Поиск - новости науки и техники

Юбилей РФФИ: В основе – свобода.

К своему двадцатилетию Российский фонд фундаментальных исследований подходит с новым уставом. Этот документ утвержден Постановлением Правительства РФ №133 от 15 февраля 2012 года. В фонде довольны прежде всего тем, что устав унаследовал от своего предшественника такой важнейший принцип, как свобода научного творчества.
Понятно, что устав федерального государственного бюджетного учреждения, каковым теперь является РФФИ, представляет собой продукт  компромисса между научным сообществом и правительством, которое выступает учредителем фонда. Как в РФФИ оценивают качество этого продукта? Какие изменения в деятельности фонда могут произойти в связи с принятием нового основного документа? На вопросы “Поиска” ответил ответственный секретарь РФФИ, председатель Уставной комиссии, член­-корреспондент РАН Вадим ШАХНОВ.

­ – Вадим Анатольевич, расскажите, пожалуйста, как проходила работа над уставом?
– Этот документ рождался долго и трудно. Необходимость его подготовки диктовалась требованиями законов о новых бюджетных организациях (ФЗ №83, 2010 год) и о научных фондах (ФЗ №249, 2011 год). Решением бюро Совета РФФИ в сентябре 2010 года была образована комиссия по созданию нового устава, и мы начали готовить его новую версию. За основу был взят прежний проверенный временем вариант, но очень многие формулировки пришлось переработать. Предложения по содержанию устава имели право вносить все члены Совета фонда, и многие этим правом воспользовались. Рабочие редакции устава неоднократно рассматривались на заседаниях бюро Совета. Наконец в мае 2011 года проект, составленный с учетом всех высказанных замечаний, был утвержден Советом фонда и передан на согласование в Минобрнауки и в Правительство РФ. Казалось бы, работа сделана. Но не тут-то было. Пришлось провести более десятка согласительных совещаний на различных уровнях и в разных ведомствах, чтобы найти формулировки, позволяющие законодательно закрепить все то, что было наработано фондом за последние 10 лет. Иногда приходилось доказывать вещи, для нас очевидные.
К счастью, мы встретили понимание и поддержку специалистов Минобрнауки, профильных комитетов Совета Федерации и Госдумы. Так получилось, что с момента утверждения Советом РФФИ первой редакции устава до выхода постановления правительства прошло ровно девять месяцев. Можно сказать, он появился на свет в положенный срок, как выношенное дитя.
– Одно время в научном сообществе распространялся вариант устава, согласно которому РФФИ должен финансировать только фундаментальные исследования, способствующие реализации приоритетных направлений науки и развитию критических технологий модернизации экономики России. Опасность сужения поддерживаемой фондом тематики действительно существовала?
­ – Такие предложения поступали, и именно они стали предметом пересудов в СМИ летом прошлого года. Но нам удалось отстоять основные принципы работы РФФИ, в частности идею свободы научного творчества. Хотя, учитывая, что финансирует фонд государство, формулировку о цели и предмете деятельности РФФИ пришлось подкорректировать. В соответствии с новым уставом, фонд занимается поддержкой фундаментальных научных исследований, “выполняемых юридическими и физическими лицами и способствующих реализации государственной научно­-технической политики”.
– Какие еще принципиальные изменения внесены в утвержденную правительством версию устава?
­ – Новый устав, конечно, отличается от предыдущего, принятого в марте 2001 года. Но я бы не стал называть эти отличия принципиальными. Мы постарались просто более четко прописать права и обязанности фонда, чтобы, с одной стороны, “легализовать” накопившиеся за 10 лет работы позитивные изменения, и с другой – обеспечить условия для реализации наметившихся тенденций.
