Поиск - новости науки и техники

И белое, и черное. Что вместила история Профсоюза РАН?

Четверть века со дня своего основания отметил Профсоюз работников Российской академии наук, объединяющий в своих рядах около 70 тысяч сотрудников академических учреждений по всей стране. Открывая посвященное этой дате заседание Центрального совета, председатель Профсоюза работников РАН Виктор ­КАЛИНУШКИН ­вспомнил основные вехи истории организации. 
Профсоюз РАН был образован в 1992 году путем объединения региональных и первичных профструктур, действовавших в академических институтах и входивших в Профсоюз работников народного образования и науки. Членами этого крупного объединения были не только ученые, но и преподаватели вузов, школ, работники детских садов. Интересы сотрудников Академии наук там были явно не на первом месте, поэтому и решено было создать свою, более эффективную структуру. 
– 90-е годы, когда родился Проф­союз РАН, были чрезвычайно тяжелыми, – продолжил исторический экскурс В.Калинушкин. – Становление организации проходило в условиях, когда на повестке дня стоял вопрос о выживании науки, академии, институтов. Финансирование исследовательской сферы не просто уменьшилось – скукожилось. 
В этих условиях Профсоюз РАН быстро освоил весь арсенал наступательных методов борьбы за права своих членов – митинги, марши протеста и даже голодовку. Многие помнят, как голодал, добиваясь зарплат для своих сотрудников и достойного обеспечения науки, директор Института физики Земли академик Владимир Страхов. Вмес­те с ним голодовку держал и председатель профкома этого института Игорь Науменко-Бондаренко.
По словам В.Калинушкина, основная сложность работы в те годы состояла в том, что государственные чиновники не скрывали своего презрительного отношения к науке. С высоких трибун говорилось, что развитая исследовательская сфера стране не нужна, все необходимые разработки можно купить на Западе.
– Отстаивать права ученых помогали высокая активность профессионального сообщества, энтузиазм профактива, позиция общества, которое было на нашей стороне, – заявил В.Калинушкин. – Нельзя не отметить и работу руководства РАН, которое в тот период многое сделало для спасения науки и институтов. Общими усилиями мы решили главную задачу: сумели в сложное время сохранить потенциал фундаментальной науки, институты, имущество, свели к минимуму ущерб от разрушительных “реформ” переходного периода. Потери, конечно, были огромные, но академическая сфера пострадала не так сильно, как, например, прикладная наука. 
В начале 2000-х годов, как отметил председатель профсоюза, положение стало выправляться, что во многом было связано с улучшением макроэкономической ситуации. Изменилась и позиция руководства страны: разговоры о бесполезности науки прекратились. Финансирование РАН начало расти. При участии профсоюза в академии был проведен пилотный проект по увеличению зарплат ученых, в ходе которого удалось подтянуть до приемлемого уровня оплату труда также и других категорий сотрудников. В это время проф­союз стал уделять больше внимания трудовым отношениям. Кроме того, он как мог защищал и поддерживал ведомственную социальную сферу: медицинские учреждения, оздоровительные лагеря, детские сады. 
В 2010 году на смену светлой полосе в жизни РАН пришла темная. Началось нагнетание негативных настроений в отношении академии. Средства научного бюджета стали перераспределяться в пользу вузов, РОСНАНО, “Сколково”. В академических институтах снова началась борьба за выживание. События 2013 года, когда академию попытались ликвидировать, еще свежи в памяти, как и то, что многие общественные структуры, в том числе профсоюз, встали тогда на защиту РАН и не дали ее ликвидировать. 
– К сожалению, сломанная в ходе “реформ” система управления институтами до сих пор до конца не восстановлена, перестройка продолжается, и это сильно осложняет жизнь ученых, – заявил Виктор Калинушкин.
По его мнению, в нынешних условиях Профсоюз РАН является единственной силой, консолидирующей академическое сообщество, поскольку Академия наук в последние годы лишилась возможности активно участвовать в жизни институтов. Председатель профсоюза выразил надежду, что благодаря активности нового руководства РАН ситуация изменится. 
Профсоюз постепенно меняет атакующий стиль на более спокойный и деловой. На руководящие должности в ФАНО, а недавно и в Минобрнауки пришли люди, нацеленные на развитие исследовательской сферы и ее академического сектора, с которыми можно и нужно искать общий язык и компромиссы, уверены в профсоюзе.
Сегодня организация занимается такими проблемами, как совершенствование системы оплаты труда, разработка профессиональных стандартов, аттестационных и квалификационных характеристик для сотрудников, введение эффективного контракта. К числу серьез­ных достижений последнего времени В.Калинушкин отнес принятие примерного положения о заработной плате, которое благодаря участию профсоюза не ухудшило положение сотрудников. А ведь это вполне могло случиться, так как у сотрудников РАМН и РАСХН оклады были вдвое меньше, чем в РАН. 
Важным элементом профсоюзной активности была и остается также борьба за увеличение финансирования науки. 
 – Потребовалось время, чтобы найти контакт по данному воп­росу с ФАНО, в итоге нам это удалось, – сообщил председатель профсоюза. – Высокую эффективность совместных действий показал нынешний год. Благодаря массовым акциям профсоюза и кропотливой работе агентства удалось получить серьезные дополнительные средства на выполнение “зарплатного указа” президента в 2018 году, что, как мы надеемся, позволит избежать массовых сокращений. Если бюджет фундаментальной науки медленно растет, хотя и отстает от мировых трендов, то финансирование науки в целом, к сожалению, уменьшается. Здесь, как и в вопросах трудовых отношений в исследовательской сфере, нам предстоит еще много работы. 
Немало у Профсоюза РАН и собственных проблем. Членская база организации не растет, все труднее становится привлекать в ее ряды молодежь, общественная активность ученых после подъема в дни борьбы за академию пошла на убыль. Так что, вспомнив на торжественном мероприятии былое и отдав должное ветеранам профсоюзного движения, профлидеры вернулись к обсуждению задач, связанных с профсоюзным строительством, и текущих воп­росов, актуальных для академических институтов.
Надежда Волчкова
Фото Николая Андрюшова 

Нет комментариев