Поиск - новости науки и техники

Как стать нужными? Задача – привлечь зарубежную молодежь в российские вузы.

В конце мая президиум Совета при Президенте России по стратегическому развитию и приоритетным проектам утвердил паспорт приоритетного проекта “Развитие экспортного потенциала российской системы образования”. Цель – к концу 2025 года резко увеличить несырьевой экспорт Российской Федерации путем роста привлекательности и конкурентоспособности нашего образования на международном рынке. Иначе говоря, если сейчас в российских вузах учатся 220 тысяч иностранцев, то к моменту завершения проекта их должно быть порядка 710 тысяч. 
Планировалось, что первыми опробуют новые модели привлечения молодежи из-за рубежа в российскую высшую школу всего 20 вузов, а в 2021 году их опыт распространят на все университеты и академии нашего Отечества. Однако желающих оказалось больше, чем думали, и летом Минобрнауки РФ отобрало 39 организаций высшего образования, которые объединятся в Консорциум опорных университетов – экспортеров высшего образования. Решили, что Положение о консорциуме и его “дорожную карту” к 
1 ноября подготовит Владимир Филиппов, ректор Российского университета дружбы народов, созданного еще в советское время для обучения зарубежных студентов. Плюс в рамках проекта организован Центр компетенций по подготовке, переподготовке и повышению квалификации сотрудников международных служб российских образовательных организаций. Что ему вменено в обязанности? Какие задачи поставлены перед его командой? На эти вопросы сегодня отвечают постоянные авторы “Поиска” – директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна КЛЯЧКО и ее заместитель, исполнительный директор Центра компетенций Елена ­ПОЛУШКИНА.
– Прежде всего, почему проект ведет не Минобрнауки России? Ведь основная работа – подготовка студентов – происходит в вузах?
Т.Клячко: – Потому что задачи проекта – не просто привлечь больше иностранных студентов, а сделать так, чтобы им было интересно и выгодно приезжать к нам. Выгодно – это не снизить цену обучения, а получить признанное в мире образование и по окончании вуза – получить здесь, в России, и странах – ее партнерах хорошую для себя работу. Поэтому проект реализуется не по линии Министерства образования и науки, а в рамках расширения внешнеэкономической деятельности России. Курирует его заместитель председателя Правительства РФ Ольга Голодец. Привлекая сюда иностранных студентов, мы должны увеличить объем доходов России и повысить ее роль на международной арене. 
– При нынешнем отношении к России, наверное, сложно это сделать?
Т.Клячко: – Смотря на какие страны ориентироваться. Уверена, что студенты из Китая, Индии, стран Африки, СНГ (80% потока иностранных студентов у нас сейчас оттуда) – наш контингент. Индия сейчас, например, один из самых растущих рынков образования, ей, как и Китаю, своих мощностей не хватает, и она заинтересована в расширении связей с Россией. Если мы предложим интересные курсы бакалавриата, магистратуры и аспирантуры, а также разные программы дополнительного постдипломного образования, повышения квалификации для преподавателей вузов – народ приедет. Кто на семестр, пару месяцев, а кто – на два или пять лет. И выиграют от этого не одни вузы, потому что иностранному студенту в любом государстве нужно питание, место, где жить, где покупать товары, нужны транспорт, поликлиники, музеи, театры и т.д. Этот проект задуман для того, чтобы на сопровождении иностранных студентов в России выросла новая экономическая инфраструктура их обслуживания. 
Но еще важнее, когда мы говорим о студентах из СНГ, чтобы, окончив вуз, они могли остаться работать в пространстве Евразийского экономического союза. Прежде всего, у нас. Этот проект должен помочь нам подготовить кадры для нашей экономики в условиях очень серьезного демографического спада. Надо привлечь в Россию не неквалифицированных мигрантов, а дипломированных, встроенных в российские реалии специалистов. Это та квалифицированная рабочая сила, знающая русский и другие иностранные языки, которая нужна экономике России, чтобы повернуть ее на путь высокотехнологичного развития.
– А могут наши вузы через 8 лет в 3,5 раза больше принять студентов?
Т.Клячко: – В нынешнем состоянии – нет, но, чтобы подготовить международные службы вузов к этой большой работе, и создается в рамках проекта Центр компетенций, задача которого – разработать новую модель функционирования международных служб российских образовательных организаций. И тут важно осознать, что привлекать все большее число зарубежных студентов будет не только Россия. Сейчас на планете рынок иностранных студентов равен примерно 5,5 миллиона человек. Ожидается, что к 2024 году он вырастет до 8-10 миллионов. Есть откуда взять те 0,5 миллиона, на которые мы рассчитываем. Но чуть промедлим – и упустим свой шанс. Европа, Великобритания зевать не будут, их знаменитым университетам тоже нужна зарубежная молодежь.
– Думаете, им мигрантов мало?
Т.Клячко: – Мигрантов из Африки еще надо социализировать, а поток абитуриентов из Индии, Малайзии уже готов к учебе по языку и менталитету. А Китай? Общий настрой на хорошее образование. Вузов им не хватает, но мы уже столкнулись с тем, что китайцы перетягивают наших студентов с Дальнего Востока к себе. Нам надо развернуть этот поток обратно. Надо предлагать качественное образование, хорошие условия для его получения и новые рабочие места по окончании вузов. 
– А чему хотят учиться? Судя по списку участников консорциума, Минобрнауки решил никого не обидеть: там и технические, и классические, и отраслевые университеты, и творческие – типа Гнесинки, академии балета, консерватории.
Е.Полушкина: – А также медицинские. Плюс широка география – Дальний Восток, Сибирь, юг и центр России. Учитывали и то, что интересным для иностранца может быть не весь университет, а отдельные факультеты и кафедры. Все втянутые в орбиту программы вузы получат некий объем финансирования для активизации работы по аналитике, обучению, структуре, маркетинговым исследованиям, создание привлекательного для студентов имиджа России за рубежом – скажем, на выставочную деятельность…
– Извините, разве раньше этого не было? Да посмотрите на Проект 5-100… Те же намерения привлечь, поднять, умножить…
Т.Клячко: – Раньше не рассматривали эту работу как очень важное направление внешнеэкономической деятельности. А сейчас это сделано, и посему проект интересен не только Минобрнауки, но еще и министерствам экономического развития, здравоохранения, культуры, труда, сельского хозяйства, финансов, внутренних дел и ряду других ведомств и структур. У проекта очень много бенефициаров, которые заинтересованы в его реализации.
– Заинтересованных много, а трудиться больше всех придется вузам? Кто не знает, какая морока возиться с иностранными студентами – работать с нашими миграционными службами, создавать условия в кампусах, вписывать чужестранцев в реалии нашего быта… 
Е.Полушкина: – Вот именно – в реалии наших городов. Последние два года мы смотрели развитие территорий в зависимости от числа студентов, обитающих в общежитиях или на съемных квартирах, где они больше, чем у мамы дома, нуждаются в определенных товарах, транспорте, средствах коммуникации. Все это заставляет создавать дополнительные рабочие места в регионе, причем как в производстве, так и в сфере услуг, в том же образовании. Все это приносит в бюджет города, территории деньги. Поэтому нам надо с цифрами в руках доказать региону, почему ему есть смысл помогать вузу привлекать зарубежных студентов. 
Т.Клячко: – И вузы должны быть заинтересованы обучить весь свой персонал новым подходам. Не только заставить преподавателей вести курсы на английском, но и обучить иностранному языку службы по приему студентов, по их медобслуживанию, по их адаптации к учебному процессу и городской среде. В психологии людей – стараться минимизировать любые усилия, но здесь придется думать, как стать конкурентоспособными на мировом уровне. Мало хорошо учить профессии, надо еще найти работодателя, который готов иностранца пустить к себе на практику, а потом еще и на квалифицированную работу.
