Поиск - новости науки и техники

Академик РАН Роберт НИГМАТУЛИН. Интервью накануне выборов. Тезисы программы.

– Роберт Искандрович, почему вы согласились участвовать в выборах президента РАН?

– Вся моя трудовая жизнь, мои достижения, моменты творческого вдохновения связаны с двумя жемчужинами российской цивилизации – Московским университетом и Российской академией наук. Через семь лет нашей Академии, созданной Петром I, исполнится 300 лет. Сейчас государственность РАН под угрозой, идет ее сталкивание на уровень клуба академиков и членкоров. Для меня, как и для моих близких, друзей и коллег, – это трагедия. История не простит ни Правительству, ни современному обществу, ни нам – членам РАН, если мы не выведем Академию из траектории падения на траекторию взлета. У меня есть опыт и идеи, чтобы преодолеть кризис в РАН. О главных идеях я рассказал на встрече группы академиков с Президентом России В.Путиным.

– Какие проблемы вы назвали на этой встрече главными для РАН?

– Наши ведущие ученые держат планку исследований по математике, физике, химии, биологии, геологии, гуманитарным и общественным наукам на высоте. Славу Российской науки в зарубежных научных центрах приумножают академики С.Новиков, Я.Синай, Р.Сагдеев, Р.Сюняев, член многих самых престижных академий наук мира Г.Баренблатт, лауреат Филдсовской премии С.Смирнов и многие другие. Российскому образованию в Московском физтехе (МФТИ) обязаны нобелевские лауреаты А.Гейм и К.Новоселов. Нас уважают, приглашают выступить с пленарными лекциями. Каждый год в День России Президент РФ вручает Государственные премии РФ за выдающиеся работы отечественным ученым. Тем не менее в последние десятилетия возникло недовольство РАН как со стороны власти, так и со стороны общества. Первая причина тому, считаю, недовольство системой управления, ослаблением влияния РАН на развитие науки. Вторая – общество не видит инициативы Академии наук в разработке научных концепций для решения проблем нашей страны. 

Главная проблема сейчас – стратегия социально-экономического развития страны. Почему от имени государства ее разрабатывает только Министерство экономического развития и Центр стратегических разработок во главе с А.Кудриным? Конечно, Академия наук должна дать ее всестороннюю научную проработку и доложить ее тем, кто принимает решения.

Лев Толстой заявил: “На науку надежда слабая. Уж очень она сама собой занимается”. А Петр Капица писал Нильсу Бору в 1936 году: “Ученые, прежде всего, заботятся об условиях своей личной работы и терпеть не могут широкой постановки вопросов”. Эти синдромы ученые должны преодолеть. Примером может служить сам академик П.Капица, который не робел представлять Сталину “широкую постановку” проблем как в развитии науки, так и в развитии промышленности!

В 1950-1980–е годы вице–президенты АН СССР были членами ЦК, депутатами Верховного Совета СССР, участвовали в заседаниях Политбюро. Государственный комитет СССР по науке и технике возглавляли академики В.Кириллин, Г.Марчук, Н.Лаверов. Ректор МГУ академик И.Петровский был членом Президиума Верховного Совета СССР. Все это подстегивало Академию наук участвовать (хотя и в определенных “идеологических” пределах) в решении государственных проблем. Президенты Академии медицинских наук и Академии сельскохозяйственных наук также были представлены в руководящих органах страны. 

А сейчас только президент РАН участвует в работе правительства и периодически встречается с президентом страны. На этих заседаниях и встречах президент РАН должен ставить как вопросы фундаментальной науки, так и государственные проблемы – представлять научный взгляд на развитие производительных сил, на социально-экономические проблемы, на развитие культуры и российской цивилизации. Тогда Академия наук будет способствовать подъему научного уровня власти и народа.

Чиновники, не имеющие реального опыта, приняли массу “новаций” в образовании. В результате понизились интеллектуальный уровень и интеллектуальная воля управленцев, молодежи, уровень инженеров и врачей. Нововведения в образовании не должны проходить без обсуждения и согласования в Академии наук.

– Активность Академии наук сильно зависит от президента Академии?

– Безусловно. Президент Академии должен уметь четко излагать научное видение проблемы, которое он должен вырабатывать с научными лидерами. Опираясь на науку, он должен быть сильным на заседаниях Правительства, тогда с ним будут считаться по всем вопросам, в том числе и при обсуждении обеспечения науки. Иначе “напрасны наши совершенства” в математике, физике, химии, биологии и т.д.

– Вы коснулись темы “наука и власть”. В чем беда последних десятилетий Российской академии наук?

– Хотя в мировой науке есть колоссальные прорывы, в частности в исследованиях о жизни и информационных технологиях, многие руководители разных стран считают, что слишком много средств тратится на науку в целом. А значительная доля национальных доходов США и Европы “утекает” в избыточные доходы всего 1% населения, являющегося богатейшим. В США эта доля достигла 25%, а в России, по моим оценкам, превышает 40%. Это патологический дисбаланс, и о нем пишут нобелевские лауреаты по экономике Д.Стиглиц, Э.Маскин, П.Кругман, автор выдающейся книги о капитале XXI века Т.Пикетти. Сверхдоходы богатейших изымаются из реальной экономики, идут на создание финансовых “пузырей” и сверхпотребление роскоши. В России в 1990-е многим было не до науки, потому что СССР рухнул, сменились социально–экономический строй и приоритеты государства. Лидерство полностью перешло к чиновникам, банкирам, богачам. А ученые остались на обочине.

– Как вам дались те годы?

– По-разному. Будучи выпускником Бауманки, профессором МГУ, я работал во Франции и США, публиковал и публикую с американскими коллегами результаты наших совместных исследований. Я участвовал в создании Тюменского научного центра СО РАН; 13 лет руководил Уфимским научным центром РАН и Академией наук Республики Башкортостан (АН РБ).

– Как вы попали в Башкортостан?

– Зимой 1993 года руководство РАН направило меня, директора Института механики многофазных систем, в Уфу, где возник острый конфликт в связи с организацией АН Республики Башкортостан. Руководство Башкортостана рассматривало республиканскую Академию наук как атрибут суверенитета, намереваясь, по призыву Б.Ельцина, “проглотить” его как можно больше. Организаторы АН РБ подтолкнули власть к тому, чтобы все институты РАН в Уфе, объединенные в Уфимском научном центре (УНЦ РАН), переподчинить Республике Башкортостан.

Вместе с президентом РАН Ю.Осиповым мы сумели убедить руководство РБ реформировать АН РБ и преодолеть волюнтаризм. Я был избран президентом АН РБ и возглавил обе академические структуры: УНЦ РАН и АН РБ. В УНЦ РАН институты всего спектра фундаментальных исследований, а в АН РБ – отраслевые институты. В обеих академиях около 3000 сотрудников. Но работать пришлось и с вузами. Башкортостан с населением
4 миллиона человек, по сути, модель многонациональной России. В “горячие” и кризисные 1990–е годы пришлось вникать и в национальные (этнические) проблемы. Все там было! Меня запугивали Конгрессом татар и Курултаем башкир. Последний в 1995 году вынес резолюцию с ходатайством о снятии меня с поста президента АН РБ, а через год тот же Курултай объявил мне благодарность. 

Борьба и сотрудничество, преодоление распрей и созидание завершились тем, что все заседания президиумов и общих собраний УНЦ РАН и АН РБ стали совместными. Это позволило идейно объединить научное сообщество, поднять авторитет науки. За счет республиканского и федерального бюджетов мы строили жилье для ученых, возвели современный лабораторный корпус для институтов УНЦ РАН. Я возглавил разработку программ социально–экономического и гуманитарного развития Башкортостана. Впервые был разработан и опубликован межотраслевой баланс экономики республики, основанный на матрице производственных
затрат.

– Как это связано с вашей специальностью – теоретической механикой и физикой многофазных и многокомпонентных систем?

– Это все многопараметрические системы. Я разработал методы их математического моделирования. Основой такого моделирования являются балансы массы, импульса, энергии и энтропии для каждой компоненты и среды в целом. Мой опыт показывает, что анализ балансов разных параметров является ключевым в разных системах – физических, биологических, социальных. Последние 15 лет я занимаюсь социально–экономической тематикой.

Дело в том, что экономическая система – многокомпонентная, как химический реактор. В экономической системе действуют общие и межотраслевые балансы (МОБ), аналогичные балансам массы в химическом реакторе. Система линейных алгебраических уравнений для МОБ была выведена Василием Леонтьевым, получившим за эту работу Нобелевскую премию по экономике в 1973 году. МОБ широко используется во всех странах, кроме России, хотя до 1991 года он у нас активно разрабатывался. Сейчас я возрождаю МОБ на мехмате МГУ, развивая идеи балансов в экономической теории применительно к современным реалиям. Меня приглашают на экономические форумы, где я выступаю с пленарными лекциями и получаю поддержку лидеров экономической науки. Мои разработки и у нас поддерживали и поддерживают выдающиеся ученые. А в
1990-е годы, возвращаясь из Америки, Франции или Великобритании (несколько месяцев я работал в Кембридже), вез в Уфу… писчую бумагу. Науку, как и всю социальную сферу, обрушило катастрофическое недофинансирование. Поэтому сейчас нам критически не хватает 40-50–летних специалистов, способных быть руководителями, ведь четверть века назад многие энергичные молодые люди или уезжали за границу, или уходили в торговлю. 

Острое недофинансирование до сих пор не преодолено. На встрече академиков с В.Путиным я привел цифры: на социальные расходы для развития человека (образование, здравоохранение, наука и культура) у нас 10% ВВП, в Европе – 25%. За счет чего взять недостающие 15%? Вот этим должна заняться экономическая наука. У интеллигенции складывается впечатление, что их можно взять за счет сокращения военных расходов. Но они в России составляют всего 4% ВВП.

А катастрофическое недофинансирование науки опасно – оно приводит к нищете духа. Это надо преодолеть. В науке обязательно должны быть полет и страсть. Обязательно!

– Но отправлять-то в полет должна власть!

– Власть должна обеспечивать полет. Но ответственность ложится и на руководство РАН. Российская академия наук должна осознавать себя самоуправляемой частью государства российского. 

– А сами во власти как себя ощущали?

– Мне пришлось работать депутатом республиканского парламента, Госдумы РФ и Парламентской ассамблеи Совета Европы. На одной из сессий ПАСЕ в 2001 году я по поручению Госдумы был единственным представителем РФ и выступал в окружении недоброжелательных парламентариев Европы, защищая нашу страну от санкций за войну в Чечне. В 2006 году я вернулся в Москву и был введен в Президиум РАН, а по рекомендации вице-президента РАН Н.Лаверова выбран директором Института океанологии им. П.П.Ширшова. Институт тогда переживал кризис. А в нем работало 1200 человек, было 5 филиалов в разных городах и флот с 13 океанскими судами. 

– Слышал, вы всерьез боролись за исследовательский флот РАН. Как удалось его спасти?

– Мне чуждо рыночное общество. Рынок – один из механизмов экономики – превратили в суть и идеологию экономической и социальной жизни. Но главное в экономике – производительные силы! А для их развития необходимо соблюдать балансы.

Как было в Институте океанологии в 1950-1980–е годы не при рыночных порядках? Научные сотрудники предлагали план экспедиций, его утверждали в президиуме Академии наук и направляли в Министерство морского флота (ММФ). Для министерства траты на десяток академических экспедиций по отношению к морскому флоту страны копейки, но они шли на развитие страны! И ММФ готовило эти рейсы: решало, где и почем взять топливо, куда зайти судам, как обеспечить снабжение. А сейчас мы, ученые, должны сами обслуживать эти суда на деньги РАН.

Добиться, чтобы расходы на содержание флота РАН выросли со 170 миллионов рублей в год до 1,1 миллиарда, мне помог В.Путин, тогда председатель Правительства РФ. В 2010 году он посетил нашу экспедицию на Байкале. И когда там мы с ним на несколько минут остались один на один, я сказал: “Владимир Владимирович, не мое дело заниматься сдачей в аренду помещений, судов. Дайте мне полфутболиста, я решу проблемы”. Вот эти “полфутболиста” его впечатлили. “Хорошо, давайте вернемся к этому вопросу через 1,5-2 года”, – ответил он. Я тогда подумал: “Как я ему напомню через 1,5-2 года?” А Путин не забыл. Поразительно! Ведь рядом никого не было! И через два года вышла его резолюция как Президента РФ: “Правительству и РАН рассмотреть вопросы материально–финансового обеспечения научного флота”. Думаю: ну все, дело сделано! Нет, оказывается. Еще два года проходит, Министерство образования и науки ничего не делает. Тут нам помог помощник Президента РФ А.Фурсенко, который подписал письмо В.Путину, что Правительство ничего не сделало, что ученые оптимизировали свои потребности, готовы объединить все суда в центре коллективного пользования, и тогда минимальная сумма для обеспечения флота РАН составит
1 миллиард рублей в год. Президент написал: “Согласен”. Это в конце 2012 года было, а через полтора года создали ФАНО. В присутствии А.Фурсенко я объяснил руководителю ФАНО М.Котюкову, как должен быть устроен академический флот, что содержание судов не научная, а почти коммунальная проблема, это хозяйство. И тогда он, как бывший замминистра финансов, к 2016 году “пробил” в Минфине этот миллиард в год.

– А что бы вы отметили в вашей работе члена Президиума РАН?

– Из многих других проблем, которыми я занимался, отмечу еще только одну, которую мне удалось разрулить за последние три года. Она связана с судьбой региональных научных центров РАН после выхода закона 2013 года.

По этому закону одно юридическое лицо (президиум центра) не может руководить другим юридическим лицом (институтом). В результате в некоторых региональных научных центрах РАН перестали работать президиумы, а директора институтов – контактировать с председателем центра. Пришлось искать как варианты приспособления и минимизации разрушительных тенденций, так и оперативно влиять на глав институтов и центров, чтобы они не разрушали единение, сложившееся более чем за 60 лет. Ведь все региональные центры создавались решениями руководителей государства. Я по поручению Президиума РАН курировал Казанский и Уфимский научные центры. Вместе с директорами институтов по примеру Красноярского научного центра, который провел реформу во главе с академиком В.Шабановым, нам удалось найти формулу для сохранения и укрепления центров без существенной потери самостоятельности институтов. Эта формула после преодоления противоречий была поддержана в Казани и Уфе единогласно.

– Роберт Искандрович, вам 77 лет. Выдержите ли вы нагрузки, которые ложатся на президента РАН?

– Мой возраст средний среди академиков. Я веду очень активную жизнь, занимаюсь физкультурой, ежегодно прохожу медицинский скрининг. Врачи меня ободряют. Меня ободряет и довод моих коллег: “Только вы сможете!” Я смогу.

– А как вы относитесь к идее академика Сахарова о том, что вообще нужно правительство технарей и ученых, а политологов и юристов держать в статусе советников?

– Политическая жизнь, государственная деятельность в странах западной демократии близка к кризису. Как происходят выборы в США и Европе, кого они избирают? Голосуют “все”, а на практике около половины имеющих право голоса не видят смысла в голосовании. А среди той половины, которая приходит голосовать, значительная часть некомпетентна, их сознание дезинформировано телешоу. Пример из нашей жизни. Кто победит в теледебатах – маршал Жуков или артист Михаил Ульянов, играющий маршала Жукова? Конечно, великий актер, а не великий маршал.

Я убежден, что в экономике и государственных делах надо усилить роль инженеров, специалистов аграрного комплекса, ученых, врачей и т.д., то есть специалистов, имеющих опыт конкретного созидания. Программы развития страны должны предлагаться не только партиями, где преобладают юристы, политологи и менеджеры. Может быть, половину парламента лучше выбирать по сословиям от РАН, от общества медиков, от общества учителей, инженеров, деятелей культуры и т.д. по определенным квотам. Примерно как это было в советское время на съездах народных депутатов. Возможно, мне скажут, что опыт оказался неудачным, но это не значит, что его не надо изучать.

– Академию часто упрекают, что в ней сплошь пожилые люди…

– У нас в Институте океанологии работает академик А.Лисицын, которому 94 года. Он был штурманом на бомбардировщиках во время Великой Отечественной войны, после чего стал выдающимся ученым по геологии океана, и сейчас его научной активности и страсти могут позавидовать многие молодые. Пример научной активности и творческой силы показывает выдающийся теоретик, член самых престижных академий наук мира Г.Баренблатт, чьи первые научные статьи появились в 1955 году! Я уверен: молодежными вакансиями возрастную статистику РАН не улучшить. Омолаживать наше академическое сообщество следует привлечением ведущих ученых из докторского корпуса НИИ и университетов. Им надо дать права и ответственность вместе с членами РАН, например, за координацию работ по государственным заданиям, распределение ресурсов по программам фундаментальных работ РАН и др.

Да и выборы новых членов Академии нужно усовершенствовать. Может быть, научным советам РАН поручить проводить голосование по соответствующим им вакансиям, чтобы отобрать 2-3 кандидатов на каждую вакансию для голосования на секции РАН. Но прежде, чем дать пожизненное звание более молодому ученому, нужно его испытать у нас в ответственной работе, в отделениях и научных советах РАН. Стремясь к активизации 30-50-летних, к омоложению руководства лабораторий, институтов, отделений и всей Академии наук, нельзя переусердствовать и стать рабом установленных чиновничеством возрастных границ, нельзя это делать за счет урезания активности признанных лидеров науки. Более того, модернизация Академии наук должна проводиться учеными старшего возраста, преодолевая “детскую болезнь левизны”.

Фундаментальная наука, люди, работающие в научных и образовательных учреждениях, нуждаются в особой заботе со стороны общества и государства. Без такой заботы наука чахнет, лишается престижа и становится очень слабой.

Беспокоясь об омоложении РАН, мы не должны забывать и о пожилых ученых. Во-первых, других выдающихся ученых у нас нет, их опыт бесценен и не должен игнорироваться. До “перестройки” ученые жили в относительно привилегированных условиях, но сейчас привилегии, причем многократно завышенные, перешли к чиновникам, депутатам, банкирам и топ-менеджерам, а ученые стали бедными. У нас рухнула академическая медицина. Даже академики нуждаются в улучшении жилья, лечении и уходе за больными. Это должно стать особой заботой президента РАН.

Владимир ГУБАРЕВ

Тезисы программы

Российская академия наук должна восстановить свой статус важнейшей части российского государства с правами самоуправления. Для этого надо извлечь уроки из опыта последних 25 лет, когда сменился социальный строй нашей страны, когда страна стала другой.

Академия наук несет ответственность за развитие фундаментальных исследований, экспертного и ресурсного их обеспечения в условиях веками сложившихся академических свобод и традиций.

Главный урок состоит в том, что помимо этого Академия должна быть ответственна за научную проработку проблем нашей страны и мира.

В Академии должна осуществляться научная разработка стратегии социально–экономического развития, развития производительных сил, развития науки и образования, здравоохранения, культуры, развития всей российской цивилизации. Она должна предсказывать новые вызовы и предлагать пути их преодоления.

Президент РАН, участвуя в работе Правительства и встречаясь с Президентом, отстаивая интересы науки, должен помочь раскрывать инновационный и инвестиционный потенциалы страны. Он должен стать советником Президента РФ по науке и добиваться, чтобы разработки Академии обсуждались и учитывались в государственных программах. Только так, и опираясь на науку, президент РАН сможет быть сильным на заседаниях Правительства и только тогда с ним будут считаться.

1. Экономическая, технологическая и социальная стратегия развития страны

Эта ключевая для будущего России стратегия должна разрабатываться учеными разных специальностей. Ее базисные положения следуют из анализа интегральных экономических балансов:

Главный двигатель экономики – платежеспособный спрос, а главный инвестор – народ, получающий сбалансированную зарплату.

Сильнейший тормоз экономического роста и угроза социальной стабильности – аномальная бедность 15%, бедность 50% населения наряду с аномальным богатством 1% населения.

Необходимо восстановить и развить идеи и методы межотраслевых экономических балансов.

В течение 10 лет необходимо довести долю ВВП на социальные расходы на развитие человека (здравоохранение, образование, наука, культура) с 10% до европейского уровня (25%). Уже к 2024 году эти расходы нужно довести до 15% ВВП.

Соответственно, если в 2017 году на здравоохранение пойдет 3,5% ВВП; образование – 4,5%; науку / Российскую академию наук – 1,2/0,16%; культуру и кино – 0,6%, то к 2024 году надо довести здравоохранение до 5,5% ВВП; образование – 6,7%; наука / Российская академия наук – 2,1/0,3%; культура и кино – 1,2%.

Ниже в качестве примеров дана часть приоритетов в развитии производительных сил, где должна проявить себя Академия наук помимо приоритетов фундаментальных наук.

Цифровая экономика, информационные технологии, суперкомпьютеры. Энергетика, машиностроение, приборостроение, 

Атомная энергетика, парогазовые установки с газовыми турбинами, модернизация ТЭЦ на угле и мазуте. Безаварийность и безопасность. Перспективы возобновляемой (солнечной, ветровой) и геотермальной энергетики. Технологии аккумулирования и распределения электроэнергии. Станкостроение. Робототехника. Материалы. Композиты. Технологии литья и обработки давлением. Жаропрочные и монокристаллические материалы. Аддитивные, лазерные и волновые технологии.

Химическая промышленность

Переработка возобновляемого сырья. Ускоренное развитие нефте–, газо– и углехимии, производства полимеров, металлполимеров и керамики, в том числе оптической и лазерной. Фармацевтические вещества. Наноструктурированные и жидкокристаллические материалы. Электрохимическая энергетика. Биотехнологии. Катализаторы.

Военно-промышленный комплекс

Физика новых систем оружия и защиты. Системы наблюдения и поражения в космической, воздушной, наземной, морской (надводной и подводной) средах. Скрытность военной техники от конкурирующих систем наблюдения и поражения. Безаварийность авиационно–космической техники. Высокопрочные композитные корпуса.

Нефте- и газодобыча

Разработка истощенных пластов и малопроницаемых (сланцевых) пластов. Повышение нефте– и газоотдачи. Глубокое бурение в море и Арктике. Газогидраты – источник газа и причина аварий.

Агрокомплекс

Преодоление недофинансирования из–за диспаритета цен. Механизмы собственности, аренды и рынка сельхозпродукции. Обеспечение отечественными семенами основных и перспективных сортов. Селекция “следующего поколения”, основанная на разнообразии генетических факторов и новых генах. Региональная структура, специализация, инвентаризация почв, в том числе на основе метагеномики. Развитие сельхозтехники. Глубокая переработка зерна и других продуктов, кормопроизводство. Системы нормированного кормления. Финансирование восстановления плодородия почв
и обеспечения удобрениями. Агрофитоценоз. Экология и продовольственная безопасность.

Транспорт

Трубопроводный транспорт высоковязкой нефти. Высокоскоростной железнодорожный транспорт. Новое поколение гражданской авиации с российскими двигателями.

Поиск минеральных ресурсов

Катастрофическое недофинансирование поиска месторождений сырья. Новые технологии поиска, глубокой и комплексной переработки. Освоение шельфа и склонов.

Экология и климат

Экологически безущербная деятельность человека. Снижение ущерба от техногенных катастроф, реабилитация нарушенных территорий и акваторий. Рециклинг в переработке отходов и мусора. Прогноз климатических изменений и адаптация к ним.

Особую остроту приобрели проблемы в образовании и здравоохранении. Здесь также имеются приоритеты.

Образование

Все нововведения в системе образования должны быть согласованы в РАН. Особое внимание подготовке инженеров, врачей и учителей. Подготовка к научной деятельности и аспирантура.

Здравоохранение

Комплексная программа медиков, экономистов, математиков, биологов, химиков, физиков, инженеров, нанотехнологов. Программа сокращения смертности до уровня 1990 года. Медицинская техника и фармацевтика.

Специально отмечу приоритеты в гуманитарной сфере, которые имеют особое значение для нашей страны.

Развитие российской цивилизации, ее многоязычной и многоконфессиональной культуры в неустойчивом климате с длинной и холодной зимой. Место и значение России в мировой цивилизации. Уроки российских революций.

2. Базисные положения организации науки

Только отстаивая разработанные наукой идеи развития страны, мы сможем привлечь внимание Правительства и общества к фундаментальным исследованиям и Академии наук. В частности, необходимо добиться увеличения доли ВВП, приходящийся на госбюджет, до 50% и расходы на образование, здравоохранение, науку и культуру – до 25%.

Академия наук должна перед Правительством РФ ставить вопросы развития не только фундаментальных, но и прикладных исследований, развития не только академических и университетских институтов, но и отраслевых НИИ.

В науке первичен ученый, а чиновник должен способствовать ученому, а не заставлять ученого писать для чиновников отчеты и справки. Объем и уровень бюрократического давления стал устрашающим.

Стремясь к омоложению руководства лабораторий, институтов и всей Академии наук, следует отказываться от формальных возрастных пределов, установленных чиновничеством. Необходимо сохранить влияние признанных лидеров науки. Модернизация Академии наук возможна только при активной роли ученых старшего возраста. Других авторитетных лидеров у нас нет. Но и лидеры науки должны воспитывать в себе самоограничение для занятия административных должностей, заботиться о своей смене.

Науку критикуют за неэффективность. Но это связано и с отсутствием платежеспособного спроса на товары, а отсюда на новые технологии и знания. А организация спроса на знания одна из важнейших функций государства, его экономической стратегии, что связано и с постепенным переделом доходов. И Академия наук должна показать руководству страны, как этого надо добиваться.

В условиях экономического застоя и отсутствия платежеспособного спроса необходимо добиваться, чтобы госкомпании и естественные монополии выделяли на развитие исследований небольшую, но определенную долю финансовых средств от своего оборота. Часть этих средств должна идти на исследования в институтах РАН.

Россия должна развивать все направления науки, иметь в каждом из них достаточное число квалифицированных специалистов, добиваясь лидерства тех направлений, для которых сложились объективные предпосылки, и обеспечивая новые области исследований.

Повышение эффективности науки за счет сокращения “неэффективных” институтов и подразделений с передачей их зарплаты “эффективным” – опасная тенденция. Она приведет к сокращению числа людей, занятых в науке, которая и так стала малой.

Если институт не эффективен, надо думать, как восстановить его эффективность, в частности, поменять руководство, уточнить тематику, обеспечить ресурсами.

Есть много примеров, когда исследования группы ученых были незаметными, а через несколько лет они становились очень перспективными. И наоборот, эффективный институт “разбухал”, работая на себя.

Необходимо стремиться к гармонизации поддержки научных школ, традиционной и новой тематики и отказу от изжившей тематики. Все решения по таким проблемам должны приниматься в условиях открытых дискуссий.

Конкурируя с зарубежной наукой и публикуя научные труды в зарубежных изданиях, необходимо увеличить финансирование отечественных изданий, в том числе их англоязычных версий, и добиться роста их импакт-фактора.

Региональные научные центры – опора российской цивилизации в регионах. Снижение уровня науки в регионах грозит тем, что гуманитарные проблемы будут обсуждаться только с религиозными деятелями.

3. Направления реформ в Академии наук

1) Добиться принятия нормативных актов, ограничивающих право бюрократических структур принуждать ученых писать объемные программы, отчеты и справки. Эту работу необходимо сократить в несколько раз. Основной объем справок для чиновников должны писать сами чиновники.

2) К выборам в члены РАН допускать только тех, у кого основное место работы связано с научными исследованиями (НИИ, университет, КБ, клиника, испытательная станция и т.д.).

3) Разработать поправки в закон, исключающие голосование всех сотрудников института при назначении директора. Голосовать должны иметь право только сотрудники с учеными степенями. Подготовить положение о возможном назначении директора, его отчетности и ответственности перед Ученым советом.

4) Добиться отказа от возрастного ограничения при выборе руководства институтов или его повышения до 70 лет.

5) Поднять статус научных руководителей институтов, которые должны назначаться только по решению Президиума РАН.

6) Поднять значимость вице–президентов, главного ученого секретаря президиума и академиков–секретарей отделений как в Академии наук, так и во властных структурах. Вице–президенты должны быть ответственны за блоки программы фундаментальных исследований президиума РАН. Главный ученый секретарь должен назначаться по согласованию с Правительством РФ.

7) Повысить ответственность отделений РАН за институты, в том числе за институты в региональных научных центрах. Все назначения директоров и перераспределения ресурсов должны исходить из отделений.

8) Добиться существенного увеличения доли финансирования институтов РАН по темам трех категорий: президиума, отделений и научных советов. Это потребует выделения бюджетов отделений и совершенствования отбора и курирования тем со стороны соответствующих отделений и научных советов.

9) РАН должна активизировать свое участие в деятельности научных и научно–просветительских обществ.

10) Для преодоления острейшей проблемы науки в России – старения научного сообщества и дефицита ученых–руководителей в возрасте 30-50 лет – принять следующую систему мер, не создавая конфликта поколений.

Поднять роль относительно молодой части Академии наук – членов–корреспондентов РАН, чаще избирая их руководителями научных советов, членами бюро отделений и членами Президиума РАН.

Приоритет не “молодежным” вакансиям при выборах членов РАН, а привлечению докторского корпуса к работе отделений и научных советов. Надо избирать профессоров (причем без жестких возрастных ограничений), и из них на 5 лет избирать ассоциированных членов отделений и научных советов РАН. Надо добиться, чтобы эта работа оплачивалась на уровне половины стипендии члена–корреспондента РАН. Сначала права и ответственность, и лишь затем избрание в члены РАН.

Активизировать работу научных советов РАН, поручив им курирование и распределение ресурсов по соответствующим программам и рассмотрение кандидатур при выборах новых членов РАН перед голосованием на секции РАН.

Повысить долю аспирантов в РАН и ведущих университетах. Подготовка молодых кандидатов и докторов наук должна быть важнейшим показателем.

Восстановить обеспечение аспирантов общежитиями и добиться повышения их стипендий.

11) Восстановить влияние РАН и ведущих ученых в ВАК.

12) Укреплять региональные научные центры как опору науки в регионах. Необходимо добиться, чтобы руководство страны повысило ответственность глав регионов за развитие науки.

13) В городах с сильными научными центрами РАН классические университеты передать под методическое руководство Академии наук.

14) Проработать закон об академгородках, статусе академических медицинских учреждений, гостиниц и общежитий.

4. Восстановление инфраструктуры и социальной сферы РАН

За последние четверть века измерительная и наблюдательная база институтов РАН износилась и устарела.

Для обновления измерительной и наблюдательной базы необходимо создать целевой фонд для обеспечения институтов РАН приборами.

Основным направлением обновления приборов широкого пользования должно стать развитие центров коллективного пользования, в том числе совместно с университетами и отраслевыми НИИ.

В очень плохом состоянии находятся здания институтов РАН. Огромные проблемы имеются в издательской деятельности РАН.

Для обеспечения ремонтов зданий институтов и их модернизации для современных условий необходимо создать целевой фонд.

Для финансирования издательской деятельности, в том числе издания английских версий наших журналов, также необходимо создать целевой фонд.

Большинство ученых стали бедными. Члены РАН нуждаются в улучшении жилья, лечении. Им надо организовать помощь в приобретении дачных участков, управлении дачными и жилищными кооперативами, обеспечении пансионатами, транспортном обслуживании.

Для обеспечения социальной поддержки членов РАН следует создать целевой фонд.

Восстановление социальной сферы для членов РАН должно стать особой заботой президента РАН.

Указанные выше четыре целевых фонда должны финансироваться из госбюджета и других источников.

5. Попечительский совет РАН

По примеру МГУ им. М.В.Ломоносова, СПбГУ и Фонда “Сколково” следует просить Президента РФ создать Попечительский совет РАН.

Просить Попечительский совет РАН курировать указанные выше четыре целевых фонда: обеспечения приборами, ремонта зданий, издательской деятельности и социальной поддержки членов РАН.

Аналогичные попечительские советы и целевые фонды поддержки науки главы регионов должны организовать в региональных научных центрах.

Успех в многократном увеличении финансирования флота РАН показывает, что создание целевых фондов реально.

6. Восстановление РАН в качестве учредителя академических институтов

После модернизации системы управления РАН через год можно будет просить Президента РФ о следующей формуле: “ФАНО выполнило свои задачи, а РАН реорганизовала свою систему управления. Поэтому следует вернуться к системе управления академическими институтами (“с одним ключом”), создав в РАН (на основе аппарата ФАНО) Управление делами РАН, руководитель которого должен назначаться Правительством РФ в статусе госслужащего”.

Это предложение было мной озвучено 22 июня 2017 года на встрече группы академиков с В.Путиным.

Заключение

Несмотря на испытания, на идеологическое и экономическое давление, Академия наук вместе с ведущими университетами страны являются главными научными центрами русской цивилизации.

Довести Российскую академию наук до полного упадка можно и несложно. Но ничто в ближайшие десятилетия не сможет ее заменить.

История не простит ни Правительству, ни обществу, ни нам – членам Академии, если мы не восстановим государственность Российской академии наук и ее организующую роль в развитии науки.


Нет комментариев