Поиск - новости науки и техники

Двадцать тезисов о главном. Социологи и экономисты оценили результаты реформ.

Двадцать лет назад – в январе 1992 года – Правительство РФ отпустило цены в “свободный полет”. Эта дата и зафиксировала старт экономических преобразований в России, получивших название “гайдаровские реформы”. Наряду с распадом СССР экономические реформы стали самыми важными, знаковыми событиями новейшей отечественной истории, на многие годы определившими траекторию ее развития. Спустя два десятилетия споры о необходимости этих перемен, способах их проведения и последствиях не прекращаются.
Как без “гнева и пристрастия” оценить намерения и результаты преобразований за прошедшее время? Как выявить упущенные возможности развития и извлечь уроки из допущенных ошибок? Сделать шаг на пути к комплексному междисциплинарному анализу пореформенного состояния российского общества постарались участники круглого стола, организованного Торгово-промышленной палатой РФ: ученые академических институтов – социологи, историки, психологи, а также представители Госдумы РФ, бизнеса, общественных организаций, журналисты.
Непредвзятый анализ пути, пройденного нашей страной за 20 реформенных лет, имеет большое практическое значение, подчеркнул, открывая встречу, президент ТПП РФ Сергей Катырин. Он также отметил важность честного ответа на вопрос “Что же у нас получилось?”, поскольку именно он позволяет сделать объективные выводы и определить, как и каким путем идти дальше. Реформы продолжаются, а время вносит свои коррективы: например, требуется ответ уже на новый весьма серьезный вызов – вступление России в ВТО. “Полагаю, – сказал Сергей Катырин, – что сегодняшний разговор может стать основой для новых мыслей и идей, которые будут нужны и в работе системы ТПП”.
Экономический и социологический анализ произошедших в России за 20 лет изменений и ее нынешнего состояния представили в своих выступлениях директор Института экономики РАН член-корреспондент РАН Руслан Гринберг и директор Института социологии РАН академик Михаил Горшков. К заседанию круглого стола ученые подготовили “двадцать тезисов о главном” – оценки экономистов и социологов 20 лет российских реформ. Кризис 1990-х годов был неизбежен, считают экономисты. В 2000-е годы произошел переход к восстановительному процессу. Этот период характеризуется и переходом к положительной динамике валовых социально-экономических индикаторов. Например, несмотря на то что в конце 2008 и на протяжении 2009 года экономика России вновь “споткнулась” о кризис, по итогам 20-летия удалось не только восстановить, но и существенно превзойти “стартовые” показатели объема ВВП, который с учетом ожидаемых итогов 2011 года более чем на 17% превысит уровень 1991 года и, согласно базовому основному варианту прогноза Минэкономразвития России, к 2014 году будет на треть выше, чем в 1991 году.
Реальный сектор экономики далек от восстановления: наряду с появлением положительных тенденций более чем десятилетний экономический рост не решил главную задачу – возвращение к докризисному социально-экономическому уровню. Кстати, утвержденный правительством среднесрочный прогноз не решает эту задачу и к 2014 году.
Резко усилилась сложившаяся в позднесоветской экономике зависимость от конъюнктуры мировых энергосырьевых рынков, усугубляемая деиндустриализацией страны. Россия теряет позиции на мировых рынках. Структура отечественного товарного экспорта выглядит удручающе: на долю сырьевых товаров в нем приходится примерно 4/5 и только 1/5 – на готовую продукцию. Две трети экспорта обеспечиваются всего тремя энергетическими товарами – нефтью, нефтепродуктами и природным газом. По доле готовых изделий в экспорте Россия уступает не только развитым, но и многим развивающимся странам. Отечественный импорт на 2/5 состоит из потребительских товаров, на долю производственного оборудования до кризиса приходилось менее четверти от всего объема импорта, в разгар кризиса эта доля упала ниже 20% и остается столь же низкой до сих пор.
Сложившиеся негативные тенденции социально-экономической эволюции России порождены системными причинами, считают ученые. Итогом двадцатилетнего функционирования российской экономики является тот факт, что, несмотря на высокие в целом темпы экономического роста в прошедшее десятилетие, важнейшие параметры, характеризующие социально-экономическое состояние общества, свидетельствуют, что задача повышения эффективности экономики России так и не была решена. Главный же тормоз прогрессивного развития – сохраняющееся огосударствление экономических отношений.
По мнению социологов, однозначной оценки у населения двадцатилетнего периода российских реформ не существует. Поначалу реформы Ельцина – Гайдара были восприняты обществом позитивно. Однако уже вскоре сторонники реформ оказались в меньшинстве. Позитивное отношение к ним сегодня высказывают чуть более трети опрошенных (34%), а 10 лет назад их было еще меньше (28%). В то же время молодая активная часть населения начинает чувствовать взаимосвязь между собственными достижениями и реформами 1990-х. В целом же общероссийское исследование ИС РАН (см. “Поиск” №№26 и 50, 2011) показало: острота отрицательного отношения к реформам постепенно ослабевает, сменяясь сожалением об упущенных в 1990-е годы возможностях.
Реформы 1990-х, по мнению россиян, привели к ухудшению положения дел буквально во всех сферах жизни общества и страны, особенно в экономике и социальной сфере. Противоречивый процесс реформирования общества показывает: социально-психологическое состояние россиян все в меньшей степени детерминируется условиями микроуровня (возраст, доход, текущие жизненные проблемы) и все в большей степени начинает зависеть от факторов, связанных с массовой оценкой легитимности сложившейся в России модели социума. В пореформенном обществе социально-психологическое состояние россиян, с одной стороны, характеризуется стабилизацией положительно окрашенных чувств и надежд на улучшение ситуации в будущем, а с другой – ростом распространенности чувства несправедливости происходящего, стыда за нынешнее состояние страны, собственной беспомощности повлиять на происходящее. Естественным следствием этого выступает и быстрый рост среди наших сограждан чувства агрессии.
В последние годы отмечается повышение неудовлетворенности многих россиян своей жизнью на фоне некоторого улучшения их материального положения (среднедушевые доходы только за последний год увеличились примерно на 1,5 тысячи рублей на человека в месяц). Существенные изменения за годы реформ претерпели мировоззренческие установки россиян. Вместе с распадом СССР рухнула идеологическая гомогенность советского типа. Но на смену ей пришел не столько “положенный”, согласно теории, плюрализм, сколько нарастающая хаотизация ментального пространства.
Соглашаясь с тем, что роль государства должна быть ключевой не только в экономической, но и в социальной сфере, население не готово поддержать ни либеральные модели социальной политики, при которых вмешательство государства в социальную сферу минимально, ни свободную рыночную экономику, при которой все зависит от частных акторов.
Распад СССР помимо новых представлений о месте России в мире дал толчок к формированию новой российской идентичности. К 2011 году российская идентичность не только стала самой распространенной (ее отметили 95% опрошенных) среди наиболее значимых идентичностей, но и ощущение связи с ней стало наиболее сильным, оно выросло вдвое.
Два десятилетия реформ оказались серьезным испытанием для морально-нравственных устоев общества. После того как государство фактически сложило с себя роль морального “наставника”, а другие общественные институты не смогли или не захотели на себя эту роль принять, россияне оказались перед свободным выбором морально-нравственных ориентиров.
Как показывают “двадцать тезисов о главном”, цельная, единая, внутренне согласованная в основных своих направлениях двадцатилетка реформ в стране не получилась. Но сама эта первая попытка выработки целостного взгляда на отечественную практику превращения одной системы человеческого общежития в другую демонстрирует полезность и плодотворность погружения социологов в собственно экономическую материю, а экономистов – в многослойные мировоззренческие и психологические глубины сознания, потребностей, мотивов и интересов людей. По мнению участников круглого стола, сегодня становится очевидным, что результаты экономического анализа должны сочетаться с социологическими замерами общественных умонастроений: такой опыт незаменим при исследовании настоящего и моделировании будущего.
Участие в дискуссиях круглого стола также приняли директор Института психологии РАН Анатолий Журавлев, первый заместитель главы Комитета Госдумы ФС РФ по энергетике Василий Тарасюк, заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин, глава Всероссийского центра уровня жизни Вячеслав Бобков, главный научный сотрудник Института социологии РАН Ренальд Симонян и другие.

Подробнее ознакомиться с “двадцатью тезисами о главном” можно на сайте “Поиска” – http://www.poisknews.ru/theme/publications/2859/

Нина ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев