Поиск - новости науки и техники

Ценность акцентов. Многообразие моделей НОЦ – неожиданный эффект программы.

Национальный фонд подготовки кадров (НФПК) – аналитическая дирекция ФЦП “Кадры” по трем направлениям: проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров – НОЦ (мероприятие 1.1), коллективами под руководством приглашенных исследователей (1.5), организация научных конференций и школ (2.1). В конце 2011 года завершилась первая волна проектов НОЦ по государственным контрактам, заключенным на старте программы в 2009 году. Сегодня специалисты НФПК делают первые выводы о результативности тех трехлетних проектов. Какие именно? На вопросы корреспондента “Поиска” отвечает исполнительный директор НФПК Ирина АРЖАНОВА.

– Сначала уточним: какие функции выполняет аналитическая дирекция программы?
– Мы не занимаемся подготовкой и проведением конкурса, экспертизой конкурсных заявок. Но как только по итогам конкурса определены победители, НФПК вступает, осуществляя, во-первых, заключение с ними контрактов и, во-вторых, сопровождение этих контрактов вплоть до полного завершения всех этапов проекта, предоставления всей отчетности и закрытия соответствующих актов по выполненным работам. За НФПК также аналитическое сопровождение трех направлений программы. Мы делаем различного рода аналитические и статистические срезы. Например, по округам, по регионам, по ведомствам (организации каких министерств участвуют в ФЦП “Кадры”) и так далее. Объем статистики очень большой. Ведь цель программы – создание условий для эффективного воспроизводства научных и научно-педагогических кадров, закрепления молодежи и сохранения преемственности в сферах науки, образования и высоких технологий. Для этого в ней предусмотрены целевые индикаторы, специалисты НФПК отслеживают, как они выполняются. Мы даем аналитическую информацию как в рамках своих отчетов, так и в формате справок, запросов, прежде всего Минобрнауки РФ, подготовки предварительных материалов для освещения в СМИ.
– Когда мы договаривались об интервью, вы сказали, что интересные аналитические результаты ожидаются в марте. Что имелось в виду?
– Создание и развитие НОЦ – одно из наиболее значимых мероприятий программы “Кадры”. В конце 2011 года завершились 502 контракта по направлению 1.1. Это очень серьезная выборка, по ней можно судить о том, какие тенденции проявились, какие эффекты наблюдаются. Можем сделать первые выводы о результативности трех лет поддержки проектов.
– То есть о том, выполнены ли целевые индикаторы?
– Кроме них результативность измеряется еще индикаторами проектными. Первая категория – количество результатов интеллектуальной деятельности (РИД) по итогам выполнения проекта – патенты, заявки на патенты. Вторая – публикации. Третья – диссертации. Четвертая – внедрение в образовательный процесс.
– Разве всего этого нет в целевых индикаторах?
– Есть, но только отчасти. Изначально целевые индикаторы, обозначенные в паспорте программы, выбраны и скомпонованы таким образом, чтобы заставить руководителей коллективов постоянно заботиться о развитии всех его участников, поскольку программа ориентирована, прежде всего, на вовлечение молодежи в научные коллективы и передачу опыта от старших к молодым. Необходимые базовые показатели у всех исполнителей достигнуты, но при более детальном анализе мы увидели, что за три года сформировались разные модели НОЦ. Это связано с особенностями творческих коллективов, спецификой областей исследования. Одни коллективы активно демонстрируют успехи в области публикаций, в том числе международных. Другие, наоборот, очень дорожат уникальностью своих результатов и уверяют, что публикации сверх базового показателя помешают им получить приоритет по патентам. А кто-то очень активно продвигает результаты научных исследований в образовательный процесс. Это не значит, что одни результативнее других. Просто на разные вещи делают акцент. Очень интересные эффекты! Их можно назвать побочными. Но  побочные – не в смысле вторичные, а именно как сопутствующие, дополнительные, ставшие видимыми из анализа массива данных по результатам выполнения трехгодичных проектов.
В целом можно сказать, что формат НОЦ решает задачу воспроизводства научных кадров во многих коллективах. Оказалось, что в его рамках очень удобно и передавать опыт, и давать молодежи возможность развиваться, проявлять инициативу, что не всегда удается молодым исследователям в обычных классических лабораториях. А здесь, в силу того что программа была сфокусирована на них, они получили возможность сразу при вступлении в эти проекты показать себя.
– Главное, чтобы ребята и дальше оставались в науке-образовании! Есть ли данные о том, сколько человек осталось работать после окончания проекта?
– На конец 2011 года число закрепленных составило по НОЦ почти 9 тысяч человек. В коллективах под руководством приглашенных ученых – 1400.
– Десять с половиной тысяч молодых исследователей – это много или мало? С чем сравнивать?
– Имеет смысл сопоставить с изначальным составом команд. По НОЦ минимальным требованием было 2 доктора наук,
3 молодых кандидата наук,
3 аспиранта, 4 студента. Если считать без учета молодых докторов, то охват молодых специалистов и студентов по мероприятию 1.1 находился на уровне 13-14 тысяч человек. По проектам под руководством приглашенных ученых на порядок меньше – около тысячи человек, что объясняется небольшим количеством контрактов. Достигнуто закрепление на уровне 60-70% от общего числа молодых участников по этим мероприятиям. Уже один этот факт свидетельствует о том, что основная задача программы решается.
Практика показывает, что если коллектив выполнил все работы и показал значимый результат, то чаще всего находит себе следующие проекты. Многие, например, указывают, что вошли в международную исследовательскую программу. Надо сказать, что в большинстве организаций есть планы по тому, как сохранить закрепившуюся молодежь.
