Поиск - новости науки и техники

Разбор разрывов. К доходам вузовских начальников приковано всеобщее внимание.

Свойство системы?
Тема разрыва между уровнями доходов вузовских менеджеров верхнего звена и рядовых преподавателей нынче популярна. То из одного, то из другого вуза доносится ропот возмущения преподавательских масс. То министр образования и науки, то сам премьер затрагивают этот вопрос, выступая с трибуны. Еще в 2005 году на Правительственном часе в Государственной Думе министр образования и науки Андрей Фурсенко отмечал, что «есть случаи, когда ректор получает тысячи долларов, а преподаватель в тех же цифрах, но тысячи рублей… речь идет не только о материальной стороне дела, но и о моральных аспектах проблемы».
Примерно в том же ключе эта тема обсуждается и по сей день.
Если, скажем, сравнить выступление В.Путина на встречах с представителями Российского Союза ректоров в августе прошлого года и феврале этого, увидим, что говорил премьер практически одно и то же, и поручение руководителям вузов давал одинаковое. Его высказывание по этому вопросу, вкратце,  в обоих случаях сводится к трем положениям. Что ректоры, конечно, заслуживают высокой награды за свой напряженный труд и тяжкий груз ответственности. Что, тем не менее, должна быть социальная справедливость, разрыв между зарплатами в 10-15 и более раз недопустим (во сколько более, премьер оба раза предпочел не уточнять). И, наконец, как в первую, так и во вторую встречу, председатель правительства предложил ректорскому сообществу самому выработать необходимые меры для восстановления справедливости.
Вроде бы и верхи хотят (или по крайней мере, периодически декларируют, что хотят), чтобы ситуация изменилась. И низы к этому отчаянно взывают. И ректоры вроде соглашаются на «выработку мер». Почему же ничего не меняется?
И там, и тут…
Примеры можно легко найти в Интернете.
Это и открытое письмо президенту России от преподавателей Дальневосточного государственного технического университета. Приведя данные бухгалтерии (годовой доход ректора А.Фаткулина – 4190889, 63 руб., среднемесячная зарплата «на руки» старшего преподавателя – 14848 руб.), они предложили Д.Медведеву «рассмотреть вопрос о дальнейшем серьезном реформировании системы оплаты труда работников бюджетных учреждений». А именно, «запретить ректорату и бухгалтерам вузов назначать премии и любые другие выплаты самим себе, а проводить их только за подписью вышестоящих структур».  
Это и публичное обличение губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым главы Кемеровского государственного университета Ирины Свиридовой (на конференции регионального отделения партии «Единая Россия» губернатор отчитал ректора  за то, что она получает в 20 раз больше профессора в своем вузе – «наглость, цинизм просто неслыханные»).
Наконец, скандал вокруг ректора  Нижегородского государственного университета (ННГУ) им. Н.И.Лобачевского Е.Чупрунов, который весной прошлого года задекларировал свой годовой доход, когда баллотировался в депутаты Законодательного собрания Нижегородской области»: 13,5 млн.руб. И достаточно многие сотрудники ННГУ вдруг обнаружили, что этот доход превышает их собственный в примерно в сто раз. Разумеется, невыигрышный для кандидата в депутаты факт был тут же использован его политическими соперниками, и выборы ректор проиграл.
Заметим в скобках: пока существует большой дисбаланс зарплат и сохраняется малая прозрачность вузовских бюджетов, подобные факты будут использоваться в политических целях. Так, вскоре после нижегородского случая в мае прошлого года в Москве была организована акция Студенческого Союза за прозрачность вузовских бюджетов. Акция проходила под лозунгом «Воров на нары, студентов – на Канары»; студенты вышли с плакатами с фотографиями ректоров-миллионеров.
Те ректоры задекларировали свои доходы вынужденно.  Интересно, что было бы, если б руководители всех вузов страны сделали то же самое?
Дело было в Нижнем
За развитием ситуации в ННГУ «Поиск» внимательно следил, остановимся на этом случае подробнее.
