Поиск - новости науки и техники

Вместе навеки. Сегодня, как и 130 лет назад, первым лицам государства не обойтись без службы охраны.

Трагическое событие, произошедшее в Санкт-Петербурге 1 марта 1881 года, потрясло Россию: взрывом бомбы был убит император Александр II. Со времени страшного теракта отсчитывает свою историю образованная в том же году Собственная Его Императорского Величества охрана. Сегодня эти функции выполняет Федеральная служба охраны РФ. Истории первой в стране спецслужбы посвящена выставка “130 лет Государственной охране России”, открывшаяся 15 марта в Выставочном зале федеральных архивов для свободного доступа. Сделать краткий экскурс в историю службы и представить экспозицию выставки “Поиск” попросил одного из ее организаторов, советника директора ФСО, профессора Сергея Девятова.

– Начну издалека. В период раздробленности Руси князей охраняла малая дружина. С образованием государства отвечать за безопасность царя стали стрельцы (специальным указом им выделялись земли вокруг Кремля, чтобы удобнее было нести караульную службу). Едва ли не впервые обязанности охраны были подробно прописаны в Соборном уложении 1649 года царя Алексея Михайловича. В 60-е годы XIX века в Российской империи отмечался резкий рост политического террора, развязанного народовольцами. Их целью были венценосные особы и сам император. На момент гибели Александра II (а на него покушались не раз) за его безопасность отвечал конный СЕИВ конвой (“Собственный Его Императорского Величества Конвой”). В момент опасности ему предписывалось любой ценой спасти царя: увести с места покушения, закрыть в случае необходимости собственным телом. “Железное” это правило было нарушено напрочь.
Первый взрыв на канале Грибоедова (где стоит храм Спаса на крови) лишь повредил карету да ранил нескольких конвойных и прохожих. Император велел остановиться: хотел увидеть, есть ли пострадавшие. И начальнику государевой выездной охраны, всего-то в звании капитана, пришлось выяснять отношения ни больше ни меньше, как с санкт-петербургским полицмейстером полковником Дворжецким. Первый, отвечая за безопасность царя, требовал немедленно его увезти, второй приказывал не перечить монаршей воле и оставаться на месте. Время было потеряно: прогремел второй взрыв – бомба разорвалась прямо у ног царя.
Русское общество было в шоке: покушения случались и раньше, но гибель государя потрясла всех. Практически сразу же на имя будущего императора Александра III направляются докладные записки с предложениями создать единое ведомство, отвечающее за безопасность высших лиц. И 3 сентября 1881 года появился Указ государя об образовании Собственной Его Императорского Величества охране.
– И как изменилась жизнь царя-батюшки?
– Она чрезвычайно осложнилась. Охрану увеличили (ее нес уже не пехотный батальон, а полк), включив в нее самые разные подразделения. Реформировали дворцовую полицию, появились специальный железнодорожный полк, собственный СЕИВ гараж (1907 год) и даже система противовоздушной обороны над дворцом. Как только с началом Первой мировой войны возникла угроза нападения с воздуха, были выработаны меры защиты. Пулемет “Максим” сделали счетверенным, с автономной подачей патронов к каждому стволу. Своего рода зенитная установка.
– Верно ли, что до убийства Александра II цари подчас легкомысленно относились к собственной безопасности. Будто бы современники видели Николая I в офицерской шинели, гуляющего без охраны по Дворцовой набережной?
– Да, было такое. Это было характерно и для Николая I, и для его старшего брата Александра I. Их видели и в Летнем саду, правда, в сопровождении адъютантов. Удивляться этому не стоит. В то время никому и в голову не могло прий­ти, что можно покуситься на жизнь помазанника божьего – государя-императора. Сдвиг в сознании произошел позднее, в 1860-е годы, после смерти Николая I и распространения индивидуального террора.
– В дальнейшем были попытки покушения на императоров?
– Да, попытки предпринимали и анархисты, и социал-революционеры. Но в России и за рубежом существовала обширная агентурная сеть. Скажем, в Париже, центре русской эмиграции, велся политический сыск за революционерами, в случае необходимости донесения передавались службе охраны. И с тех пор как она была создана, ни одного покушения, ставящего под угрозу жизнь императора, не было. Чего не удалось предотвратить, так это событий 1917 года, но это уже другая история.
– Как была организована служба охраны при советской власти?
– Сразу после революции старая система была сломана. Вначале она просто не существовала, но в силу необходимости ее пришлось возродить. Вожди революции не могли спокойно работать из-за нахлынувшего в Смольный потока посетителей. Толпы солдат и матросов буквально заполнили коридоры. Пришлось наводить порядок: назначили коменданта Смольного – матроса балтийского флота Павла Малькова, у кабинета и квартиры Ленина выставили часовых. Но выездной охраны не было, поэтому ничто не помешало группе офицеров обстрелять машину Ленина во время его поездки по Питеру в январе 1918 года. Офицеры решили, что таким образом можно покончить с революцией в России, но Ленина прикрыл собой швейцарский социал-демократ Фриц Платен (он был ранен). И после переезда в Москву личной охраны у Ленина не было, ему и водителю лишь выдали пистолеты.
– Известно ли, кем была стрелявшая в Ленина Фанни Каплан?
– Покушение 30 августа 1918 года странное и с точки зрения его организации, и с точки зрения расследования. Как террористка узнала, что Ленин выступит на заводе Михельсона, если решение об этом приняли всего за несколько часов до этого? Почему вождя не охраняли, ведь уже произошло убийство Урицкого в Питере студентом политехнического института? Да, поездка на завод вызвала опасения в Кремле, но Ленин все же туда отправился. Закончив выступление, он пошел к машине – и Каплан беспрепятственно в упор выстрелила в него четыре раза. Два выстрела оказались точными (пули были обработаны ядом). Каплан практически сразу же арестовали и доставили в ВЧК на Лубянку. Начали допрос, но закончить не успели: от Свердлова пришло распоряжение немедленно доставить Каплан в Кремль. Несколько дней она находилась под охраной латышских стрелков. А следствие так и не провели – все следили за состоянием Ленина. Он быстро пошел на поправку, и по команде Свердлова Каплан расстреляли. Кто стоял за покушением, так и не выяснили. Возможно, оно стало следствием борьбы за власть в большевистском руководстве. Свердлов в нем был очень заметной фигурой, недооцененной и сегодня.
– Обратимся к выставке, как родилась ее идея?
– До 1991 года государственная охрана была возложена на девятое управление КГБ – структуру предельно закрытую. Но возникли новые реалии, и пять лет назад, когда праздновалось 125-летие ФСО России, было решено организовать в Кремле выставку, предназначенную для наших сотрудников. Она рассказывала, как шло становление службы, как закладывались ее традиции. Экспонатов было очень много, их отобрали из нескольких музеев – Эрмитажа, Царского Села… Например, Эрмитаж предоставил посеченный осколками мундир Александра II, который был на нем в день гибели.
Экспозиция пользовалась большим успехом, мы посчитали, что она представляет интерес для общественности, и перенесли ее в Выставочный зал федеральных архивов. Посетителей было много, отклики сплошь положительные, и спустя пять лет, к 130-летию службы, выставку решили повторить, добавив новые экспонаты: редкие фотографии, архивные документы, более 40 вышедших за это время книг. Многое посетители увидят впервые, например чертежи маскировки Московского Кремля в 1941 году, подготовленные группой архитектора Б.Иофана, карту с отметками попадания немецких авиабомб. Приводятся малоизвестные широкой общественности эпизоды деятельности государственной охраны.
Мы хотим, чтобы посетители, а не только наши сотрудники, узнали историю службы охраны и могли гордиться ею. Ведь после гибели Александра II, в период советской власти и в наше время, все попытки покушений оказались неудачными.
– Расскажите об этих случаях.
– В 1942 году на Красной площади была обстреляна правительственная машина – террорист предполагал, что в ней едет Сталин. Но в ней был Микоян, и он не пострадал. Человека арестовали, хотя он отстреливался. Выяснилось, что за ним никто не стоял, что мстил он за свою раскулаченную семью. В 1943 году в Германии сделали уникальный реактивный гранатомет, компактный и незаметный. Он предназначался для поражения бронированной машины Сталина. Но информация о диверсантах вовремя поступила в Москву, и их успели обезвредить.
В 1969 году некто Ильин обстрелял машину с космонавтами, когда кортеж поворачивал в Кремль у Боровицких ворот. Видимо, Ильин принял космонавта Берегового за находившегося в Кремле Брежнева. Водитель Жарков вывел головную машину из-под обстрела, но погиб. Ранен был и один из мотоциклистов.
Замечу, что с терактами против первых лиц государства сталкиваются многие страны. Горький опыт имеют США, Израиль, даже тишайшая Швеция.
Есть страны, где действуют тотальные методы охраны, как в Северной Корее. Чуть ли не все население страны подозревается в злом умысле. Но это исключение, в цивилизованных странах перед охраной такие задачи не ставятся. Все службы мало чем отличаются – придумать что-нибудь сверхоригинальное практически невозможно. Но у ФСО есть выигрышная особенность: это доскональная проработка всех деталей и буквально каждого эпизода при проведении охранных мероприятий.
– В прошлом году произошел инцидент с машиной американского президента. Это видели телезрители: на выезде из здания посольства бронированный президентский “кадиллак” буквально сел днищем на “лежащего полицейского”. Охране, наверное, досталось за этот ляп?
– Традиционно мы не комментируем работу коллег.

Юрий Дризе
На картине въезд
Александра II в Московский Кремль. 1856 год.

Нет комментариев