– В адрес программы периодически звучит критика: мол, чтобы действительно удержать молодежь, нужны дополнительные ставки.
– Сейчас есть много возможностей помимо ФЦП “Кадры”: создание малых предприятий при вузах, программы “Старт” и “У.М.Н.И.К.”… Если человек осознал себя как исследователь внутри НОЦ, он может подать заявку от себя по другому мероприятию ФЦП. Если он мотивирован (а это одна из задач ФЦП – дать толчок), то пойдет дальше, возможности для этого есть. Мы с коллегами побывали во многих НОЦ, видели, что молодые занимаются исследованиями с энтузиазмом.
Но бывало и так: сначала руководители НОЦ привлекали большое количество старшекурсников к выполнению работ, а через год убеждались, что не все имеют высокую мотивацию и готовы качественно работать. Тогда руководители резко сокращали количество студентов, сохраняя требуемое условиями программы соотношение, наращивали число аспирантов – словом, находили опти мальное соотношение “вовлеченность молодежи – качество работы”. Не всегда привлечение большого количества молодых и закрепление их на ставках может повлиять на качество исследований и жизнеспособность группы.
– Какие результаты выполнения трехгодичных проектов можно еще отметить?
– Программа позволила появиться на свет качественным публикациям: 66% от их общего количества – в журналах из списка ВАК, 25% – в международных изданиях. По направлению 1.5 доля публикаций в международных изданиях больше – около 37%, часто они выполнялись в соавторстве с приглашенным ученым. Для молодого исследователя это очень хорошая школа.
Теперь об использовании результатов НОЦ в образовательном процессе. Только по завершенным проектам доработано 906 и создано 1343 новые образовательные программы. Причем, по словам исполнителей, 210 из них уникальные, то есть не имеющие аналогов. Наверное, в будущем, после экспертизы, эта цифра немного уменьшится. Но, тем не менее, в итоге почти 2250 программ, в которых так или иначе используются актуальные научные результаты. Среди них и основные образовательные программы (80%), и программы дополнительного профессионального образования. Диапазон широк: от бакалавриата до курсов опережающей профессиональной подготовки.
Чтобы количественно оценить эффект ФЦП “Кадры”, ожидаемый в ближайшие годы, мы также запрашивали исполнителей проектов, какой, по их оценке, будет аудитория слушателей образовательных программ, в которые внедрены результаты исследований. Оказалось, что по всем представленным программам планируется обучать более 160 тысяч человек в год. При этом многие исполнители рассчитывают привлечь обучающихся не только из России и стран СНГ, но также из стран Европы, из США, Китая, Японии, Вьетнама, Кореи…
По итогам первой волны трехлетних проектов сотрудники организаций-исполнителей сделали около 11 тысяч докладов на конференциях, в том числе 2700 – на мероприятиях, которые прошли за рубежом. В среднем получается примерно по
3 ежегодных выступления от НОЦ по итогам выполнения работ.
Еще один показатель – количество аспирантов, представивших диссертации в совет в 2011 году. При плановом значении 30% по направлению 1.1 он составил 52%, по направлению 1.5 – 46%. То есть молодые ученые в рамках ФЦП исследуют, защищаются, внедряют и продвигают полученные научные результаты.
– Оправдывают ли свой статус ведущие вузы?
– Вполне. Об этом говорят цифры. За три года, с 2009-го по 2011-й, из 473 организаций – победителей конкурсов по направлению 1.1 заключили не менее 10 контрактов 15 организаций. Большинство из них – вузы (14), в числе которых 11 национальных исследовательских университетов (НИУ), два федеральных и Санкт-Петербургский государственный университет. В этом списке есть одно академическое учреждение – Физико-технический институт им. А.Ф.Иоффе РАН. Наиболее результативными по мероприятию 1.1. в 2009-2011 годах оказались два НИУ: Томский (19 контрактов) и Белгородский (18 контрактов) государственные университеты.
Если же взять направление 1.5, то здесь группа передовиков представлена 12 организациями, заключившими не менее пяти контрактов. Большинство в этом списке – вузы (10 вузов), из которых 8 НИУ и один федеральный университет. Два академических института – Институт физики твердого тела и Институт элементоорганических соединений им. А.Н.Несмеянова. Наиболее результативным стал Санкт-Петербургский государственный университет, получивший право на выполнение 11 НИР.
В целом по этим двум мероприятиям представленность вузов среди победителей – на уровне 60%, в том числе МГУ и СПбГУ – 6%, а НИУ – 19% от общего количества контрактов.
– ФЦП “Кадры” прошла свой экватор: позади три года, впереди еще два. Как вы оцениваете ее значение для высшей школы и место среди других программ, поддерживаемых Минобрнауки?
– В этом интервью мы обозначили только основные результаты первой волны трехлетних проектов НОЦ. Уже по ним видно, что программа выполняет свои основные задачи. Но, учитывая глобальность вопросов развития кадрового научного потенциала, одной ее, конечно, недостаточно. Поэтому вузы и научные организации сегодня используют возможности, заложенные и в других ФЦП и в проектах, поддерживаемых Минобрнауки России. К плюсам программы “Кадры” нужно, безусловно, отнести высокий уровень соревновательности, широкий спектр тематики НИР, географический и ведомственный охват исполнителей.
Сегодня в системе академической и, прежде всего, вузовской науки реализуется значительное количество инфраструктурных проектов. Но при этом важно параллельно поддерживать и кадровое развитие сферы науки и образования. Без этого созданная инфраструктура никогда не будет эффективной и востребованной.

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF.

Спецвыпуск подготовили
Наталия БУЛГАКОВА, Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев