Поиск - новости науки и техники

Колыбельная для крошки. Биологи позаботились о спокойном сне малышей.

Вернуться в детство, оказаться на месте новорожденного вряд ли удастся, а вот войти в его положение – попытаться можно. Столько на него, грудничка, обрушивается всего нового, а тут еще мама преподнесла сюрприз: молоко у нее или пропало вовсе, или его явно не хватает. Стоит ли печальному этому факту удивляться: у нее забот невпроворот, у нее стрессы, переутомление… И ничего другого, ей, бедолаге, не остается, как бежать за заменителями (на основе коровьего либо козьего молока или растительных белков, скажем сои). Казалось бы, все нормально – необходимые для роста вещества, прежде всего аминокислоты, малыш с искусственным питанием получает. Однако, убедились ученые, все не так просто.
Важны не только аминокислоты – “кирпичики” всех белков, но и более крупные белковые фрагменты – пептиды. Они состоят из нескольких аминокислот и образуются в кишечнике в процессе пищеварения. У взрослых пептиды быстро распадаются на отдельные аминокислоты и особо себя не проявляют. А у новорожденных они проникают из кишечника в кровь и воздействуют на организм, в том числе мозг. И хорошо делают! Под влиянием “правильных” пептидов молока нервная система младенца успешно развивается и без особого напряжения поддерживает его нормальное психическое состояние. А в заменителях материнского молока таких пептидных молекул зачастую или нет вовсе, или они изрядно повреждены. Между тем около 20% мам пользуются искусственным вскармливанием, еще примерно 50% – смешанным (искусственное плюс естественное), так что речь идет о десятках, сотнях тысяч новорожденных.
В итоге, по данным Научного центра психического здоровья РАМН, в случае недостатка пептидов у малышей на первом году жизни наблюдается задержка темпов психического и двигательного развития. Серьезной патологии, к счастью, обычно не возникает, но жизнь новому члену общества и его родителям это отравляет.
Еще в начале 80-х годов прошлого века немецкие ученые обнаружили, что внутри молочных белков есть фрагменты, отвечающие за нормальное состояние и созревание нервной системы. Возникла идея точно их определить, воссоздать и… добавить в детское питание. В России подобными исследованиями занимаются с середины 1990-х годов. И сегодня можно говорить о практическом применении таких соединений. Заслуга в этом принадлежит биологам МГУ, в частности профессору кафедры физиологии человека и животных Вячеславу Дубынину.
– К исследованиям пептидов у нас был, в первую очередь, фундаментальный интерес, – рассказывает Вячеслав Альбертович. – Мы решили заглянуть внутрь пищевых белков, найти участки, влияющие на различные функции организма. А посоветовал взяться за эту тему мой учитель, тогдашний завкафедрой академик РАМН Игорь Петрович Ашмарин. Более 10 лет мы проводили опыты на белых крысах – новорожденных и взрослых, прослеживая особенности их поведения от момента появления на свет до зрелого состояния. В итоге удалось доказать, что ряд пептидов – фрагменты молочного белка бета-казеина – повышают способность к обучению, усиливают стремление к контакту ребенка с матерью, делают детенышей менее подверженными стрессу. Очень важно, что к нашей работе проявили интерес врачи и психологи, снабдив данными наблюдений за новорожденными в клинике. Все эти годы нас поддерживал РФФИ.
Следующий шаг – создание пищевой добавки. Для этого нужно было точно определить в материнском молочном белке наиболее активный фрагмент, что мы и сделали с помощью сотрудников Института молекулярной генетики РАН.
Натуральный бета-казеин представляет собой длинную молекулу, состоящую из нескольких сотен “бусинок”-аминокислот. Физиологически активные пептиды занимают внутри такой молекулы участки размером в 5-7 аминокислот. Это и есть искомые пептиды. Дело усложняется тем, что аминокислот в белках 20 типов, и их можно уподобить бусинкам 20 разных цветов. Каждый конкретный пептид уникален – в его составе строго определенные аминокислоты, расположенные в жестком порядке. Зная их набор и последовательность, можно воссоздать в “пробирке” (точнее, с помощью специализированных установок) пептид, абсолютно идентичный натуральному фрагменту белка. Эта копия и есть предлагаемая биологами МГУ добавка, способная серьезно улучшить детское питание.
Казалось бы, бизнесмены должны “из рук рвать” разработку ученых. Увы, этого не случилось, и переговоры с рядом фирм успехом не увенчались. Хорошо, что за дело взялся молодой энергичный сотрудник кафедры Антон Малышев. Благодаря его усилиям в настоящее время создана биотехнологическая компания “Лактокор”, которая занимается доработкой и продвижением инновационной “пептидно-молочной” идеи. Эксперты высоко оценили проект: “Лактокор” выиграл престижный конкурс инновационных проектов Научного парка МГУ, сумел заинтересовать крупных инвесторов.
– К концу этого года, – продолжает Вячеслав Дубынин, – планируется начало тестовых продаж продукции “Лактокора” через интернет-магазины детского питания и специальные отделы в аптеках. Содержимое бутылочки (не больше той, из которой капают в нос) нужно будет добавлять в детское питание. Оно окажется полезным младенцам с гиперактивностью, повышенной возбудимостью, плохим сном, избыточным внутричерепным давлением, а также получившим осложнения при родах (таковых очень много). Под действием пептидной добавки нервная система находящегося на искусственном вскармливании новорожденного будет менее “тревожной” и “капризной”, станет более уравновешенной, “внимательной” к окружающему миру и непосредственно к маме. Это очень важно! В первый год жизни ребенка его мозг активно развивается, созревает. А у малыша, лишенного “правильных” пептидов материнского молока, эти процессы нарушаются, идут недостаточно эффективно, что может осложнить в будущем жизнь новому члену общества.
За рубежом (США, Франция) пептидные пищевые добавки также начинают появляться на рынке, но подобной нашей – направленной на коррекцию заменителей материнского молока – там пока нет.

Юрий Дризе

Нет комментариев