Поиск - новости науки и техники

Проверяя, доверяй. Исполнители грантов не видят нужды в объемных отчетах.

Присутствие Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) в списке победителей конкурса по поддержке программ стратегического развития вузов, состоявшегося в конце минувшего года, вряд ли кого-либо удивило. Фактически ТУСУР уже несколько лет – один из ведущих университетов страны. С каждым дополнительным вложением бюджетных средств, право на которые здесь завоевывали неоднократно, коллектив делает внушительный шаг к главной цели, а именно к становлению и развитию предпринимательского исследовательского университета. Серьезный задел для этого был создан после победы, одержанной в 2006-м программой инновационного развития ТУСУР на конкурсе Минобрнауки. С 2009 года томский вуз – один из наиболее успешных участников конкурсов ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”, его студенты, аспиранты и молодые ученые участвуют в десятках научно-исследовательских проектов широкой тематики, поддержанных программой. Свою оценку результатов, достигнутых университетом благодаря ФЦП, а также взгляд на совершенствование реализации подобных государственных инициатив в дальнейшем изложил в интервью для “Поиска” проректор по научной работе ТУСУР, доктор технических наук, профессор Александр Шелупанов.

– По каким направлениям университет участвует в Федеральной целевой программе “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”?
– ТУСУР активно включился в программу в год начала ее реализации. Уже летом 2009-го сотрудниками нашего университета было выиграно 10 грантов различной направленности на реализацию научно-исследовательских проектов коллективами научно-образовательных центров, а также индивидуальных аспирантских. Нужно отметить, что в конкурсах приняли участие и уже существующие в ТУСУР к тому моменту пять научно-образовательных центров (НОЦ), и новые, созданные на факультетах, при кафедрах и собравшие коллективы сотрудников, близких заявляемой тематике. В конкурсе на получение грантов участвовали и НОЦ гуманитарного сектора, но большая часть победивших заявок реализовалась коллективами научно-образовательных центров, непосредственно задействованных по приоритетным направлениям развития ТУСУР – “Нанотехнологии”, “Радиотехника и связь”, “Интеллектуальная силовая электроника” и другие. Это касается и грантов, получателями которых стали доктора и кандидаты наук, а также аспиранты.
– Программа направлена на создание условий для улучшения качественного состава научных и научно-педагогических кадров, эффективной системы мотивации научного труда, а также системы стимулирования притока молодежи в сферу науки, образования и высоких технологий. Подтверждает ли пример ТУСУР, что эти задачи решаются?
– Наши аспиранты приняли очень активное участие в конкурсах и выиграли 11 грантов. Для них эти победы особенно значимы как серьезный опыт научной работы. Кроме того, выполнение гранта дисциплинирует: молодые люди не только получают возможность заявить о себе и реализовать свои идеи, они должны ответственно отнестись к обоснованию проекта, соблюсти заявленные сроки его выполнения и достойно отчитаться.
Важность грантов с точки зрения поддержки и привлечения молодых кадров очень велика. На фоне других подобных способов финансирования науки это весьма значимая программа для научно-педагогических работников. Немаловажно и то, что некоторые проекты, поддержанные грантами ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”, составили основу заявок, представленных на конкурс Министерства образования и науки РФ на право получения субсидий на реализацию совместных проектов вузов и промышленных предприятий. Конкурс проводился в рамках реализации Постановления Правительства РФ №218 “О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства”. В числе 57 победителей оказались и два проекта ТУСУР. В одном из них мы участвуем в качестве головного университета, во втором – совместно с ТГУ. Таким образом, итоги исследований, проведенных благодаря участию в ФЦП “Кадры”, далее претворяются в жизнь, становятся основой для проведения опытно-конструкторских работ.
– Как вы считаете, можно ли сегодня уже говорить о результате реализации программы в целом?
– Результат исключительно положительный. Но предложения по совершенствованию программы есть. Например, хотелось бы, чтобы Министерство образования и науки РФ все-таки выбрало особо актуальные для России направления и сформировало для них зонтичные конкурсы. Такая форма позволит привлечь больше научных коллективов к решению одной и той же проблемы и, возможно, на конкурсной основе с кооперацией нескольких исполнителей. Опыт Томска в этом смысле мог бы пригодиться, поскольку мы уже выполняем ряд проектов по Постановлению №218 в кооперативном режиме. Все они реализуются силами промышленной компании и нескольких университетов, каждый из них отвечает за свое направление, но в то же время есть головной, ответственный за весь проект в целом перед компанией, с которой этот конкурс был выигран. Таким образом можно формировать кластеры, решающие серьезные проблемы.
– Какими бы вы хотели видеть будущие целевые программы, направленные на поддержку научно-педагогических кадров?
– Первое: программа должна приобрести более регулярный и долговременный характер с представлением материалов в каком-нибудь аналитическом центре. Результаты работы в рамках программы должны иметь продолжение в других проектах, в первую очередь, касающихся обороны страны, аналогичных проектам по Постановлению Правительства РФ №218 или по направлениям 2.4, 2.5, 2.6 ФЦП, которые обозначают развитие приоритетных технологий и предполагают проектирование с конечным результатом.
Второе: необходимо увеличивать финансирование или объемы лотов. Тот уровень финансирования, который есть сегодня, для научно-образовательных центров слишком низок. Какие итоги исследований и разработок можно получить за полтора миллиона рублей в течение полутора лет? Понятно, что при всей важности этой поддержки – достаточно скромные. В силу сжатости сроков и скудного финансирования эти проекты не имеют, да и не могут иметь, конечного результата в виде станка, прибора или технологии, реализованной “в железе”.
Третье: к сожалению, нам неизвестен регламент рассмотрения заявок по мероприятиям 2.4, 2.6, 2.7 и т.д. Например, часть заявок, которые вузы готовили совместно с предприятиями (мероприятие 2.7), находятся в статусе “рассматривается” уже более года. Надо понимать, что к началу оформления таких заявок университеты проходят непростой путь – им необходимо через взаимодействие с партнером завоевать его доверие. “Подвешенное” состояние заявок в течение длительного срока вызывает откровенный скепсис у руководителей предприятий в отношении серьезности шагов министерства. Ни одно предприятие не в состоянии зарезервировать или “заморозить” на длительный срок значительные суммы софинансирования, не имея четких и определенных перспектив. И опыт показывает, что сподвигнуть его на повторную заявку, как правило, уже не удается.
– Как, на ваш взгляд, должен измениться принцип определения тем конкурсных заявок?
– Сегодня тематикой фактически управляет тот, кто пишет проект, – он предлагает, а экспертное сообщество соглашается или не соглашается. Но ведь и само Министерство образования и науки может сказать: нам нужен самолет нового типа или определенные товары массового потребления, и уже под поставленную задачу отбирать заявки. В существующих конкурсах практически отсутствуют проекты, решающие проблемы массового производства. Складывается странная ситуация. Например, во многих вузах есть специальность “Бытовая радиоэлектронная радиоаппаратура”, а конкурентоспособной бытовой радиоэлектронной аппаратуры отечественного производства нет. Федеральная целевая программа должна обязательно отреагировать на это противоречие. Если соответствующей реакции не будет, то идея замещения отсутствующих отраслевых НИИ научными, проектными, технологическими подразделениями, существующими в вузах или при вузах, не заработает. Эти проекты должны заканчиваться не только отчетами и публикациями как показателями выполнения проектов, но и реальным продуктом, то есть появлением технологии, серийного изделия и так далее.
Нельзя применять одинаковые критерии к различным направлениям конкурсов программы. К сожалению, это делается. Кроме того, создается впечатление, что исполнителям проектов не доверяют: вместо огромных отчетов достаточно было бы, к примеру, оттисков статей. Разумеется, бюджетные деньги надо расходовать эффективно, но подозревать вузовских сотрудников, ученых в недальновидности или недобросовестности никаких оснований нет. Во всяком случае, у нас в ТУСУР “владельцы” грантов работают с большим напряжением и получают хорошие результаты. Руководство университета и исполнители проектов нацелены на создание продукта в виде законченной разработки, востребованной промышленностью или научными организациями. Соединение исследований и предпринимательства, организация технологического бизнеса – это уже не планы, это сегодняшняя реальность, воплощаемая в жизнь научно-педагогическим сообществом ТУСУР.

Спецвыпуск подготовили:
Наталия БУЛГАКОВА, Татьяна ВОЗОВИКОВА,
Оксана Бондарь и Сергей Захаров (фото)

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF

Нет комментариев