Так, в уставе появились пункты, определяющие функции экспертных советов. Говорится о том, что они не только осуществляют экспертизу научных проектов, но и разрабатывают рекомендации, касающиеся объема финансирования грантов и порядка проведения конкурсов. Таким образом мы закрепили сложившуюся и, как оказалось, очень полезную практику. Кроме того, некоторые функции, выполнявшиеся ранее Советом фонда, переданы бюро Совета, что, безусловно, повысит оперативность принимаемых решений.
А вот новация, связанная с поддержкой РФФИ не только юридических, как это было раньше, но и физических лиц, требует дополнительной разработки, прежде всего подготовки регламентирующих документов. Следует отметить, что поддержка физических лиц осуществляется фондом постоянно путем выделения грантов отдельным ученым для проведения исследований, написания трудов, командировок на научные мероприятия в стране и за рубежом. Но финансовые средства в соответствии с действующим законодательством направляются в организации, где работают грантодержатели. Как только будет разработана необходимая законодательная база, фонд сможет работать напрямую с физическими лицами.
– Важное отличие нового документа, на которое нельзя не обратить внимания, ­ увеличение числа конкурсных программ.
– Да, в старом уставе было определено шесть видов конкурсов, а в новом их уже одиннадцать. Появились такие направления, как фундаментальные научные исследования, проводимые молодыми учеными; программы по стабилизации научных коллективов и закреплению в них молодых ученых; ориентированные фундаментальные исследования, в том числе междисциплинарные; осуществление регионального и международного научного сотрудничества; информационное обеспечение фундаментальных научных исследований, включая финансирование подписки на зарубежные электронные издания в интересах российских ученых.
– Как именно фонд собирается содействовать стабилизации научных коллективов?
– Все гранты РФФИ так или иначе решают указанную задачу. Какие-то дополнительные средства могут быть направлены также на привлечение и закрепление в научно­образовательных структурах молодых российских ученых и исследователей из стран СНГ. Мы с благодарностью примем конкретные предложения по этому вопросу от научной общественности, а затем подготовим необходимые регламентирующие документы. Не думаю, что это займет много времени.
– Конкурсов стало больше, но при этом исчезли полюбившиеся ученым гранты, способствующие обеспечению научной мобильности. Вы, наверное, знаете, что инициативная группа проводит сбор подписей под обращением к Владимиру Путину и в Совет РФФИ, в котором выражается протест в связи с отменой фондом так называемых трэвел­-грантов. Как руководство РФФИ относится к этой акции?
– Приятно, конечно, что научная общественность так пристально следит за всеми происходящими в фонде изменениями. Уверен, что Совет РФФИ всесторонне рассмотрит аргументацию ученых, требующих возврата трэвел-­грантов. Но я хотел бы отметить следующие моменты. В варианте устава, одобренном Советом фонда в мае 2011 года, конкурс по поддержке участия российских ученых в научных мероприятиях за рубежом присутствовал. На его отмене под предлогом “нерационального использования средств” настаивали проверяющие и руководящие организации. Учитывая складывающуюся ситуацию, Совет РФФИ на своем декабрьском заседании исключил этот вид конкурса из программы 2012 года. При этом было принято решение предусмотреть зарубежные командировки в заявках на проведение инициативных исследований, увеличив сумму средств, выделяемых на каждый грант.
На мой взгляд, это вполне логично – поддерживать поездки на конференции, соответствующие тематикам инициативных проектов РФФИ. Для многих участников наших программ это большой плюс, поскольку теперь на такие командировки не надо получать отдельный грант, а значит заполнять лишние бумаги. Нет ничего плохого и в том, что право решать, как тратить выделяемые средства, предоставляется руководителям проектов.
Хочу подчеркнуть, что для научной молодежи трэвел-­гранты сохранены. Бюро Совета фонда на своем февральском заседании постановило в рамках такого разрешенного уставом направления деятельности РФФИ, как “фундаментальные научные исследования, проводимые молодыми учеными”, организовать конкурс “Научные проекты участия молодых ученых в международных конференциях”.
– А вот “взрослые” ученые теперь, скорее всего, откажутся от поездок на зарубежные конференции за счет средств РФФИ, ведь размер гранта, даже с учетом предполагаемых целевых добавок, останется, мягко говоря, небольшим.
– Мы все же надеемся, что правительство сдержит свое обещание и увеличит финансирование РФФИ со следующего квартала. Тогда размер гранта вырастет существенно, а его руководитель будет иметь больше возможностей расходовать средства по своему усмотрению.
– В прежнем уставе закреплялось право РФФИ участвовать в формировании государственной научно­технической политики в области фундаментальных исследований, а в новой редакции к этому добавилась еще и инновационная деятельность. Что означает это изменение?
– Это определенное расширение области деятельности фонда. Фундаментальные исследования нередко заканчиваются результатами, которые могут быть коммерциализированы. Поэтому РФФИ должен иметь возможность влиять и на выработку курса развития инновационной сферы. Кстати, наши конкурсы – ориентированных фундаментальных исследований и по соглашениям с государственными корпорациями – имеют серьезную инновационную составляющую.
– У вас не вызвал проблем переход фонда в новую правовую форму – федеральное государственное бюджетное учреждение?
– Никаких сложностей не было. Наоборот, с утверждением нового устава появился четкий механизм финансирования грантов. На ближайшем заседании Совета фонда в конце марта будут подведены итоги основных конкурсов 2012 года, после чего начнется подготовка и подписание договоров, а потом выплата выделенных по грантам средств.
– При знакомстве с новым уставом бросается в глаза тот факт, что много функций по управлению РФФИ теперь передано правительству. Не является ли это покушением на принцип самоуправления, который всегда лежал в основе деятельности фонда?
– Правительство как учредитель РФФИ действительно взяло на себя много полномочий. Нам казалось, что логичнее было бы оставить за ним основные моменты – утверждение устава, назначение председателя и директора фонда, а остальные передать Минобрнауки, Минэкономразвития, Минфину. Но решено было по-­другому. Это, конечно, не покушение на права фонда: учредитель имеет все основания осуществлять прописанные в уставе полномочия. Но работать нам будет теперь сложнее. Сначала придется согласовывать все вопросы, касающиеся распоряжения имуществом и денежными средствами, составления и утверждения отчета о результатах деятельности РФФИ и так далее, с министерствами, а потом выходить на правительство и ждать его решений.
– В уставе появилось довольно много положений по обеспечению прозрачности работы РФФИ. Теперь вы должны публиковать на своем сайте в открытом доступе не только информацию об условиях конкурсов, но и данные о поступивших проектах, аннотации заявок победителей, отчеты о реализации проектов. В каком виде это будет делаться?
– А еще новый устав требует сообщать на сайте о распределении финансовых средств по направлениям деятельности РФФИ. Как преподносить эту информацию? Публиковать ли все десятки тысяч приходящих на конкурсы заявок? Что включать в отчеты по проектам? Эти вопросы нам еще предстоит решить. Аппарат фонда разрабатывает механизмы обеспечения всех прописанных в уставе положений по открытости РФФИ, что является частью ведущейся сегодня деятельности по обновлению порядка организации конкурсов и других регламентов. А правительство, со своей стороны, должно выпустить правовые акты, закрепляющие конкретные решения по осуществлению им полномочий учредителя РФФИ.
– Мы говорили об отдельных новациях устава. А в целом вы им довольны?
– Конечно! Ведь он – плод нашего труда. Всех, кому дорог фонд, особенно порадовало появившееся в уставе положение о том, что РФФИ относится к наиболее значимым учреждениям науки. Это очередное подтверждение того, что РФФИ – многоплановая, системная единица сложного и высокоорганизованного механизма, который называется “российская наука”. Но почивать на лаврах нам некогда. Надо засучить рукава и впрягаться в работу: в связи с принятием нового устава нас ждет много дел.

Беседу вела Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев