Поиск - новости науки и техники

Общий код. Программисты всех стран соединяются.

Начало зимы отмечено важным научным событием в области системного программирования – в здании Президиума Российской академии наук состоялась вторая открытая научно-практическая конференция ИСП РАН имени В.П.Иванникова, ISPRAS Open 2017. Масштаб этой встречи сложно преувеличить: она собрала ученых, разработчиков не только из России, но и из многих других стран. Инициатор и организатор конференции – Институт системного программирования им. В.П.Иванникова РАН, занимающий одну из лидерских позиций в отечественной IT-отрасли. Участникам продемонстрировали новейшие разработки института, технологии и программные продукты, уже внедренные в производство в нашей стране и за рубежом. О конференции и ее перспективах, системном программировании, будущем российской IT-отрасли мы задали вопросы члену-корреспонденту РАН директору ИСП РАН Арутюну АВЕТИСЯНУ.

– ISPRAS Open вызвала интерес у специалистов в области системного программирования. Можно ли сказать, что мероприятие завоевало свое место под солнцем? Как вы оцениваете его перспективы? 
– Даже за один прошедший год виден прогресс: конференция вошла в список мероприятий, поддерживаемых мировым IT-сообществом IEEE (мировое профессиональное сообщество по развитию технологий, насчитывает 420 000 членов по всему миру). Очевидный шаг вперед – публикация ее материалов в Web of science. При этом критерии их отбора стали намного жестче. Из почти 100 поданных статей мы утвердили в качестве докладов 45, и только 23 из них были приняты к публикации в материалах конференции. 
ISPRAS Open будет расширяться, появятся новые темы, специализированные семинары. Я надеюсь, что конференция станет важной площадкой для обсуждения проблем и результатов в области системного программирования, а выступление на ней будет мерилом качества и уровня выполненной научной работы. Разумеется, самое важное, чтобы вокруг нее возникло сообщество, некая экосистема заинтересованных в дальнейшем развитии отрасли ученых, коллективов, научных институтов. 
– По программе конференции на этот год заметно, что число “внешних” докладов стало больше, чем выступлений специалистов ИСП РАН. Почему? 
– Мы изначально поставили цель снизить долю докладов от нашего института до 15-20%. Потому что это не конференция ИСП РАН и для него – это площадка для всей страны, для всех, кто работает в этой области. То, что уже сейчас ситуация складывается таким образом, очень хорошо. 
Необходимо сформировать экосистему, которая будет помогать консолидировать усилия, и создать “критическую массу” специалистов в нашей области. Естественно, им необходима среда для общения, где они могли бы неформально обращаться друг к другу и получать обратную связь, делиться чем-то своим. А конференция должна быть площадкой, элементом такой экосистемы, куда можно всем приехать и в одном месте в одно время обсудить все эти вопросы. Здесь можно показать наш уровень развития технологий, сравнить, понять, куда идти, где узкие места, получить отклик лучших научных групп. 
– То есть речь идет об объединении отрасли системного программирования вокруг этого события? 
– В целом объединение отрасли – вопрос сложный, потому что никто не отменял вопросы конкуренции в бизнесе и научного соперничества. И конференция этой задачи, конечно, не разрешит. Да она и не ставится. Но постепенно определенные подвижки в этом направлении происходят. Так, на нашей конференции OS DAY, проходившей в мае, участники согласились, что координация действий необходима, приняли резолюцию о необходимости создания комплексной программы исследований и разработок в области системного программирования и информационной безопасности. 
При этом компании, включившиеся в программу, подчеркну, конкурируют друг с другом. Но технологии достигли такого уровня развития, когда работа поодиночке не окупает себя. Не имеет большого значения, может компания освоить проект, за который она взялась, или нет, – важнее то, что не имеет смысла тратить такие ресурсы для выполнения задачи. Причем это – тенденция, характерная не только для России, она имеет место и на Западе, там ситуация точно такая же.
Сотрудничество становится выгоднее. В результате очень многие вещи делаются вместе. Это одна из причин такого явления, как открытый код. Ведь главный вопрос, стоящий перед высокотехнологичным бизнесом, – как правильно разделять ресурсы и риски? Потому что риски в этой отрасли настолько большие, что можно в результате потерять компанию. И примеров, когда компании, даже крупные, исчезали бесследно, история знает немало. Открытый код позволяет разделять риски со всем миром и пользоваться ресурсами, которых у тебя самого нет. То есть если ты ошибаешься, то вместе со всеми. В результате технологии перестают зависеть от одной компании. Это, в частности, позволяет ограниченными ресурсами решать проблему технологической независимости как на уровне компаний, так и на уровне государств. 
– Именно поэтому конференция вошла в списки мероприятий под эгидой IEEE? 
– Поддержка IEEE делает ее более значимой на мировом уровне. Такое сотрудничество необходимо. Причем нацеленное на трансфер знаний и технологий в страну. Без правильной организации международной кооперации развитие технологий в стране будет сдерживаться нехваткой ресурсов, и наши результаты будут менее конкурентоспособными. Это очевидно. Потому что даже один параметр – объем кода (сотни миллионов строк кода) – это очень серьезно, и без сотрудничества развивать ПО и вносить в него инновации невозможно.
Если мы представим себе, что закрыли границы, мы, конечно, потратив несколько лет, добьемся результата, и, я уверен, достойного, но чего это будет стоить? Поэтому мы должны развивать международную кооперацию. При этом, безусловно, у нас должны быть своя воля и понимание, куда мы движемся, чего хотим. 
– И чего мы в конечном счете хотим?
– В первую очередь – обеспечить ускоренное развитие кадрового потенциала и технологий. Альтернативы нет. Но необходимо осознавать, что нужно в это вкладываться, что силами одной компании ничего не сделать. Нужны устойчивые модели долгосрочного развития, например, частно-государственное партнерство. Развитие технологий не должно зависеть от сиюминутной рыночной конъюнктуры, и они должны развиваться в долгосрочной перспективе. Все, что зависит от нашего института, мы делаем, но этого, разумеется, недостаточно, нужны совместные усилия в масштабах страны.
– На конференции вы говорили о том, что отрасли не хватает высококвалифицированных IT-кадров. Как с этой проблемой справляется ИСП РАН? 
– Сегодня кадры – действительно наше все. Для решения серьезных задач нужен “интеллектуальный спецназ”. А чтобы его создать, необходим поток талантливой молодежи. В нашем случае это три кафедры института – в Физтехе, МГУ и ВШЭ. 
А еще не обойтись без потока правильных проектов. Потому что проект – это не только деньги, но еще и обратные связи, без которых невозможно создавать конкурентоспособные технологии. Удержать специалистов нельзя только деньгами, нужно еще, чтобы поставленные задачи были интересны и привлекательны: элита требует специального фронта работ.
И, вне сомнения, необходимы история, научная школа. Тогда на выходе мы получаем и новые технологии, и кадры. Не получится отдельно развивать образование, отдельно проводить научные исследования – должно быть комплексное решение вопроса. 
Талант, правильные задачи, исторический бэкграунд и текущие знания – в этом залог успеха. Нужно к этому добавить только немного “соли” – морально-этические устои, традиции, дух. То, о чем я говорю, – стандартная модель подготовки элитарных кадров и развития технологий. Мы ее называем “физтеховской”, но вообще в разных формах она воплощена во всех элитарных университетах и академиях мира. В нашей стране исторически эта миссия в основном была возложена на Академию наук, и наш институт является классическим примером.
– Этим летом ИСП РАН получил новое имя в честь своего основателя академика Иванникова. Это как-то повлияло на жизнь института?
– Все получилось само собой. Институт создал Виктор Петрович Иванников. Подавляющее большинство сотрудников – его ученики. Когда Виктора Петровича не стало, это было шоком для нас всех. Но почти сразу же ко мне стали подходить сотрудники и даже студенты с идеей о переименовании. А дальше это превратилось в органичный процесс – редкое явление, когда и сотрудники института, и руководство РАН (отделение математики и Президиум), и ФАНО выступили полностью единодушно. Все понимают, что это не просто дань уважения памяти ученого. Важнее, что это – некое доверие нам, молодым, его ученикам. Виктор Петрович был капитаном, который вел институт, как корабль, из прошлого в будущее. И продолжение пути дальше под его именем – залог наших успехов. Это духовная поддержка для нас всех, наше знамя. 
Сергей КОРМИЛИЦЫН
Фото ИСП РАН

Нет комментариев