Поиск - новости науки и техники

То заявки, то отчеты. Совет по президентским грантам сочувствует молодым ученым.

На гранты Президента России для господдержки молодых кандидатов и докторов наук, а также научных школ на 2012-2013 годы поступило меньше заявок, чем во время предыдущих конкурсов. В ходе заседания Совета по президентским грантам этому факту было дано, по крайней мере, три разных объяснения. Вряд ли столь уж принципиально, какая из точек зрения ближе к истине, ведь в этом конкурсе все равно сохраняется высокий уровень конкуренции.
Гранты президента для молодых ученых по-прежнему престижны, и инфляция пока не поставила под сомнение их солидный размер. В течение двух лет молодые кандидаты наук получают по 600 тысяч рублей ежегодно, а доктора наук – по миллиону. О том, кто на этот раз оказался более успешен и смог завоевать неплохое дополнительное финансирование для своей научной группы или школы, можно узнать в этом (с. 8-17) и следующем номерах “Поиска”.
Рекомендованные экспертами и утвержденные экспертными комиссиями по отраслям знания кандидатуры молодых ученых и научных школ не вызвали сомнений у членов Совета по президентским грантам, в чьей компетенции – утверждение списка победителей. Председатель совета, президент МГТУ им. Н.Э.Баумана, академик Игорь Федоров отметил высокий уровень “судейства” в конкурсе, позволяющий безошибочно отбирать лучших. Эта эффективная система сформирована Республиканским исследовательским научно-консультационным центром экспертизы
(РИНКЦЭ), который оказывает методическое и организационно-техническое сопровождение конкурсов на президентские гранты. Благодаря разработанной в РИНКЦЭ компьютерной программе работы с заявками ученые тратят минимум времени на их оформление, а организаторы конкурса не только быстро и эффективно проводят экспертизу огромного массива проектов, но и имеют возможность анализировать всю накопленную в базе информацию, касающуюся заявителей и победителей.
Результаты такого анализа бывают очень интересными и дают импульс к совершенствованию конкурсных процедур. Очередную подборку информации участникам заседания представил заместитель председателя Совета по президентским грантам, генеральный директор Всероссийского теплотехнического института, член-корреспондент РАН Александр Клименко. Он сообщил, что экспертные комиссии рассмотрели 4747 заявок на три объявленных конкурса на 2012 год и 1320 отчетов по проектам прошлого года. Всего же было проведено более 18 200 экспертиз.
Подводя итоги конкурса 2012 года и оценивая отчеты по проектам 2011-го, А.Клименко выделил два момента, вызвавших определенную настороженность. Первый состоит в том, что по итогам экспертизы не было отклонено ни одного отчета за 2011 год. Аналогичная ситуация имела место и в 2010 году. А вот раньше случалось, что рецензенты выставляли некоторым работам “неуды”, и совет принимал решение о прекращении их финансирования. Что произошло – все грантодержатели как один вдруг стали выполнять предъявляемые к ним требования? Однако доподлинно известно, что у экспертных комиссий были претензии к ряду отчетов. Жалеть недобросовестных исполнителей неразумно: наличие нескольких отказов в финансировании – мощный дисциплинирующий фактор, отметил Александр Викторович.
Второе замечание было связано с загруженностью экспертов. Два года назад, когда их состав обновлялся, председатели комиссий бились за расширение экспертных групп, отметил А.Клименко. Однако теперь выясняется, что в реальной работе задействованы далеко не все люди, включенные в этот круг. Понятно, что многое здесь определяет тематика проектов. Но ситуация, когда при большом потоке заявок от двух третей до половины специалистов не участвуют в их экспертизе, все равно вызывает вопросы. Поэтому совет поручил председателям комиссий провести корректировку составов своих “сборных”.
Александр Клименко привел данные о распределении участников и победителей по ведомствам, регионам и областям знания для всех трех конкурсов 2012 года и сравнил эти цифры с показателями прошлых лет.
Количество заявок, поданных на конкурс молодых кандидатов наук (МК), продолжает уменьшаться. Как видно из рис. 1, спад, сменивший длительный подъем, начался еще в прошлом году. Правда, тогда практически вся убыль пришлась на общественные и гуманитарные науки. В этом году падение произошло уже по большинству направлений. Исключение составили только “Математика и механика”, “Медицина”, “Военные и специальные технологии”.
На 400 грантов для молодых кандидатов наук в 2012 году претендовали 3093 человека. Средний конкурс составил 7,7 заявки на грант (для сравнения в 2011 году – 8,7). Самые высокие конкурсы были у гуманитариев (12,5), по направлениям “Информационно-телекоммуникационные системы и технологии” (8,8), “Медицина” (8,4), “Технические и инженерные науки” (8,3), “Биология, сельскохозяйственные науки и технологии живых систем” (8,2).
Среди ведомств, организации которых представили на конкурс свои проекты, традиционно лидировали Минобрнауки России и Российская академия наук. При этом “коэффициент прохождения” заявок у РАН оказался выше. Совместный вклад Минобрнауки и РАН давно уже держится на уровне 80%, и этот год не стал исключением. Статистика распределения участников и победителей МК-2012 по регионам тоже не принесла неожиданностей. В числе заявителей москвичей было около 20%, а среди победителей – около 40%.
Если падение конкурса у молодых кандидатов, понемногу превращающееся в тенденцию, организаторов конкурса не особенно встревожило, то случившееся впервые за последние годы уменьшение числа заявок от молодых докторов наук Александра Клименко явно огорчило. “Потери случились во всех областях знания, по сравнению с прошлым годом мы не досчитались 90 заявок, а это более 20%”, – сообщил он.
В соревновании молодых докторов наук (МД) на 60 мест претендовало 336 человек (рис. 2). Средний конкурс составил 5,6. Самый высокий уровень конкуренции отмечен в направлениях “Общественные и гуманитарные науки” – 12,9, “Биология, сельскохозяйственные науки и технологии живых систем” – 6,7 и “Науки о Земле, экология и рациональное природопользование” – 6,0.
В конкурсе МД-2012 представители вузов и НИИ, подведомственных Минобрнауки, немного обошли коллег из РАН, собрав на 10% больше грантов. Сумма их долей составила примерно 70% – такая закономерность сохраняется все последние годы. Что касается распределения победителей по регионам, в этом году Москва и Санкт-Петербург в сумме “взяли” на 10% грантов меньше, чем в прошлом году, – всего 40%.
Произошло в 2012 году уменьшение числа заявок и в конкурсе ведущих научных школ (ВНШ). Здесь на 400 мест претендовало 1318 школ (рис. 3). Средний конкурс составил 3,3, приблизившись к таковому по инициативным грантам РФФИ. Лидерами по числу заявок стали “Общественные и гуманитарные науки” (конкурс – 10,8), “Технические и инженерные науки” и “Информационно-телекоммуникационные системы и технологии” (4,5), “Медицина” (3,6).
Среди победителей конкурса доминировали научные школы РАН, на втором месте оказались учреждения Минобрнауки, на третьем – МГУ. Такая картина повторяется из года в год. Региональное распределение тоже практически не поменялось: Москва и Санкт-Петербург вместе опять обошли всех остальных.
Проведенный анализ показал, что в этом году произошло самое значительное за последние годы обновление состава победителей конкурса ведущих научных школ: соревнования выиграли 23% “новичков”. Всего в конкурсе ВНШ-2012 приняли участие 364 школы-победителя конкурса 2010 года и 307 из них вновь удостоились грантов. В 2010-м (конкурс ВНШ проводится только по четным годам) доля новых победителей составляла всего 12%.
Как видно, в конкурсе ВНШ участвуют и выигрывают практически одни и те же. И это вполне объяснимо: научные школы – стабильные образования. Поэтому Александр Клименко даже выразил беспокойство в связи с тем, что 36 ВНШ, представивших отчеты по конкурсу 2010 года, не стали подавать заявки вновь. Он предположил, что это связано со все более обесценивающимися суммами грантовых выплат: в год школа получает около 500 тысяч рублей.
Совет по президентским грантам принял решение рекомендовать Минобрнауки подготовить обращение в администрацию президента по вопросу финансирования конкурса ВНШ. “Недавно я обсуждал этот вопрос с нашим министром, – сообщил председатель совета Игорь Федоров. – Он согласен с тем, что гранты ведущим школам должны быть увеличены, но предложил нам подумать, где взять на это деньги”. От членов совета немедленно поступило предложение: подключить к финансированию конкурса все ведомства, чьи организации в нем участвуют. Заместитель министра  образования и науки Сергей Иванец эту идею не поддержал. Из его выступления следовало, что объединение средств невозможно, поскольку проведение конкурса курирует Минобрнауки. Тем не менее С.Иванец пообещал, что министерство займется вопросом изыскания денег для ВНШ.
Председатель Экспертной комиссии по математике и механике, директор Института механики сплошных сред Уральского отделения РАН, академик Валерий Матвеенко высказал мнение, что наращивание денежного содержания гранта ВНШ не самая актуальная задача, значительно важнее увеличить число школ, получающих престижный статус.
– Когда анализируешь заявки научных школ, где они сообщают, каким оборудованием располагают, откуда и какое финансирование получают, становится ясно, что многие из них являются “миллионерами”, – отметил он. – Чтобы для них стал значимым размер президентских грантов, последние должны возрасти в десятки раз. Между тем некоторые руководители школ говорят, что сами готовы перечислять средства Минобрнауки, лишь бы получить звание ВНШ. В ходе конкурса мы оставляем за бортом многих достойных. По нашему направлению, например, практически все участники получают высшие оценки.
Вопрос об увеличении числа грантов можно будет ставить, только если денег на школы будет выделяться больше, отреагировал на это замечание И.Федоров.
Горячая дискуссия развернулась на заседании совета по поводу причины спада конкурсов во всех номинациях. Мнения разделились. Валерий Матвеенко не согласился с теми, кто считает, что не все молодые ученые знают о президентских грантах. Наоборот, считает он, научное сообщество прекрасно информировано о конкурсе и выработало систему “внутренней экспертизы”. “Если в нашем институте проект заявляет, условно говоря, сильный молодой ученый Сидоров, другие ребята уже не будут с ним соперничать, – рассуждал он. – Все понимают, что в один НИИ вряд ли дадут два-три гранта. Поэтому и ученые советы рекомендуют проект, имеющий самые высокие шансы. Хотя если бы квоты по направлениям науки определялись в зависимости от числа заявок, они, наверное, вели бы себя по-другому…” Косвенным подтверждением правильности своей гипотезы по поводу спада грантовой активности Валерий Павлович считает тот факт, что по математике и механике на конкурсы МД и ВНШ-2012 было подано заявок меньше, чем в прошлом году, а организаций-участников оказалось больше.
Академик Игорь Федоров высказал мнение, что уменьшение числа претендентов на президентские гранты связано с возрастанием количества национальных и региональных конкурсов для научной молодежи. “Наши ребята сегодня постоянно строчат заявки, это стало их “второй профессией”, на научную работу времени остается все меньше”, – посетовал Игорь Борисович.
Оказалось, что тема забюрократизированности науки волнует многих ленов совета. По словам директора Института биомедицинской химии, академика РАМН Александра Арчакова, раньше молодежь уезжала за границу из-за низкой зарплаты и плохой материально-технической базы, а сейчас – из-за бумажного вала. “Несколько сильных молодых докторов наук из моего НИИ хотят уехать, поскольку им надоело непрерывно писать то заявки, то отчеты, – сообщил Александр Иванович. – Сегодня нашей науке вредят большое количество мелких грантов и нежелание применять международные критерии оценки труда ученых”.
Игорь Федоров согласился с этими замечаниями, но отметил, что их вряд ли можно отнести к президентским грантам, которые гарантируют победителям конкурса нормальные условия для работы. “Да и показатели наши в основном сопрягаются с международными, хотя, их, безусловно, надо периодически пересматривать”, – заявил председатель совета.
Тему развил председатель Экспертной комиссии по общественным и гуманитарным наукам Юрий Воротников. Он предложил изменения в анкету конкурса на президентские гранты для ВНШ.
– Все признанные школы имеют названия, – отметил Юрий Леонидович. – Но соискатели грантов в анкетах часто их не указывают, а пишут конкретную узкую тему, которой школа собирается заниматься. Мне кажется, что в документах должны фигурировать и тема заявленного на определенный срок исследования, и название школы. Кроме того, предлагаю ввести отдельный пункт о наличии у научной школы постоянно действующего семинара. Если его нет, то это и не школа вовсе.
Совет единогласно утвердил итоги экспертизы по всем конкурсам. Помимо нашей газеты они представлены на сайте РИНКЦЭ.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев