Поиск - новости науки и техники

В зеркале конфликтов

Группа ученых Санкт-Петербург-ского госуниверситета ведет масштабное междисциплинарное исследование “Кривое зеркало конфликта: роль сетевых дискуссий в репрезентации и динамике этнополитических конфликтов в России и за рубежом”. В рамках первого этапа проекта специалисты проанализировали отношение пользователей микроблогов Twitter к резонансным межэтническим столкновениям по всему миру.
На основе постов в микроблогах политологи, медиаисследователи и специалисты по технологиям программирования СПбГУ намерены описать социальные разломы, стоящие за межэтническими конфликтами, и группы пользователей, которые обсуждают их в соцсети.
В качестве кейсов эксперты выбрали целый ряд событий, которые произошли с 2013-го по 2017 годы в разных странах мира. В России они проанализировали реакцию пользователей Twitter на массовые беспорядки в московском Бирюлево, дело няни Гюльчехры Бобокуловой и теракт 3 апреля в метро Санкт-Петербурга. Во французском сегменте микроблогов ученые изучили онлайн-споры, посвященные нападению на редакцию журнала Charlie Hebdo и парижским терактам, а в немецком – новогодним нападениям на женщин в Кёльне.
“На примерах дискуссий вокруг резонансных поводов мы исследуем, как люди реагируют на события, в основе которых лежат фактически неразрешимые противоречия. Мы отслеживаем как бы две параллельные реальности – офлайновую и социальных медиа – и пытаемся понять, повторяют ли столкновения в сетях этапы развития реального конфликта или же происходит наоборот”, – рассказала руководитель проекта профессор СПбГУ Светлана Бодрунова.
Одним из направлений исследования стало изучение реакции в Twitter со стороны официальных органов и служб на внештатные ситуации. Так, в центре сетевых дискуссий по поводу беспорядков в Бирюлево преимущественно находились очевидцы событий – те, кто публиковал сообщения “у нас ОМОН выставляет оцепление”. Тогда как государственные органы, по словам Светланы Бодруновой, попыток активно поучаствовать в онлайн-дискуссии не делали. Однако позже, в 2016 году, в деле Гюльчехры Бобокуловой уже присутствовали твиты информационного характера от МВД.
Молчание со стороны официальных служб наблюдалось в микроблогах после событий в немецком Кёльне. Twitter-аккаунты медиа ФРГ несколько дней молчали, так как в немецких СМИ запрещено упоминать национальность преступника при обсуждении уголовного дела, и пресса находилась в некотором замешательстве. Но в итоге дискуссия показала разделение пользователей на антимигрантски настроенных “простых людей” и тех, кто пытался защитить и понять иммигрантов, – в основном медиа и НКО.
Сильную поляризацию мнений Светлана Бодрунова отмечает и во французских кейсах, в частности, при нападении на Charlie Hebdo. Сразу после атаки на редакцию стремительно набрали популярность два противоположных хэштега: #JeSuisCharlie (“Я – Шарли”) и #JeNeSuisPasCharlie (“Я не Шарли”). Таким образом общество разделилось на сторонников свободы высказывания и тех, кто отстаивал необходимость уважения чужой культуры, говоря о нарушении редакцией границ этики.
При этом эксперты СПбГУ отмечают, что с ростом числа межэтнических столкновений люди научились использовать соцсети, в том числе в качестве оперативного средства связи с согражданами, которые оказались в трудной ситуации. Такие прецеденты можно было наблюдать после первых трагедий во Франции.
“Парижане оставляли в микроблогах адреса, куда можно зайти и спастись, принимали жителей города у себя дома. Для этого существовали специальные хэштеги в Twitter”, – отметила Светлана Бодрунова. В то же время исследователи наблюдают распространение такого явления, как compassion fatigue – “усталость от сочувствия”, когда постоянные новости о терактах и катастрофах становятся “стертой” реальностью, уже не вызывающей сильного эмоционального отклика.
Главный вывод, который ученые сформулировали по итогам продолжавшегося год анализа российского и зарубежного Twitter: политикам и СМИ необходимо разработать стратегии антикризисного поведения в Сети. Кроме того, ученые советуют журналистам более активно прив­лекать лидеров мнений, вовлекать их в дискуссию или инициировать обратную связь.
На следующих этапах проекта исследователи попытаются определить, можно ли снять напряжение между противоборствующими группами и есть ли “примиряющий” потенциал у социальных медиа. Для этого ученые планируют подробно охарактеризовать группы пользователей микроблогов, которые участвуют в обсуждении межэтнических конфликтов, и потенциал их конструктивного взаимодействия.
Пресс-служба СПбГУ 

Нет комментариев