– Вы далеко загадываете, сначала надо студента где-то поселить, а у нас общежитий неприхотливым россиянам не хватает…
Т.Клячко: – Общежития для иностранцев – вещь понятная, а вот то, что едут люди в другую страну, чтобы изменить свою жизнь к лучшему, пока мало кто осознал. Почему США, Великобритания, ЕС, Австралия так привлекательны для обучения? Получив тамошний диплом, есть шанс остаться там работать и жить. У Китая, кстати, даже не каждый второй выучившийся за рубежом возвращается, хотя им создают для этого замечательные условия, но оставшиеся выступают той мягкой силой, которая всегда на стороне интересов Поднебесной. Болонский процесс в Европе решил вопросы передвижения на рынке труда. Когда мы в него входили, надеялись на тот же эффект, но, увы, ничего не получили потому, что нас в ЕС не пускают. Значит, надо в ЕАЭС создавать возможность миграции трудовых ресурсов. Проект очень современный, ориентированный на долгосрочный процесс и дальнее видение. Если мы сопоставим объем средств, которые государство сейчас собирается в проект вложить, и тот результат, который страна сможет получить за счет увеличения зарубежных студенческих контингентов, то увидим, что отдача, если проект хорошо реализовать, будет впечатляющая.
– Вы воспринимаете консорциум как своих соратников?
Т.Клячко: – Конечно. Это все вузы, имеющие некий опыт, который им поможет решить тот или иной блок задач проекта. В нем 13 направлений, вполне конкретных: изменение нормативно-правовой базы взаимодействия с зарубежным контингентом; продвижение российских программ дополнительного образования для иностранных студентов; разработка документации, регламентирующей пребывание зарубежных студентов; выставочная деятельность и т.д. Каждый блок будет встроен в содержательный процесс обучения, материалы пройдут экспертную оценку всех участников процесса и только потом, в законченном виде, поступят к нам в Центр для внедрения наработок в учебный процесс при повышении квалификации сотрудников международных служб вузов, а также преподавателей… Вуз в этом деле должен функционировать как единый организм. Известно, с нашей миграционной службой общаться – занятие непростое, даже работники вузов сдаются, не то что студенты и аспиранты, значит, надо совершенствовать правила размещения иностранных студентов. Надо, чтобы иностранный студент в большей степени был приравнен к студенту-россиянину очной формы обучения.
– Вашему Центру придется поднимать вопросы изменения законодательства?
Е.Полушкина: – Не думаю, но нам точно придется заниматься аналитикой, доносить ее выводы по необходимости изменений в правовой сфере до руководящих работников министерств, регионов и консорциума вузов, чтобы те могли выступать инициаторами перемен. В университетах же обучать придется все подразделения, занятые в сопровождении зарубежных студентов. Сотрудники разных вузовских служб должны, с одной стороны, наработать новые навыки общения, а с другой – взять на себя ответственность за результат привлечения иностранных студентов в вуз, и здесь работа не только международных отделов. И одно дело решать это в столице, а другое – в Тамбове или Якутии. Понимаете, мы вступаем в гонку за будущее. Чем дальше, тем чаще работодатели будут менять неквалифицированных сотрудников на роботов – им не надо платить, с профсоюзом не надо торговаться: сломался – вынес на свалку. Никаких пособий, больничных, судов. Выжить в таких условиях, адаптироваться к ним, приспособиться, задействовав какие-то из своих компетенций, сможет только хорошо обученный человек. Чаще всего – получивший высшее образование, знающий несколько языков, психически и физически устойчивый. У нас идет четвертая революция образования, когда обязательным становится высшее… Обратите внимание, что сегодня в Южной Корее 66% населения с высшим образованием, в Финляндии – 91%, в Канаде – 89%, в Израиле – 84%, во Франции – 90%… Вот когда об этих цифрах задумываешься, понимаешь, что высшее образование имеет огромное значение для уровня жизни населения.
Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев