Поиск - новости науки и техники

Матрицы манят. Ученых выводят на новые цели.

Федеральная целевая программа “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы” (ФЦП ИР) в последнее время активно переформатируется. Меняются содержание мероприятий, система отбора заявок, механизмы заключения контрактов, сопровождения и приемки работ. 

О том, как идет уже запущенная перестройка ФЦП ИР под реализацию приоритетов, обозначенных в Стратегии научно-технологического развития Российской федерации (СНТР), и каких новых изменений ждать в ближайшее время, было рассказано на проведенном недавно в Минобрнауке семинаре. К участию в нем пригласили исполнителей проектов в рамках ФЦП и потенциальных конкурсантов – представителей научных групп и организаций реального сектора экономики. Зарегистрироваться на семинар мог любой желающий. Для участников из регионов был организован доступ в режиме видеоконференции. 
Директор Департамента науки и технологий министерства Сергей МАТВЕЕВ уделил особое внимание обновленному разделу программы, нацеленному на приоритеты СНТР. Первые конкурсы в новой логике прошли в текущем году. Был отобран 451 проект, определено бюджетное финансирование в размере 28, 811 миллиарда рублей и софинансирование из внебюджетных источников – 22, 473 миллиарда. 
Подводя итоги заявочной кампании, С.Матвеев отметил, что авторы многих проектов неправильно “обыграли” приоритеты. Он привел пример верного подхода.
– Если вы пишете, что цель вашей работы – получение материалов с особыми свойствами, которые могут использоваться для работы в Арктике, ваш приоритет – освоение и использование Арктики, – подчеркнул С.Матвеев. –  В общем, ориентироваться необходимо на область основного применения результатов. 
Представитель министерства рассказал об особенностях отдельных мероприятий программы. 
– Любая научная организация, имеющая фундаментальный задел и видящая возможности его применения в рамках того или иного приоритета СНТР, может прийти на конкурс в рамках мероприятия 1.2 и попытаться довести свои результаты до практического применения, – сообщил С.Матвеев. – Если у вас есть индустриальный партнер, который понимает сферу приложения ваших разработок и готов в них инвестировать, вам ближе направление 1.3. Если вы можете предложить конкретный продукт, есть бизнес, который в нем заинтересован, инжиниринговый центр для подготовки производственного процесса, то есть фактически вы имеете консорциум, готовый осуществить проект, подавайте заявку на конкурс 1.4. Для последнего мероприятия категория возможных индустриальных партнеров расширена: ими могут быть не только заинтересованные в результате компании, но и фонды, госкорпорации, венчурные инвесторы.
Новыми механизмами реализации ФЦП ИР со следующего года станут комплексные научно-технические программы (КНТП), заявил С.Матвеев. Войти в КНТП можно будет, подав заявку на участие в любом из мероприятий ФЦП. На данном этапе рассматриваются четыре крупные программы: по фотонике, высокопроизводительным вычислениям и технологиям цифрового моделирования, геномным и постгеномным исследованиям, интеллектуальным транспортным системам. Проекты КНТП будут запускаться в тех направлениях, где совпадает несколько условий: наличие инфраструктуры, инициативных проектов и инвестиционных ресурсов федеральных органов власти, институтов развития, корпораций. Когда будет принята государственная программа “Научно-технологическое развитие Российской Федерации” (ее проект проходит общественное обсуждение), комплексные программы и инициативные проекты по приоритетам СНТР войдут в подпрограмму №4 госпрограммы.
Логику построения КНТП С.Матвеев объяснил на примере программы по фотонике. 
– Нас интересует не просто фотоника, а конкретные способы ее применения, то есть рынки, – отметил он. – Разработчики программы просчитали вероятный экономический эффект, который можно получить от применения технологий фотоники в медицинской диагностике, сельском хозяйстве, сфере телекоммуникаций, лазерных системах, новой архитектуре вычислительных систем. Поэтому, обеспечивая поддержку исследований, связанных с фотоникой, мы будем формировать проекты по созданию продуктов и услуг, позволяющих выйти на эти рынки. А для этого стимулировать развитие значимых для реализации программы групп технологий, в числе которых материалы для фотоники; технологии хранения, обработки, передачи и защиты информации; техника оптического зондирования, локации, визуализации; лазерные технологии.
Сбор инициативных предложений по большинству мероприятий ФЦП теперь будет ориентирован на подобные “матрицы” рынков и технологий, которые Минобрнауки обещает в ближайшее время опубликовать на сайте ФЦП. 
– Если вы пытаетесь развивать технологии или применять их на конкретных рынках, ищите место своему проекту в конкретной ячейке матрицы, – посоветовал С.Матвеев. 
Он рассказал, что министерство провело анализ уже вложенных в различные сферы инвестиций и выяснило, что по ряду значимых для рынков технологий до сих пор не предложено никаких решений. Именно на эти белые пятна ученым было предложено обратить особое внимание. 
Глава Департамента науки и технологий подчеркнул, что в случае накопления в какой-то сфере критической массы новых технологий министерство готово добиваться введения специальных мер для поддержки инноваторов.
– В документах КНТП будут перечислены нормативные правовые акты, технические регламенты, стандарты, которые государство и ФОИВ должны скорректировать, чтобы технология стала востребованной, – пояснил С.Матвеев. – Регуляторные ресурсы сейчас задействованы недостаточно, а ведь они позволяют снимать барьеры и формировать спрос. Хороший пример – закон “Об энергосбережении”.
С.Матвеев рассказал о новшествах в системе экспертизы заявок, подаваемых на конкурсы по приоритетам, и требованиях к индустриальным партнерам, которых научные коллективы привлекают к инвестированию проектов. По его словам, заявки оцениваются по четырем группам критериев: научная новизна и значимость проекта; инновационный рыночный и экономический потенциал ожидаемых результатов; репутация заявителя; качество оформления проекта. 
– Выигрывают те, кто имеют сбалансированные показатели по всем этим направлениям, – подытожил руководитель департамента. 
Он отметил, что на этапе рассмотрения заявок эксперты министерства пристально изучали и выбранных учеными индустриальных партнеров. 
– Отклонялись компании с малым оборотными средствами, – отметил С.Матвеев. – Если оборот фирмы составляет 5 миллионов рублей в год, как она может вложить в проект 30 миллионов? В обещание, что при таких условиях ей дадут кредит, верится с трудом. 
Исключало министерство и индустриальных партнеров, которые из года в год участвуют в конкурсах, но не налаживают выпуск инновационной продукции. 
– Нормальный бизнес должен получить от науки нужный результат, закрепить на него права и развивать производство, – заявил С.Матвеев. – Когда же компания чуть ли не каждый год входит в проект по новому направлению, это чаще всего диктуется не логикой ее развития, а совсем другими причинами.
С.Матвеев напомнил ученым, что их индустриальные партнеры имеют право списать потраченные на исследования и разработки средства в расходы с коэффициентом полтора, уменьшая тем самым базу по налогу на прибыль. 
– Если тратят 20 миллионов, могут списать 30, – конкретизировал он. – Это “живая” глава Налогового кодекса, и нам важно, чтобы производственники начали ее применять. А то мы вносим новые предложения по льготам для высокотехнологичного бизнеса и в ответ слышим: промышленность не использует даже то, что есть. 
Если “виртуальных” индустриальных партнеров министерство не жалует, то добросовестных и перспективных, наоборот, старается привлекать и заинтересовывать. С.Матвеев рассказал о том, что министерство готовится запустить новые конкурсы под задачи наукоемкого бизнеса. Таких задач, ориентированных на создание “сквозных” технологий в рамках приоритетов СНТР, по его словам, предложено уже более двух десятков. Предполагается, что в конкурсные комиссии по этим проектам войдут представители промышленности, а объем бюджетных средств будет определяться в ходе оценки заявок, так как исследователи наверняка предложат многообразные методы решения поставленных проблем и технологии, находящиеся на разных уровнях готовности. 
Для участников ФЦП очень важной оказалась информация о новых подходах министерства к приемке результатов. 
– Минобрнауки рассматривает ФЦП как программу технологического трансфера и в качестве госказчика имеет всего несколько вопросов к исполнителям, а именно: был ли получен новый научный результат, достаточны ли усилия по его правовой охране, обоснованы ли финансовые затраты (действительно ли результат стоил этих денег), – сообщил С.Матвеев. – Все нюансы проекта чиновникам все равно не понять. Мы готовимся упростить формы отчетности. Содержательная деталировка результатов проектов пойдет не через многостраничные отчеты, а через статьи, препринты и патенты.
 Руководитель департамента проинформировал, что глава Минобрнауки Ольга Васильева договорилась с Роспатентом, что это ведомство сократит сроки рассмотрения патентов, полученных по итогам реализации ФЦП ИР и госпрограммы “Развитие науки и технологий”, до четырех-шести месяцев.
– Таким образом, вы в рамках одного этапа сможете выйти на патентную заявку, а мы получим от государственного органа, вписанного в международную систему патентования, объективную оценку новизны вашего результата, его промышленной применимости и инженерного уровня, – сообщил исследователям С.Матвеев. – Потратив 15 миллиардов государственных денег, мы хотим увидеть рост капитализации научных и образовательных организаций, их индустриальных партнеров. Даже если из 15 на баланс попадут только 5, это будет около 10% нематериальных активов, создаваемых в год в Российской Федерации. 
Представитель министерства обратил внимание на то, что в соглашениях с исполнителями проектов ФЦП ИР появился новый пункт, касающийся штрафных санкций. Если коллектив не работал над проектом, договор с ним расторгается, и он должен вернуть полученную субсидию. При этом совершенно другая ситуация должна быть в случае недостижения определенных показателей – как правило, это связано с недостаточным качеством менеджмента. В этом случае министерство полагает возможным требовать возвращения лишь части субсидии. В качестве примера С.Матвеев привел конкурсы на поддержку Центров коллективного пользования и уникальных установок. Основная цель такого рода проектов – развитие научных коммуникаций, привлечение сторонних ученых к работе на современном высокопроизводительном оборудовании. ЦКП грозит расторжение договора, если не достигнут главный показатель – количество партнеров и научных проектов, выполненных на базе ЦКП. В случае, когда исполнитель “не дотянул” по числу статей и патентов, сделанных с использованием его оборудования, он “попадает” на штраф, поскольку плохо управлял процессом и недостаточно работал с пользователями.
Участники встречи задали Сергею Матвееву, главе Дирекции ФЦП ИР Андрею Петрову и ответственному за реализацию программы Магомеду Миннаеву, замначальника Департамента науки и технологий Минобр­науки, множество вопросов, уточняя детали представленных нововведений. Организаторы семинара дали на них подробные ответы и пообещали: если заинтересованное сообщество сформирует список актуальных для него тем, министерство опубликует разъяснения на сайте программы.
Надежда Волчкова
Фото автора

Нет комментариев