Поиск - новости науки и техники

Возможны варианты. Что и как меняет язык.

Язык – это живая материя, в которую вплетают свои нити многие явления и события. Его особенности зависят не только от внутренней культуры, образованности человека, но и от внешних факторов – политических, социальных, экономических. Доктор филологических наук, профессор кафедры английской филологии и межкультурной коммуникации, руководитель лаборатории языкового мониторинга Ирина ­КУПРИЕВА из Белгородского государственного национального исследовательского университета изучает вариативность английского языка Великобритании на материале интернет-дискурса. Деталями своей научной работы она поделилась с нашим корреспондентом.
– Традиционно вопросы языковой вариативности связывают с существованием диалектов языка. Ученых интересует, как отличаются значения слов, их произношение. Они ищут предел языковой вариативности, определяют, в чем заключаются расхождения между классическим и территориальными вариантами. 
Исследования языков с точки зрения их влияния друг на друга при интернациональных контактах – явление далеко не новое, имеет достаточно долгую научную историю и солидную теоретическую базу. Благодаря этим знаниям люди всего мира понимают, какой вариант английского языка предпочтительно учить для работы или поездки за границу, что такое Standard English, каким языковым нормам нужно следовать в личной и деловой переписке, научных работах и какие языковые особенности следует учитывать в английской глубинке.
Например, английское слово “свет” (light), традиционно по нормам звучащее как “лайт”, в исполнении английских фермеров в графствах под Оксфордом будет звучать как “лойт”, и фраза “включите свет” (turn on the light (“лойт”)), произнесенная вопреки стандартным правилам чтения, поставит в тупик даже искушенных специалистов в области языка. Такие исторически сложившиеся и географически укоренившиеся диалекты, говоры – это безусловная языковая вариативность, отражающая взаимосвязь социального и лингвистического пластов. 
Но в нашем исследовании термин “вариативность” мы понимаем несколько иначе. На своих лекциях по общелингвистическим вопросам я говорю студентам о том, что любой язык – это всегда вербальный народный памятник. И не нужно быть специалистом-историком, чтобы суметь восстановить факты прошедших лет. Достаточно “прочитать языковой срез” того или иного времени, то есть посмотреть на частотность и стилевые особенности слов определенного периода. Например, сейчас мы не употребляем активно слова “пионер”, “совнарком”, “наркомпроф”, которые соответствовали эпохе социализма. В наше время все чаще звучат слова “терроризм”, “Аль-Каида”, “исламисты”. 
Язык, сосуществующий с человеком, всегда играет роль накопителя и хранителя знаний, лакмусовой бумажки общественного мнения. Последнее, как правило, транслируется в словах, грамматических конструкциях, несущих положительное или отрицательное оттеночное значение. И какое бы событие ни происходило в жизни нации, оно всегда находит языковой отклик в виде новых значений уже имеющихся слов или неологизмов. Новые оценочные средства появляются, как правило, сначала в неофициальном общении, затем получают все большее распространение, проникают в СМИ.
Соответственно, вариативность для нас – это не только исконное языковедческое понимание проблемы, но и своего рода “языковая синергия”, сепировский “языковой дрейф” (развитие и изменение языка во времени). Оба эти понятия в нашем исследовании можно считать условно синонимичными, их суть заключается в своеобразном тандеме языка и культуры, взаимосвязанном развитии с течением времени, влиянии менталитета и культуры нации на ее язык и наоборот.
В Великобританию ежегодно приезжает множество иммигрантов из разных стран, и поэтому актуально изучать вариативность английского языка в условиях влияния различных политических, социальных и экономических факторов. Наши исследовательские приоритеты сейчас – не только вопросы языковых контактов, но и появление так называемой оценочности в высказываниях коренных англичан в отношении иммигрантов в условиях разрушенной модели толерантного мультикультурного общества. 
Сама модель мультикультурного общества зародилась в Канаде в конце 1960-х годов. В 1980-е эту идею приняло европейское сообщество. Великобритания была в числе стран, ставших самыми жесткими последователями этой тенденции. В Соединенном Королевстве стала проводиться политика поддержки национальных меньшинств, каралась любая попытка дискриминации по национальному или расовому признаку, культивировалась идея гостеприимного отношения. Законопослушные англичане неукоснительно соблюдали все предписания, и на уровне языка слова “толерантность”, “мультикультурализм” приобрели особую актуальность. В то время из личных бесед с англичанами мне больше всего запомнилась фраза: “Мы – самая гостеприимная нация” (We are the most welcoming nation). Именно так моя давняя подруга-англичанка выразила свое отношение к сидящим возле супермаркета в куче бытового мусора женщинам с детьми, явно не английской внешности.
Кризис мультикультурной модели пришелся на начало 2000-х, когда масштабы иммиграции превысили пределы гостеприимства, когда прогремели известия о терактах мусульманских экстремистов, когда тревога и чувство страха коренных жителей Великобритании победили политические условности. Все больше толерантность стала уступать место неприятию иммигрантов, обострилась ксенофобия. И все те же некогда благозвучные слова “мультикультурализм” и “толерантность” приобрели дополнительные оттенки значения и стали выражать отрицательную оценку происходящего. В контексте современных событий та самая запомнившаяся мне фраза теперь имеет новый, отрицательный смысл. Пока это самый неизученный и актуальный с лингвистической точки зрения материал.
– Как вы исследуете интересующие вас вопросы? Какие ресурсы используете?
– Просторы Глобальной паутины позволяют пользователям свободно общаться на злободневные темы. Это касается бесед в форумах, социальных сетях, комментариев к материалам СМИ. Для нас, лингвистов, это самый ценный, “живой”, подверженный изменениям, неисчерпаемый источник информации. Именно поэтому в своем проекте мы опираемся на современный языковой пласт Интернета, исследуем его, в том числе и с помощью современных компьютерных методов. 
Мы создали Научно-исследовательскую лабораторию языкового мониторинга, где наряду с лингвистами трудятся специалисты в области компьютерных технологий. Общими усилиями накоплен и обработан внушительный по объему и контенту исследовательский корпус (тезаурус) слов оценочного значения, ведется работа по формированию базы данных таких единиц. Эта база войдет в программу углубленного исследования текстов виртуальной реальности, которая позволит обрабатывать большие текстовые массивы и фиксировать языковые изменения с учетом развития текущей социополитической ситуации в мире.
– Как еще политические, социальные и экономические факторы могут влиять на английский язык?
– Мы опираемся на данные социологии, политологии, психологии, культурологии, статистики, которые свидетельствуют, что бесконечный поток беженцев и иммигрантов, потянувшийся в Великобританию в поисках безопасной и лучшей жизни, естественным образом влияет на национальный менталитет, проецируя эти изменения в языковую среду.
Следствие современного кризиса мультикультурализма – подчеркнуто выраженное отрицательное отношение англичан к иммигрантам. Это очень заметно по высказываниям в Интернете. Собирая фактический материал для последующей обработки, сравнительного анализа, мы вычленяем факторы, особенно воздействующие на появление языковой вариативности и неактуальные для инвариантов. Мы получаем возможность отследить языковые изменения и универсалии, не меняющиеся под воздействием определенных внешних факторов.
– Какой слой населения вы изучаете?
– Для нас не принципиален вопрос статуса, возраста интернет-пользователей. В фокусе внимания – их личное отношение к происходящему, которое очевидно в языковых средствах выражения собственного мнения. Такая исследовательская позиция, на наш взгляд, более объективна, мы не скованы какими-то рамками или критериями, и это позволяет нам работать с разнородным фактическим материалом, принимать в расчет высказывания отдельных пользователей, публикации СМИ и любые другие источники. 
– Что интересного вам уже удалось узнать? Публиковали ли где-нибудь результаты своей работы?
– Мы поставили перед собой непростую исследовательскую задачу – установить малейшие изменения в значении слов, которые обычные пользователи Глобальной сети употребляют для передачи собственного мнения по отношению к происходящим переменам. Работая с разными ресурсами Сети, мы смогли заметить, что язык авторитетных интернет-версий СМИ, характеризующих ситуацию с иммигрантами, не изменился. Он все так же беспристрастно и безоценочно описывает политическую и социальную ситуацию в стране, что, безусловно, объясняется самоцензурой и традицией положительного отношения к мультикультурализму. 
В то же время обывательская точка зрения в плане выбора языковых средств выражения значительно трансформировалась. Толерантные англичане весьма колко описывают свое отношение и выражают мнение по поводу политической, экономической и социальной сфер британского общества, притока иностранных граждан в поисках лучшей жизни. Например, посредством страшных номинаций типа Islamist violence (“исламское насилие”); Islamofascism (“исламофашизм”); militant cleric (“воинствующий верующий”).
Первые результаты нашей работы уже приняли в печать пять зарубежных журналов, индексируемых базой данных Scopus, и пять журналов, входящих в РИНЦ. К печати готовится учебное пособие по курсу лекций о языковой вариативности.
В сентябре в Томском политехническом университете состоялась Школа научной коммуникации “Эффективная научная деятельность: как стать успешным ученым”. На этом мероприятии были представлены последние разработки в области наукометрии, современных исследований языка. Мы рассказали о первых результатах работ по проекту “Вариативность английского языка Великобритании в условиях влияния политического, социального и экономического факторов (на материале интернет-дискурса)” и обозначили перспективы исследования языковой среды в рамках лаборатории языкового мониторинга.
Беседу вела Фирюза ЯНЧИЛИНА
Фото предоставлено Н.Куприевой

Нет комментариев