: однажды тот даже передал Троцкому пустой бланк со своей подписью – тем самым подписываясь под любым его решением. Троцкий, как известно, был главным идеологическим и политическим противником для партийной верхушки и до сих пор несправедливо считается фигурой нон-грата в истории российской революции. А Сталин между тем сосредоточился на аппаратной работе, расставив своих людей – таких же “середняков”, как и он сам, на самые важные государственные и партийные посты, что позволило им сыграть важную роль в жизни советского государства. Достаточно назвать хотя бы В.Молотова. 
Открывающаяся экспозиция даст посетителям возможность объективно оценить деятельность Ленина, ознакомившись с многочисленными документами, а не с их произвольной трактовкой. Что очень важно для объективного анализа его политического наследия. Выставка “Ленин” будет работать до конца ноября 2017 года.     
Юрий ДРИЗЕ
Иллюстрации предоставлены А.Сорокиным

Нет комментариев