Вскоре после провалившейся предвыборной компании ректора ННГУ на заседании Ученого совета университета попросил слова член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой квантовой радиофизики  профессор Александр Андронов. Он вслух произнес то, о чем шептались в университете и открыто писали в блогах, дав оценку ситуации: «таких выплат нет ни в одном вузе России», «это не способствует качественному образованию и аморально». Профессор  предложил заслушать отчет главного бухгалтера о расходовании средств университета в 2003-2010 годах, а также  учредить в составе Ученого Совета ННГУ планово-финансовую комиссию, которая должна обсуждать направления и величину расходования зарабатываемых университетом средств, с последующим согласованием с ректором и утверждением на Ученом совете.
В конце мая на новом заседании Ученого совета  ректор выступил с докладом «О принципах стимулирования деятельности профессорско-преподавательского и управленческого состава ННГУ», в котором, частности, рассказал, из чего складывается его доход и как расходуются внебюджетные средства. Для подготовки предложений по совершенствованию материального стимулирования сотрудников была создана специальная комиссия Ученого совета ННГУ. В постановление был также включен пункт «согласовать предоставленную в докладе систему надбавок и доплат, устанавливаемых ректору». Против такого постановления проголосовали двое. В том числе А.Андронов.  
– Мы всех заставляем зарабатывать, приносить деньги в университет, и ректор тут первый среди равных, – прокомментировал Е.Чупрунов те события спустя полгода. – Думаю, что при системе финансирования, что существует в России сегодня, разрыв в доходах и дальше будет увеличиваться. Пример – ННГУ. За 2010 году 81 человек получили более миллиона рублей. В 2008 «миллионеров» было 45. Кстати, недавняя информация: на факультете вычислительной математики и кибернетики появились два ассистента-«миллионера» – активные молодые ребята… И при этом есть преподаватели, которые сидят на «голой» бюджетной зарплате.
– Это проблема даже не университетская, а всего российского общества в целом – дифференциация людей, – считает председатель профсоюзного комитета сотрудников ННГУ,  профессор Александр Мальцев. – На мой взгляд, ситуация в университете отражает ситуацию в стране.  
Все по закону?
Согласно постановлению правительства РФ №583 “О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных учреждений…» от 5 августа 2008 г. зарплату ректорам назначает министерство, зарплату сотрудникам вузов – ректор. При этом размер фонда заработной платы увеличился всего на 10%.   
– Если раньше, когда действовала единая тарифная сетка, было четко прописано соотношение между зарплатами сотрудников разных уровней, сейчас разрядов нет, привязаться не к чему, разрыв в зарплатах с государственного уровня не регламентируется. Основная базовая зарплата очень низкая, – поясняет Александр Мальцев. – В любой цивилизованной стране общество как-то договаривается о соотношении минимальной и максимальной зарплаты людей, работающих в одной организации, потому что в ее успех вкладываются все. Существующий разрыв в доходах спровоцирован и министерством. Оно назначает зарплаты, которых, по его мнению, достоин ректор, но не принимает во внимание величину базовых бюджетных зарплат. Его политика сегодня – заплатить менеджерам, которые всех остальных заставят работать и приносить деньги. К тому же зарплата вузовских администраторов сегодня привязывается к зарплате ректора. А надо бы ее привязать к зарплате доцента, профессора – тех, кто учит студента.
Напомним, что по существующим нормам зарплата ректора не может превышать средний размер зарплаты ППС более чем в 5 раз. Однако понятие «средняя зарплата» весьма лукавое: с учетом зарплат вузовских менеджеров высшего звена эта «средняя» оказывается намного выше той, что получают рядовые сотрудники, везущие воз учебной работы: читающие лекции, проводящие семинары…
Таким образом, большой разрыв заложен уже в базовые оклады ректора и рядовых преподавателей. Но есть еще гранты, доход от хоздоговоров,  надбавки из внебюджетных средств. Разрывы в доходах становятся еще больше.  
В самом проигрышном положении сегодня оказались преподаватели кафедр фундаментальных дисциплин  – физики, математики… На февральской встрече с премьером президент РСР Виктор Садовничий, приведя в пример кафедру матанализа МГУ, напомнил, что преподаватели там читают только основной курс, фундаментальный, они не приспособлены к работе с промышленными предприятиями, например. «Таких людей обязательно надо поддерживать за счет и государственных средств, и средств самих вузов, – подчеркнул ректор. – Кстати, в МГУ и СПбГУ это делается».  
К справедливости
По итогам последней встречи с ректорами премьер В.Путин подписал Перечень поручений, согласно которому Российский Союз ректоров совместно с профильными министерствами должен подготовить предложения «по обеспечению прозрачности системы оплаты труда ректоров федеральных вузов, предусматривающие единые принципы и подходы». Эти предложения должны также учитывать «уровень средней заработной платы профессорско-преподавательского состава» и предложения «по поддержке молодых преподавателей и молодых ученых, в целях обеспечения академической мобильности и решения проблемы нехватки молодых высококвалифицированных научно-педагогических кадров».
Выступая на итоговой коллегии Минобрнауки РФ 18 февраля, В.Садовничий, предложил вместо понятия «средняя зарплата ППС» использовать другой показатель – «медиану»: половина коллектива вуза имеет доход выше ее значения, половина – ниже. Тогда справедливость восторжествует: «медианный подход», считает президент РСР, позволит коллективу «чувствовать себя достойным». В.Садовничий привел в пример МГУ: «Показатель средней зарплаты по основному персоналу у нас приличный,  самый большой по Москве – 52 тыс. А медиана – меньше 30 тыс. Если же посмотреть на другие вузы, где не так много грантов – там медиана может быть и 17, и 13 тысяч». Ректор МГУ предложил именно медианное значение доводить до средней по региону зарплаты.
Это первый путь решения «зарплатного вопроса». Остается и второй: поощрение инициативных, тех, кто зарабатывает гранты, стремится что-то сделать. «Я бы даже здесь еще дальше пошел, – признался Виктор Антонович. – Надо дать право ученому сформировать коллектив для выполнения своего задания, из любых ученых любых университетов, не обязательно своего, как делается в Америке. Если выполнил – поощрить. Это новый путь организации науки».
Академический рецепт
– Обеспокоенность вузовским скандалом побудила оглядеть и академическое хозяйство, – говорит заместитель председателя профсоюзов работников РАН, председатель Совета Нижегородской региональной (территориальной) организации профсоюза Вячеслав Вдовин. Он же – ведущий научный сотрудник Института прикладной физики РАН (Нижний Новгород)и один из руководителей лаборатории криогенной наноэлектроники Нижегородского государственного технического университета. – Анализ показал, что дисперсионная характеристика в РАН в разы симпатичнее вузовской. Во-первых, благодаря пилотному проекту 2006-2008гг. уровни доходов сотрудников РАН стали выше доходов вузовских работников с аналогичной квалификацией. А вот аппетиты даже самых титулованных представителей директорского корпуса оказались скромнее. Тем не менее, средняя зарплата в академии не дотягивает до евростандарта. Вместе с тем, немало людей в РАН имеют доход, превышающий тот, что соответствует их квалифицикационному уровню в Европе. Очевидно, что признать это нормальным нельзя.
 По мнению В.Вдовина, в стране сегодня всего хватает – и предложений по исправлению ситуации, и разумных людей, и даже денег (мега-гранты, Сколково, другие федеральные программы – тому подтверждение). Главная проблема в том, что реальный доход ученого в России сегодня определяется не законом, а, главным образом, степенью близости к источнику финансирования – наряду с такими важными факторами, как квалификация и результативность, а зачастую даже превосходя их.
Что делать?
– Прежде всего, нужно законодательно заключить доходы ученых в принятую в Европе вилку от 2 до 7 тысяч евро. Далее ограничить возможности совмещения прогрессивной шкалой налогообложения при наличии второго-третьего места работы, как на Западе. Конечно, первое может оказаться сложным и затратным, второе – непопулярным, поэтому для начала нужно по примеру наших госчиновников и американских университетов обеспечить полную прозрачность финансов вузов и НИИ,  а также доходов лиц, получающих в них зарплаты. Все же граждане вправе знать, куда идут их налоги или прямые платежи за образовательные услуги вузу.
Вопрос разрыва зарплат в научно-образовательной сфере на самом деле прост. И то, что он до сих пор не решен, свидетельствует лишь об отсутствии политической воли его решить.

Наталия БУЛГАКОВА

 

Нет комментариев